Главная / От первого лица / От первого лица

От первого лица

Обеспечить защиту интересов государства
Генеральный директор ФГУ «ФАПРИД» Владимир ЗУБРИН отвечает на вопросы журнала «Национальная оборона»

Интервью

Игорь КОРОТЧЕНКО

— Владимир Викторович, участвуя в совещаниях, «круглых столах», проводимых в различных правительственных комиссиях, а также заседаниях в Госдуме и Совете Федерации, мне довольно часто приходилось слышать о том, что в России создана система защиты прав государства на результаты интеллектуальной деятельности (РИД) военного, специального и двойного назначения. Что представляет собой эта система? Каковы ее предназначение, основные элементы, как она работает и насколько эффективна?

— В соответствии с требованиями отдельных актов президента и правительства Российской Федерации на Минюст России была возложена функция по защите интересов государства в процессе экономического и гражданского правового оборота результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения. Для реализации мероприятий, определенных постановлением правительства Российской Федерации «О первоочередных мероприятиях по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного  назначения» от 29 сентября 1998 г. №1132 при Минюсте России было создано Федеральное государственное учреждение «Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения (ФГУ «ФАПРИД»).

За 10-летний период совместными усилиями Минюста России (ФГУ «ФАПРИД») и других уполномоченных федеральных органов исполнительной власти фактически сформирован целостный правовой механизм защиты интересов государства на результаты интеллектуальной деятельности, включающий в себя:

– достаточно развитую нормативно-правовую базу;

– организационную структуру (функционирующую на уровне соответствующих федеральных органов исполнительной власти/ государственных заказчиков);

– надлежащее методическое и информационное обеспечение.

Именно эти основные элементы позволяют говорить о сформированном механизме защиты прав государства на РИД военного, специального и двойного назначения как о целостной системе.

Вы задали вопрос о том, – каково предназначение этой системы?

Прежде всего, следует сказать, что защита прав на результаты интеллектуальной деятельности является действенным инструментом решения таких задач, как обеспечение военной безопасности государства и повышение конкурентоспособности российской промышленности.

Существующая система на данный момент позволяет государству (в лице его уполномоченных органов) реализовать вполне конкретные цели и задачи, в частности:

– осуществлять распоряжение правами Российской Федерации на РИД военного, специального и двойного назначения и направлять в доход федерального бюджета денежные средства от распоряжения правами;

– осуществлять государственный учет результатов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в экономический и гражданско-правовой оборот;

– проводить инвентаризацию прав на результаты научно-технической деятельности и определять условия их дальнейшего использования;

– обеспечивать правовую охрану РИД военного, специального и двойного назначения (как на территории Российской Федерации, так и на территориях иностранных государств);

– осуществлять судебную защиту прав Российской Федерации на РИД военного, специального и двойного назначения.

 

ИЗ ДОСЬЕ ЖУРНАЛА «НАЦИОНАЛЬНАЯ ОБОРОНА»

 

Владимир Викторович ЗУБРИН родился 4 сентября 1950 г. в с. Белозерское Курганской области.Генерал-полковник полиции, государственный советник юстиции 1 ранга, действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 1 класса. Заслуженный юрист Российской Федерации, Почетный работник прокуратуры Российской Федерации, Почетный сотрудник ФСКН России, Почетный работник юстиции России, кандидат юридических наук.

 

 

— Какие приоритетные задачи вы ставите перед ФГУ «ФАПРИД»?

— Мы хотим сделать наше Федеральное агентство полноценным участником военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами, поскольку мы – единственная структура, которая в соответствии с нашим законодательством осуществляет правовую защиту результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения. Наша задача – защитить права России, чтобы российскую технику не копировали бесплатно, а если брали лицензию – то за деньги. Рынок оружия потому и называется рынком оружия, что там два юридических лица – продавец и покупатель. Права каждого из них должны быть защищены.

Мы отмечаем достаточно много фактов, когда наше оружие копируется во многих государствах, выпускается без соответствующей лицензии.

Во времена Советского Союза были попытки защитить права предприятий оборонно-промышленного комплекса и в целом государства. Но они были бессистемными и непоследовательными. Сейчас мы хотим создать полноценный механизм правовой защиты нашей продукции военного, специального и двойного назначения, который работал бы во всем мире. А страны, которое незаконно копируют нашу технику, должны знать, что Российское государство способно защитить свои интересы.

Даже такой всемирно известный бренд как «Калашников» нуждается в правовой защите.

 

Другой приоритетной задачей является распоряжение правами государства на РИД (в обеспечение реализации внешнеторговых контрактов, заключаемых в рамках военно-технического сотрудничества Российской Федерации с зарубежными государствами) и администрирование доходов федерального бюджета от распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, находящимися в собственности Российской Федерации (в соответствии с требованиями Федерального закона «О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов»). Здесь все логично и обосновано. Государство выделяет значительные финансовые средства на разработку продукции военного назначения, и поэтому вправе рассчитывать на то, чтобы создаваемые результаты интеллектуальной деятельности максимально эффективно использовались и от них была экономическая отдача.

Заключая лицензионные договоры с предприятиями (а их счет уже идет на тысячи), ФГУ «ФАПРИД» жестко контролирует соблюдение ими своих обязательств, при необходимости использует свои юридические полномочия – это предъявление претензий предприятиям, передача исков в суд. Вместе с тем, мы понимаем трудности предприятий, и у нас переговорный процесс проходит практически ежедневно. Это серьезная и кропотливая работа, хотя со стороны она может показаться рутинной. Но это государственная работа, в которую вовлечены все министерства и ведомства, которые имеют отношение к оборонному комплексу страны.

На днях, например, состоялось знаковое событие: мы заключили соглашение о взаимодействии с Федеральной службой по оборонному заказу. Для нас это очень важно, поскольку федеральный бюджет выделяет значительные средства на реализацию оборонного заказа, и мы защищаем часть этого оборонного заказа, который потом идет на экспорт. Аналогичные отношения у нас складываются со всеми федеральными структурами, так что каждый выполняет свою четко определенную задачу.

— Насколько открытой является информация о деятельности ФГУ «ФАПРИД»?

— Ровно настолько, насколько это позволяют действующее законодательство о военно-техническом сотрудничестве, об экспортном контроле и законодательство по защите сведений, составляющих государственную тайну.

На нашем официальном сайте (www.faprid.ru) можно подробно ознакомиться с основными направлениями деятельности ФГУ «ФАПРИД» и действующей нормативно-правовой базой, регламентирующей правоотношения в указанной сфере деятельности.

— Какие проблемы в сфере защиты прав государства на РИД военного, специального и двойного назначения на данный момент существуют и требуют своего решения?

— Несмотря на достигнутые положительные результаты по защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота РИД военного, специального и двойного назначения, в этой сфере еще существуют проблемы, требующие своего законодательного и практического решения.

В частности, в соответствии с действующим законодательством вопросы закрепления прав на создаваемые за счет средств федерального бюджета результаты интеллектуальной деятельности должны решаться на уровне условий, содержащихся в государственных контрактах на выполнение НИОКР. Однако рядом действующих подзаконных правовых актов государственным заказчикам даны разные предписания по вопросам закрепления прав на результаты НИОКР. В этой связи, отсутствие однозначно понимаемых правил принятия государственными заказчиками решений об условиях государственного контракта (в части закрепления прав на создаваемые РИД) может привести либо к утрате прав государства на высокотехнологичные разработки, либо к неоправданному ограничению инициативы разработчиков при использовании этих разработок в целях, не связанных с федеральными государственными нуждами (подобные негативные примеры известны).

Борьба с незаконным клонированием российских образцов вооружений – одна из важнейших задач, стоящих перед ФАПРИД.

 

Другой серьезной проблемой является обеспечение правовой охраны разработок вооружений и военной техники, передаваемых в рамках военно-технического сотрудничества Российской Федерации с зарубежными государствами. На ее решение направлен разработанный проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с зарубежными государствами», определяющий охрану и защиту прав государства на РИД в качестве одного из принципов государственной политики в сфере военно-технического сотрудничества. В настоящее время законопроект внесен Минюстом России на рассмотрение в правительство Российской Федерации.

Особое внимание должно быть уделено международным аспектам защиты результатов интеллектуальной деятельности. Речь идет о практической реализации заключенных межправительственных соглашений о взаимной охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двухстороннего военно-технического сотрудничества.

На данный момент нами подготовлены и представлены в Минюст России предложения, направленные на совершенствование работы по реализации указанных соглашений. Их основная цель заключается в том, чтобы наладить на международном уровне проведение претензионной работы по предотвращению нарушений прав Российской Федерации и российских предприятий на результаты интеллектуальной деятельности. Пока же механизм предотвращения несанкционированного копирования российских ВиВТ иностранными партнерами находится на стадии формирования.

— Насколько легитимна деятельность ФГУ «ФАПРИД» после вступления в законную силу части четвертой ГК РФ?

— Одним из главных «подтверждений» легитимности деятельности ФГУ «ФАПРИД» – это вынесенные судами решения по конкретным искам в пользу государства. Так, только в 2009 году в суды нами было подано 19 исковых заявлений, связанных с нарушением прав государства на результаты интеллектуальной деятельности (по 9 искам судами уже приняты положительные решения в пользу Российской Федерации).

Анализ прохождения слушаний по судебным процессам, связанным с защитой нарушенных прав государства на результаты интеллектуальной деятельности и законных интересов Российской Федерации показывает, что в настоящее время происходит становление арбитражной судебной практики по защите прав Российской Федерации в лицензионных правоотношениях. Согласно этой практике, только сейчас формируются правовые позиции в рассматриваемой сфере защиты результатов интеллектуальной деятельности по вопросам о предназначении федерального бюджета, об обязательности участия в судебных процессах представителей уполномоченных федеральных органов исполнительной власти (включая Минюст России, Минфин России, ФСВТС России, государственных заказчиков, а также ФГУП «Рособоронэкспорт»), о месте рассмотрения исков, о нераспространении исковой давности на лицензионные договоры по предоставлению прав Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности, а также о специфике лицензионных договоров (их взаимосвязи с бюджетными правоотношениями), о предоставлении прав Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности и др.

— Борьба с незаконным клонированием российских образцов вооружений – такая работа ведется, опираясь на определенную нормативную базу, или это предмет конкретных переговоров с конкретными государствами, ведомствами той или иной страны?

— Работа очень сложная и ведется по разным направлениям. Конечно, она носит правовой характер. В частности, по нашей инициативе было разработано и утверждено правительством Российской Федерации Типовое межправительственное соглашение о взаимной охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества с иностранными государствами. Фактически оно является правовой основой для проведения переговоров с уполномоченными органами иностранных государств. На данный момент Российской Федерацией заключено 21 такое соглашение с рядом государств, 18 из них – уже вступили в силу.

Заключению таких соглашений предшествует процесс предварительных консультаций на уровне рабочих комиссий и групп, длящийся порой, к нашему сожалению, годами.

На начальных этапах межгосударственных, межправительственных переговоров по вопросам военно-технического сотрудничества (которые представляют наши государственные структуры, – естественно, Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству и другие уполномоченные государственные органы), мы инициируем рассмотрение положений о взаимной правовой охране РИД военного назначения, в том числе предусматривающих применение санкций в отношении иностранных участников, нарушающих права на РИД принадлежащие Российской Федерации и отечественным предприятиям-разработчикам. И это естественно. Если бы эти нормы не предусматривались, тогда зачем вообще заключать соглашения? Конечно же, мы надеемся всегда на то, что наши коллеги из государств, с которыми мы заключим такое соглашение, будут добросовестными участниками и будут выполнять все условия, о которых говорит официальное соглашение. Ну и предусматриваем осуществление комплексных мер, включая судебные урегулирования защиты таких прав.

Программа «Брамос» – пример цивилизованного сотрудничества в сфере ВТС между Россией и Индией.

 

— Это арбитраж?

— Конечно, это арбитражный механизм. Но у нас такой практики в России нет. Мы обращаем внимание на другие государства, которые имеют подобную практику. Но эта практика носит во всем мире единичный характер.

— То есть фактически это прецедентное право?

— Фактически да. Есть единичные случаи, чтобы какое-то государство обратилось к другому государству с официальным иском в какой-то арбитражный суд на его территории, или в Стокгольме предъявило иск.

Именно поэтому, следует сформировать четкий ясный, понятный и действенный механизм защиты прав государства на результаты интеллектуальной деятельности РИД при их нарушениях за рубежом. К примеру, за рубежом продолжаются производство и продажа гранатометов в основе которых лежит российский аналог. Ранее, он по лицензии был передан одной из восточно-европейских стран, потом попал на территорию Грузии, куда был поставлен, а наши силовые структуры изъяли его в Чечне. Вот какой долгий путь, целая цепочка, и это не единичный случай. Или тот же автомат Калашникова – он распространен во всем мире, и когда недавно сомалийские пираты захватили наше судно «Московский университет» – они были с автоматами Калашникова. Как они к ним попали, какая страна их выпустила?

В общем, существует круг непростых вопросов, решать которые просто необходимо, поскольку они затрагивают интересы государства, российских предприятий – разработчиков, серьезным образом влияют на нашу репутацию и имидж на международном рынке вооружений и военной техники.

— Какой процент от суммы экспортного контракта предприятие должно заплатить государству в лице ФГУ «ФАПРИД»?

— Предельные размеры платежей, взимаемых в соответствии с заключаемыми ФГУ «ФАПРИД» лицензионными договорами согласованы Минфином России и утверждены приказом Минюста России от 21.03.2008 г. №72.

Вместе с тем, применительно к каждому конкретному случаю поставки продукции военного назначения, размер лицензионного платежа рассчитывается на основании утвержденного упомянутым приказом Порядка взимания платежей в соответствии с заключаемыми лицензионными договорами. Таким образом, в гражданский оборот вовлекаются права государства на РИД, имеющие экономически обоснованную стоимость.

— Ряд оружейных брендов, которые используются для обозначения оружия, незаконно выпускаемого в третьих странах – автомат Калашникова, гранатомет РПГ-7 и другие – не менее известны, чем та же «Кока-Кола». Это ценнейший актив, который стоит десятки миллионов долларов. И исключительные права на них должны быть у России.

— Вы абсолютно правы. Мы, государство, себя недооцениваем. В России огромный опыт создания интеллектуальной собственности. Но видимо при подготовке наших специалистов это не учитывалось. Создавая эту оборонную продукцию и торгуя ею, мы не думали, что найдутся люди, государства, которые будут использовать эти бренды в своих корыстных интересах, получая при этом приличные деньги.

Наш оборонный комплекс — один из лучших в мире, и наше оружие великолепно. Но при этом юридическим вопросам мы мало уделяли внимание. В советские времена кто такой был юрист? Никто особенно с ними не считался. Считали что главный – это инженер, руководитель какого-то профиля, рабочие профессии. Если бы не был создан правовой нигилизм в стране с 1917 года, такого бы не было. Мы же его создали, и сейчас прилагаем усилия, чтобы его преодолеть. И чем быстрее мы его преодолеем особенно в сфере оборонно-промышленного комплекса, тем быстрее страна совершит тот рывок, о котором говорят наши руководители.

— В марте этого года президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым утверждены Основы государственной политики в области развития оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. Что конкретно предусматривается Основами реализовать в части защиты прав на интеллектуальную собственность и кто, конкретно, будет ответственным за их реализацию?

— Полагаю, что данный вопрос следует рассматривать в контексте тех действий, которые в настоящее время предпринимаются президентом и правительством Российской Федерации по перераспределению функций отдельных федеральных органов исполнительной власти (в части распоряжения правами государства на РИД), а также принятию дополнительных мер по контролю за созданием и использованием прав государства на РИД.

Как следует из утвержденных президентом Российской Федерации Основ государственной политики в области развития оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, вопросы защиты прав на РИД военного, специального и двойного назначения своей важности и актуальности не утратят.

В этой связи представляется, что подготавливаемый в настоящее время Институтом законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ законопроект «О результатах интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения» является своевременным и позволит законодательно устранить ряд имеющихся проблем.

В заключение хотел бы отметить, что предполагаемые меры по оптимизации существующей системы защиты прав государства на РИД военного, специального и двойного назначения и совершенствованию законодательства должны быть органично увязаны с общей государственной политикой по переводу экономики на инновационные рельсы, предусматривающей эффективное использование прав государства на РИД, созданных за счет средств федерального бюджета.