Главная / Только в электронной версии / Только в электронной версии

Только в электронной версии

Ядерное разоружение и будущее России
Формат переговоров между РФ и США по СНВ не обеспечивает интересы национальной безопасности

Лозунг Стратегического авиационного командования США: «Мир – наша профессия». Это – и лозунг всех, кто имеет профессиональное отношение к российским ракетно-ядерным вооружениям. Но сегодня ситуация складывается так, что к делу защиты мира за счет эффективных средств обеспечения ядерной стабильности, то есть – ядерных вооружений России, должны подключиться все круги российского общества. Сегодня ядерная оружейная проблематика касается всех!

Сергей БРЕЗКУН

 

В 2009 г. начались переговоры между РФ и США в ядерной оружейной сфере, однако их «формат» абсолютно не обеспечивает интересы национальной безопасности уже потому, что даже законодательная власть России – депутаты Государственной Думы, не говоря уже об аналитических оборонных структурах и военно-политических экспертах, не имеет никакой официальной информации о сути и содержании переговоров.

Никакими ссылками на конфиденциальность и секретность такое положение вещей не оправдывается. Напомню, что общий формат будущего договора СНВ-2, подписанного сторонами в январе 1993 г., был известен сразу после подписания летом 1992 г. Рамочной договоренности, предварившей СНВ-2. То есть, критическая экспертиза будущего договора стала возможной за полгода до подписания договора. Сегодня высшие лица России заявляют о почти полной готовности договоренностей, но о чем договорено – толком не знает никто даже из тех, кому это положено, казалось бы, знать по долгу службы или в силу официального статуса. Тем более такая информация недоступна независимым экспертам и общественности.

Почему происходит так? Не потому ли, что идеи нового договора концептуально сомнительны для России? А ведь сегодня подобные переговоры должны проводиться в обстановке широкой гласности при обеспечении возможности проведения широкой общенациональной дискуссии по проблеме.

Именно недопустимая ситуация вокруг ведущихся российско-американских переговоров властно ставит вопрос о необходимости перехода к вообще новой дипломатии, когда перспективные внешнеполитические планы и намерения национальных правительств обязаны доводиться до сведения общенациональной аудитории, до народов, уже в ходе их «обкатки». И уж, во всяком случае, в реальном масштабе времени и заблаговременно должна быть информирована высшая представительная власть стран, вовлеченных в процесс.

Однако нынешние российско-американские переговоры проходят в режиме, прямо противоположном – при странной и недопустимой засекреченности и спешке. Хотя в который раз приходится напоминать, что оснований для авралов нет – до 2012 г. «правовое поле» обеспечивается договором об СНП.

Так к чему спешка и секретность? Кому они нужны? Я задаю вопрос буквально – хотелось бы знать поименно состав делегации РФ на переговорах, включая имена официальных экспертов делегации!

В докладе Русскому интеллектуальному клубу «Пределы сокращения», подготовленном в академических кругах группой серьезных ученых, в число которых входят Г.Г. Малинецкий, С.Ю. Малков, В.И. Ковалев, уместно цитируется «Государь» Макиавелли: «...то оружие священно, на которое единственная надежда». В обозримый исторический период единственная прочная надежда России – ее ядерные вооружения.

Это недавно подтвердил и патриарх Кирилл, напомнив, что ядерное оружие, разрабатываемое в Российском федеральном ядерном центре в Сарове, предотвратило Третью Мировую войну. Он также заявил: «Мы должны стремиться к миру без оружия, но так, чтобы это стремление не разрушило, в том числе, и нашу страну». Увы, стремление официальной России разоружаться, несмотря ни на что, ведет – почти автоматически – в перспективе именно к разрушению России.

Не думаю, что этого хотят президент Медведев и премьер Путин, министры Лавров и Сердюков, политики Грызлов и Миронов, генералы Российской армии...

Но кто-то же этого хочет? Кто? Кто дезориентирует высшую власть?

Приведу цитату из упомянутого выше доклада «Пределы сокращения», где сказано: «Возникает много вопросов по поводу ведущихся в настоящее время российско-американских переговоров по глубоким сокращениям СЯС. Даже на самый поверхностный взгляд бросается в глаза ряд аномалий, свойственных именно этим переговорам. Во-первых, они идут под глубокой завесой конфиденциальности, исключительно слабо комментируются прессой, да и то в самом общем виде. Во-вторых, планом переговоров заданы исключительно (нереально) короткие сроки для выработки договоренностей... Куда и зачем мы так спешим?».

То, что наиболее ответственно мыслящая часть российского общества встревожена, доказывают и цитируемый доклад группы серьезных экспертов, и слова высшего православного иерарха, и многое другое. В последнее время эта озабоченность проявилась также в официальном заявлении фракции КПРФ в Государственной Думе, опубликованном 11 февраля 2010 г. В нем сказано, что КПРФ «обеспокоена странной скоропалительностью, которую демонстрирует руководство России в ходе переговоров с США о заключении нового договора о сокращении наступательных вооружений».

В заявлении далее говорится: «Спешку объясняют окончанием действия договора СНВ-1. Однако Россия и США до 2012 г. находятся в режиме другого действующего договора – СНП, не позволяющего наращивать сторонам ядерный арсенал. Зачем же так срочно нужен новый договор? И почему даже депутаты Государственной Думы не имеют конкретной официальной информации о содержании переговоров и сути достигнутых договоренностей?

Можно ли говорить о серьезной проработке нового договора, если он готов после полугодовой работы, в то время как над СНВ-1 стороны работали годами? И это при том, что СССР не уступал США в военной мощи и влиянии на мировые события.

Судя по всему, народы России хотят поставить перед фактом «келейного» заключения договора, необратимо уничтожающего массированный ракетно-ядерный потенциал РФ в условиях будущего развертывания национальной ПРО США, а также размещения отдельных элементов ПРО в Румынии. Результатом может стать фактически одностороннее ядерное разоружение России, ликвидация ее суверенитета и полный подрыв глобальной стабильности...».

Это – взвешенная и точная оценка положения дел одной из ведущих политических партий России. Но в заявлении депутатов Государственной Думы от КПРФ имеется и конкретное деловое предложение. Фракция КПРФ, считая сложившуюся ситуацию «крайне тревожной, угрожающей нашей национальной безопасности и суверенитету России», предложила провести специальное заседание парламента в закрытом режиме для отчета российской делегации на переговорах по СНВ с приглашением на заседание высших должностных лиц Российской Федерации.

Это заявление было опубликовано в прессе и необъяснимым образом повисло в воздухе. Как можно отказываться, а тем более игнорировать подобные предложения? При этом российским переговорщикам поручается ускорить подготовку договора. Это не объяснимо никакими рациональными причинами.

То, как сегодня какие-то анонимные даже для военно-политической общественности круги с упорством провокаторов толкают Кремль к скорейшему заключению нового договора по СНВ, до жути напоминает те мрачные времена, когда горе-«эксперты» и горе-«переговорщики» подвесили над российскими СЯС и прежде всего над РВСН дамоклов меч СНВ-2.

Я не буду сейчас заниматься анализом возможного облика ядерных вооружений сторон, который определяется готовящимся договором. Ведь точно ничего не известно! Предполагать же можно все, особенно при поразительном для профессионалов «коридоре» от 500 до 1000 носителей, который был обнародован. Но заранее можно утверждать, что США никогда не пойдут на ослабление уже имеющегося их почти двойного превосходства над Россией, которое, пока что, не привело, слава Богу, к слому системного паритета.

В экспертных кулуарах приходится слышать разное. Так, в ответ на мнение о том, что США в очередной раз попытаются словчить и, добившись физического уничтожения наших МБР типа Р-36, сохранят возвратный потенциал МБР «Минитмен-III» за счет перевода их в квази-моноблочное состояние (как это предполагалось в СНВ-2) или на неядерное оснащение, кое-кто говорит: «Но почему «тридцать шестые» обязательно будут уничтожать? Может быть, и мы сможем поступить так же, включая неядерный вариант их оснащения?»

Что ж, это было бы не так уж и плохо, но в этом ли направлении действуют российские переговорщики? И какую вообще судьбу готовит новый договор нашим «тяжелым» МБР? Мне твердят об усиливающейся деградации наших СЯС, об обреченности «тридцать шестых» после 2015 г. Помилуйте! До 2015 г. дожить надо! Дожить хотя бы с умирающими МБР, потому что именно они обеспечивают неопределенность результата первого удара потенциального агрессора по РФ и, тем самым, обеспечивают эффективное ядерное сдерживание.

В который раз приходится говорить, что нам важно то, что есть у нас, а не то, что есть у США. А под прикрытием реально эксплуатирующихся «тяжелых» МБР, пожалуйста, – переоснащайте РВСН «Тополями», готовьте и запускайте в производство новую «тяжелую» МБР российского производства.

Вот еще вопрос: «Как новый договор учитывает КРМБ США и учитывает ли он их?»

А как...

Впрочем, зачем же гадать на «кофейной гуще», когда можно просто заслушать отечественных переговорщиков в российском парламенте хотя бы в закрытом режиме? При том, что ситуация взывает к открытой национальной дискуссии!

Я понимаю, что у Москвы сейчас во многом связаны руки – сделано уже слишком много если не юридически, то психологически обязывающих заявлений относительно готовности резко сокращать СЯС РФ. Однако есть простой выход, опирающийся на международные прецеденты, в том числе и в сфере как советско-американских, так и российско-американских отношений. Федеральное Собрание РФ никакими заявлениями не связано, и оно после рассмотрения ситуации может заявить о своей неготовности вотировать резкие сокращения в обозримой перспективе.

Минимально ответственное решение – однозначный отказ от спешки в заключение жизненно важных для нас договоренностей с последующей организацией спокойной и обстоятельной экспертизы предложений сторон прежде всего в стенах Государственной Думы РФ и Совета Федерации РФ. А уж затем – принятие тех или иных решений.

Иной образ действий может привести и Россию, и мир, к эпохе нестабильности и катаклизмов, которые способны обрушить вообще всю мировую цивилизацию.

Сергей Тарасович Брезкун - профессор Академии военных наук, помощник депутата Государственной Думы