Главная / Концепции / Концепции

Концепции

Новая ядерная стратегия США
Стратегическую стабильность США планируют обеспечивать за счет развития системы противоракетной обороны и средств неядерного сдерживания

В прошлом номере журнала «Национальная оборона» (№4, 2010 г.) были опубликованы первые оценки российских экспертов по поводу новой американской ядерной доктрины (см. статью Владимира Козина «Новая ядерная доктрина США: анахронизм сохраняется). Сегодня мы предлагаем нашим читателям материал, который раскрывает подробности этого концептуального документа.

Владимир ЛУМПОВ

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

В Вашингтоне 6 апреля 2010 г. опубликован доклад Министерства обороны США «Обзор ядерной политики и состояние ядерных сил» (Nuclear Posture Review), фактически закладывающий основы новой ядерной стратегии США. Документ разработан ведущими гражданскими и военными экспертами Пентагона, Госдепартамента, Министерства энергетики, Совета национальной безопасности и других правительственных ведомств. В докладе анализируются существующие и потенциальные ядерные угрозы Соединенным Штатам, уточнены роль и место ядерного оружия и ядерного сдерживания в обеспечении национальной безопасности, намечены основные направления развития ядерных сил, инфраструктуры, обеспечивающей их надежное функционирование, сформулированы подходы к проблеме дальнейшего ядерного разоружения.

В целом содержание ядерной стратегии США и ее новации министр обороны США Р. Гейтс оценил как «умеренные и сбалансированные». Положения стратегии соответствуют общему духу концептуальных документов, принятых действующей администрацией США, в том числе документам 2010 г. – «Всестороннему обзору состояния и перспектив развития ВС США» и «Стратегии противоракетной обороны».

Структурно представленный Министерством обороны США Обзор включает предисловие, краткую аннотацию доклада министра обороны, введение и семь глав:

— ядерная обстановка: состояние и перспективы развития;

— предотвращение распространения ядерного оружия и ядерного терроризма;

— снижение роли ядерного оружия США в реализации стратегии национальной безопасности;

— поддержание стратегической стабильности и обеспечение стратегического сдерживания в условиях сокращения ядерных сил;

— укрепление регионального сдерживания и гарантий безопасности американских союзников и партнеров;

— сохранение надежного, безопасного и эффективного ядерного арсенала;

— взгляд вперед: к безъядерному миру;

— повторяющие своей трактовкой выдвинутые в обзоре ключевые принципы современного подхода новой администрации США к вопросам ядерной политики и безопасности на последующие 5-10 лет и более долгосрочную перспективу.

Американские аналитики считают весьма реальной угрозу ядерного терроризма.

 

Разработчики ядерной стратегии США считают, что в последние годы система международной, в том числе ядерной безопасности претерпевает коренные изменения, характеризуется появлением на месте факторов глобального противоборства многочисленных потенциальных противников, источников конфликтов и вызовов, расширением спектра трудно прогнозируемых вариантов развития событий. Угроза ядерной войны снизилась, однако мир не стал для США более безопасным. Возрастает риск нападения с применением ядерного оружия, поэтому принятая в предыдущих стратегиях политика сдерживания, в основу которой было положено ядерное противостояние с одной страной, должна быть адаптирована к новым условиям.

Основной угрозой ядерной безопасности США и всего мирового сообщества в целом в Обзоре рассматривается ядерный терроризм, возрастание заинтересованности и активизация деятельности международных террористических организаций в получении доступа к ядерному оружию. При этом у разработчиков Обзора не остается сомнений в том, что это оружие террористами будет использовано.

В Обзоре подчеркивается необходимость содействовать активизации усилий международного сообщества в противодействии ядерному терроризму, для чего, в первую очередь, необходимо обеспечить гарантированную безопасность хранения, транспортировки и использования ядерных материалов, оружия и технологических продуктов, а в случае нападения – добиться минимальных потерь среди населения, снизить экономические последствия и принять самые жесткие ответные меры к агрессору.

Другой угрозой безопасности США ядерная стратегия называет распространение ядерного оружия во все большем количестве государств. В первую очередь это предупреждение относится к Ирану и КНДР, которые в нарушение резолюций Совета Безопасности ООН и международных договоренностей продолжают национальные ядерные и ракетные программы, сводя на нет усилия остального мира в этом вопросе.

В случае сохранения такого положения отдельные страны Европы и Азии, не обладающие ядерным потенциалом в настоящее время, в будущем, скорее всего, не смогут полагаться на сложившуюся в мире систему ядерного сдерживания. Такие страны будут вынуждены принять меры к обладанию ядерным оружием или технологиями его производства, что вызовет очередной виток неконтролируемого распространения.

Обозначив главные угрозы ядерной безопасности, администрация США подчеркивает важность дальнейшего сближения позиций по ядерным вопросам с ведущими ядерными державами – Россией и Китаем.

Отмечается, что характер отношений с Российской Федерацией в последние годы существенно изменился, позиции государств по многим направлениям строительства системы международной безопасности сблизились, однако по отдельным вопросам расхождения продолжают иметь место. Особую озабоченность США вызывает модернизация ядерного арсенала РФ, по-прежнему представляющего неотвратимую угрозу национальной безопасности США.

США продолжают убеждать Российскую Федерацию в том, что развертывание системы ПРО, равно как и разработка МБР нового поколения в неядерном варианте не нарушит стратегический баланс сил.

 

В отношении КНР документ подчеркивает рост взаимозависимости двух стран в рамках мероприятий по противодействию глобальным угрозам. Признавая существенное влияние КНР на мировую систему обеспечения безопасности, США обеспокоены масштабами и темпами военного строительства в Китае, в том числе наращиванием количественного потенциала ядерных сил этой страны в условиях отсутствия прозрачности этого процесса.

Общее состояние ядерной политики и ядерных сил США стратегия характеризует как «нуждающиеся в адаптации к современным условиям обстановки», понимая под такой адаптацией следующее:

— сохранение и совершенствование достаточного, надежного, безопасного и эффективного ядерного арсенала для поддержания стратегической стабильности с другими главными ядерными державами, сдерживания потенциальных противников и заверения союзников и партнеров в неизменности обязательств США в обеспечении их надежной безопасности;

— восстановление и модернизация ядерной инфраструктуры на территории США и в районах передового базирования;

— повышение интенсивности мероприятий по строительству системы международного противодействия угрозам ядерного терроризма и нарушению режима нераспространения;

— надежное обеспечение региональной безопасности, предоставление союзникам гарантий защиты и поддержки со стороны США в случае угрозы ядерного нападения;

— заключение и выполнение двусторонних договоренностей с Российской Федерацией о сокращении ядерного арсенала;

— отказ от отдельных установок «холодной войны», а именно снижение роли и значимости ядерного потенциала в решении вопросов национальной безопасности, как следствие изменения геостратегической обстановки и повышения возможности обычных средств поражения ВС США;

— подтверждение обязательств не проводить ядерные испытания;

— обеспечение безопасного управления ядерным арсеналом и функционирования объектов инфраструктуры.

В связи с ростом числа стран, имеющих ядерное оружие, а также высокой вероятностью попадания оружия массового поражения к боевикам международных террористических организаций, военно-политическое руководство США будет продолжать политику по созданию глобального режима ядерного нераспространения и активизации международных усилий в борьбе с возросшей угрозой ядерного терроризма. В сложившейся в настоящее время обстановке эти направления по ведению политики в ядерной сфере будут иметь приоритетное значение для руководства страны.

В связи с возрастанием угрозы попадания ядерного оружия к боевикам международных террористических организаций, руководство США предлагает объединить и акцентировать международные усилия в данном направлении. С целью предотвращения ядерного терроризма администрация США планирует:

— расширить число партнеров, поддерживающих инициативу Б. Обамы по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ИБОР-ОМУ), одобренную резолюцией Совета Безопасности ООН №1887;

— проведение 12-13 апреля с.г. саммита по ядерной безопасности, где представители как минимум 40 стран мира должны будут выработать конкретные меры по противодействию угрозам распространения ядерного оружия и ядерного терроризма;

— увеличить финансирование программы Управления по национальной ядерной безопасности NNSA (National Nuclear Security Administration) по нераспространению ядерного оружия на 2011 г. до $2,7 млрд. (рост на 25% по сравнению с текущим годом);

— ускорить ратификацию инициативы по сокращению глобальной угрозы (Global Threat Reduction Initiative) с целью обеспечения надежной сохранности ядерных материалов; модернизировать все существующие атомные реакторы так, чтобы они работали на топливе, которое не может быть использовано в военных целях; вернуть российский и американский высокообогащенный уран из тех стран, куда он был предоставлен для проведения исследований;

— ускорить ратификацию Международной программы контроля над экспортом ядерных материалов (МПКЭЯМ, International Nuclear Material Protection and Cooperation Program) с целью установки систем защиты на российские комплексы вооружений и расширения стратегического сотрудничества с другими странами за пределами бывшего СССР;

— оказывать помощь странам мира в обеспечении безопасности и утилизации ядерного оружия и средств его доставки на основе совместных государственных программ, программы «Совместное снижение угрозы со стороны бывшего Советского Союза», а также резолюции №1540 Совета Безопасности ООН;

— укрепить систему международного сотрудничества по обнаружению и пресечению контрабанды ядерных материалов; расширить область применения инициативы по безопасности контейнерных перевозок (Container Security Initiative) с помощью установки в наиболее крупных морских и аэропортах систем по обнаружению ядерных материалов. Также необходимо создать на основе принятой 77 странами глобальной инициативы по борьбе с ядерным терроризмом (Global Initiative to Combat Nuclear Terrorism) дееспособный международный институт, основной целью которого будет координация международного сотрудничества по предотвращению актов ядерного терроризма;

— продолжить проводить исследовательские работы по идентификации принадлежности материалов, которые могут быть использованы в актах ядерного терроризма;

— выработать комплекс мер, которые будут применяться к государствам и негосударственным объединениям в случае оказания ими научной, финансовой или какой-либо другой помощи террористическим группам в подготовке актов ядерного терроризма.

Министр обороны США Роберт Гейтс пользуется полной поддержкой президента Барака Обамы.

 

Использование атомной энергии в мирных целях должно осуществляться с исключением возможности распространения оружия массового поражения. В связи с этим руководство США будет прилагать все необходимые усилия к обновлению условий Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В основу нового документа должны войти принципы исключения вероятности попадания ядерного оружия к странам, не владеющим им, стремления ядерных стран к разоружению, усиления роли ООН и других международных организаций по контролю над использованием атомной энергии государствами мира.

В рамках данной инициативы руководство США предлагает:

— предотвратить намерения военно-политического руководства Ирана и КНДР по созданию собственных средств массового поражения;

— усилить возможности Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) по выявлению нарушений среди государств, подписавших ДНЯО. Для эффективного обнаружения несоблюдения предоставленных гарантий по использованию атомной энергии в мирных целях необходимо увеличить финансовые и административные ресурсы, предоставляемые МАГАТЭ. Руководство США намерено повысить число внебюджетных взносов в МАГАТЭ, а также продолжить политику по склонению остальных стран мира к оказанию всей необходимой поддержки сотрудникам Агентства. При наличии комплекса административных, финансовых и технологических ресурсов МАГАТЭ сможет в будущем эффективно выявлять и противостоять угрозам безопасности мирового сообщества;

— выработать комплекс мер, применяемых к странам, нарушившим ДНЯО. При этом государства не должны избежать ответственности с помощью выхода из состава участниц Договора;

— усилить контроль над оборотом средств и технологий, которые могут быть использованы для разработки ядерного оружия. При этом особое внимание необходимо уделить технологиям дообогащения урана и переработки использованного ядерного топлива. В связи с этим целесообразно преобразовать инициативу Б. Обамы по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ИБОР-ОМУ) (Proliferation Security Initiative) в международную организацию, в рамках которой около 90 стран мира будут обмениваться разведывательной информацией и координировать свои действия по предотвращению распространения ядерных технологий и оружия. Также необходимо сосредоточить международные усилия на выявлении и пресечении источников финансирования деятельности по распространению оружия массового поражения;

— сосредоточить международные усилия на исключении возможности использования отработанного ядерного топлива в военной сфере. Для этого необходимо более активно сотрудничать в рамках программы «Глобальное партнерство в сфере ядерной энергии» (Global Nuclear Energy Partnership). Кроме того, разработать систему резервуаров для отработанного ядерного топлива, одобренных МАГАТЭ (по примеру резервуара «Ангарск» в Российской Федерации). Вместе с тем, необходимо организовать программу по альтернативному использованию отработанного ядерного топлива, например, в медицинской и сельскохозяйственной сферах.

Усилия военно-политического руководства США по контролю над ядерными вооружениями, а также по снижению роли ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности являются одним из ключевых факторов деятельности по предотвращению распространения ядерного оружия. С целью демонстрации серьезности своих намерений правительство США планирует:

— принять новый Договор о СНВ, согласно которому количество ядерных вооружений России и США будет ниже уровней, предусмотренных Договорами СНВ-1 и СНВ-2. Меры по контролю состояния ядерных сил России и США, предусмотренные в новом договоре, сделают стратегические отношения двух стран более стабильными и предсказуемыми. Также планируется проведение переговоров с другими ядерными странами по вопросам сокращения количества ядерных вооружений и ревизии государственной политики в ядерной сфере;

— продолжить деятельность по ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Ратификация данного договора имеет решающее значение в деятельности по сокращению роли ядерного оружия в обеспечении государственной безопасности и ядерному разоружению. Принятие ДВЗЯИ США должно будет заставить другие государства также ратифицировать указанный документ. Введение моратория на испытания ядерного оружия поможет укрепить глобальную стратегическую стабильность;

— инициировать продолжение международных переговоров по ратификации Договора о запрещении производства расщепляющихся материалов. Очевидно, что переговоры займут длительный срок, однако принятие договора позволит обеспечить не только национальную безопасность США, но и стабильность во всем мире;

— продолжить совместную российско-американскую деятельность по утилизации 68 тонн оружейного плутония, использование которого в оборонительных целях исключено;

— продолжить создание национальной программы по избавлению стран мира от ядерного оружия. Основу программы составит разработка технологий по обнаружению подпольной деятельности государств в ядерной сфере.

Относительно собственных ядерных инициатив в Обзоре отмечается, что налаживание и укрепление стратегического партнерства с Россией, наличие и совершенствование в США «непревзойденных» арсеналов высокоэффективных систем неядерного оружия, достигнутые успехи в создании и развертывании системы ПРО создают условия для дальнейшего сокращения арсеналов и снижения роли ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности США.

В период 2010-2015 гг. на модернизацию В-2А будет выделено более $1 млрд.

 

В связи с этим США планируют сосредоточить усилия на создании альтернативной системы обеспечения безопасности для страны и ее партнеров, повышение роли обычных вооружений как альтернативного ядерному оружию фактора по предотвращению нападения на США и их союзников. Более того, руководство США в Обзоре заявляет о гарантии неприменения ядерного оружия в отношении стран-участниц ДНЯО в обмен на исполнение ими обязательств в рамках договора. Однако тут же утверждается, что переводить ядерное оружие исключительно в ранг средства предотвращения ядерного удара еще рано. Поэтому, в связи с быстрым развитием биотехнологий и значительным возрастанием количества стран, владеющих ядерным оружием без каких-либо международных обязательств, американское правительство оставляет за собой право на применение ОМП в чрезвычайных обстоятельствах, случае угрозы жизненно важным интересам США и их союзников. Данная политика, по мнению разработчиков Обзора, призвана склонить остальные страны мира к международному сотрудничеству в сфере нераспространения ядерного оружия.

Что касается сокращения арсенала стратегических ядерных вооружений, то администрация США заявляет о готовности неукоснительного выполнения своих обязательств в соответствии со статьей (пунктом) VI Договора о СНВ с целью достижения значительного прогресса в процессе разоружения в течение последующих 5-10 лет.

В Обзоре подтверждается готовность к взаимному с РФ сокращению оперативно развернутых ядерных боезарядов до 1550 единиц к 2018 г. Это на 30% меньше, чем было установлено Договором о СНП (2200 единиц к 2012 г.). Также предполагается ограничить количество пусковых установок МБР, БРПЛ и на самолетах бомбардировочной авиации (общее количество носителей) – до 800, как развернутых, так и неразвернутых, а количество оперативно развернутых носителей – до 700. Кроме того, принято решение засчитывать один бомбардировщик В-52Н или В-2А как одно стратегическое средство доставки, несущее один боезаряд.

В Обзоре подчеркивается, что американские стратегические ядерные силы – стратегические ракетные силы наземного базирования, морского базирования и стратегическая бомбардировочная авиация, остаются главным средством сдерживания ядерного нападения против США, их союзников и партнеров.

К перспективному облику существующей ядерной триады и ее отдельных компонентов стратегия предъявляет следующие требования:

— обеспечение стратегической стабильности через гарантированную способность нанесения ответного удара;

— сохранение в каждом из компонентов триады потенциала, достаточного, в случае требований ситуации, для выполнения «своих» задач и задач другого компонента;— повышение значимости стратегического сдерживания обычными средствами в рамках концепции «быстрый глобальный удар»;

— поддержание готовности всего национального ядерного комплекса, включая инфраструктуру, подготовленных военных и гражданских специалистов.

В части, касающейся структуры стратегических ядерных сил, новая стратегия ориентируется на сохранение на вооружении всех систем нынешней триады, а именно: ПЛАРБ «Огайо» с БРПЛ «Трайдент-2», межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Минитмен-3», а также стратегических бомбардировщиков В-52Н и В-2А.

На вооружении наземного компонента СНС США находится 450 МБР «Минитмен-3» с одной или тремя боеголовками.

Согласно новой стратегии, как минимум до 2020 г. в боевом составе морского компонента ядерной триады будут находиться все 14 ПЛАРБ типа «Огайо» с БРПЛ «Трайдент-2». Вопрос о возможном сокращении их количества с 14 до 12 предполагается рассмотреть не ранее 2015 г., в зависимости от характера оперативной обстановки и технического состояния лодок. Тем не менее, даже в случае сокращения количества носителей, количество боезарядов, развернутых на БРПЛ «Трайдент-2», уменьшать не планируется. Вывод из боевого состава флота первой ПЛАРБ «Огайо» планируется в 2027 г. Таким образом, средний срок службы ПЛАРБ составит около 44 лет. По указанию министра обороны, в ВМС США начата работа над проектом ПЛАРБ нового типа.

На вооружении наземного компонента СНС находится 450 МБР «Минитмен-3» с одной или тремя боеголовками. В соответствии с новым Договором, США намерены заменить разделяющуюся головную часть (ГЧ) всех ракет на моноблочную ГЧ, снизив общее количество боезарядов, развернутых на МБР. Реализуемые программы модернизации МБР предполагают сохранение их в боевом составе ядерной триады как минимум до 2030 г. Однако уже в 2011-2012 гг. Министерство обороны планирует начать исследовательские работы по проектированию новой МБР.

Воздушный компонент триады (стратегические бомбардировщики: 76 В-52Н и 8 В-2А) является, в отличие от ПЛАРБ и МБР, наиболее выразительным инструментом сдерживания, благодаря «видимости» присутствия сил стратегической авиации в передовых зонах. Важно подчеркнуть, что бомбардировщики имеют возможность действовать как с ядерным оружием на борту, так и в обычном снаряжении, эффективность чего была доказана в ходе последних военных конфликтов. В период 2010-2015 гг. на модернизацию самолетов В-2А будет выделено более $1 млрд. Часть самолетов В-52Н планируется переориентировать на решение только неядерных задач. Предполагается, что существующий парк бомбардировочной авиации будет поддерживаться до 2040 г. Серию НИОКР по созданию стратегических бомбардировщиков следующего поколения планировалось начать в 2018 г., однако в связи с финансовыми затруднениями эта работа перенесена на неопределенное время.

Предоставление президенту США увеличенного времени на принятие решения по применению ядерных сил в новой стратегии рассматривается как одно из важнейших направлений обеспечения стратегической стабильности. В этом плане особое внимание уделено модернизации системы боевого управления стратегическими силами.

В боеготовом состоянии планируется поддерживать 100% боевого состава МБР, 12 из 14 ПЛАРБ, до 75% боевого состава бомбардировщиков В52Н и В2А, в составе дежурных сил – 95% боевого состава МБР и семь ПЛАРБ на боевом патрулировании; в угрожаемый период боевое дежурство для авиации может быть возобновлено в течение 24 ч. Изменение этих нормативов признается нецелесообразным, по крайней мере, до принятия на вооружение новых образцов МБР и БРПЛ. Стратегия подтверждает сохранение принятого в 1994 г. порядка, согласно которому все БРПЛ и МБР нацелены в открытые акватории Мирового океана, и США требуют от России придерживаться такого же порядка.

В отношении нестратегического ядерного оружия (НЯО), которое, по оценке американских экспертов, размещено на территории США и некоторых европейских государств в значительно меньших количествах, чем запасы ТЯО РФ вблизи границ НАТО, планируется:

— до принятия на вооружение истребителя F-35 сохранить на вооружении ВВС тактические истребители-носители ядерного оружия F-16C/D;

— завершить программу продления срока службы авиабомб B-61, обеспечив возможность их применения самолетами F-35;

— обеспечить возможность хранения тактического ядерного оружия на территории стран-союзниц по НАТО;

— вывести из боевого состава крылатые ракеты морского базирования «Томагавк» в ядерном варианте (в настоящее время складированы на территории США), сократив возможности по применению тактического ядерного оружия в передовых зонах.

Вопросы использования и размещения ядерного оружия за пределами территории США американская сторона рассматривает исключительно в рамках переговорного процесса внутри НАТО

Проведение мероприятий по изменению состава и размещения НЯО осуществляется по согласованию с руководством НАТО и стран-союзниц и в рамках всеобъемлющего подхода к обеспечению глобальной безопасности, основные принципы которого рассмотрены во «Всестороннем обзоре состояния и перспектив развития Вооруженных Сил США» (Quadrennial Defense Review) и обновленной «Стратегии противоракетной обороны» (Ballistic Missile Review), опубликованных в феврале 2010 г.

Стратегическую стабильность США планируют обеспечивать, прежде всего, за счет развития системы противоракетной обороны (ПРО) и средств неядерного сдерживания (обычные вооружения, информационные операции). Основным содержанием процесса станет развитие диалога с Россией и КНР, направленного на поддержание устойчивых, гибких и открытых отношений между странами.

США продолжат убеждать Российскую Федерацию в том, что развертывание системы ПРО, равно как и разработка МБР нового поколения в неядерном варианте не нарушит стратегический баланс сил и направлена главным образом на обеспечение региональной стабильности, на ликвидацию угроз применения оружия массового уничтожения кем-либо из участников международных отношений. В свою очередь, Россия должна доказать актуальность проводимой модернизации стратегических сил, прояснить положения военной доктрины в части касающейся вопросов применения ядерного оружия, быть готовой снизить обеспокоенность западных стран в отношении своих намерений по использованию тактического ядерного оружия, вплоть до сосредоточения его запасов в глубине территории страны.

В рамках предложений, сделанных в июле 2009 г. президентом РФ Д. Медведевым, администрация США заявляет о готовности к сотрудничеству с Россией в создании совместной системы ПРО, понимая под этим объединение усилий средств разведки, совместную разработку ракетных технологий, проведение учебно-боевых мероприятий.

В отношении КНР стратегический диалог призван поднять степень взаимного доверия, разработать эффективные механизмы взаимодействия, повысить уровень прозрачности в отношениях и намерениях.

По указанию президента Б. Обамы ядерная политика США продолжает трансформироваться в направлении безъядерного мира, изучается вопрос о дальнейших сокращениях наступательных вооружений ниже показателей, определенных новым Договором о СНВ при условии сбалансированности этих сокращений с требованиями по сохранению стратегической стабильности с РФ и КНР, поддержанию региональной безопасности и выполнению обязательств перед союзниками.

В Обзоре отмечается, что военно-политическое руководство США в высшей мере заинтересовано в укреплении двусторонних отношений и обеспечении региональной безопасности, рассчитывая на тесное взаимодействие с союзниками и партнерами в условиях возникающих угроз и вызовов. Военное руководство США и впредь намерено придерживаться политики обеспечения передового присутствия ВС США в кризисных регионах, активно проводить политику ядерного разоружения, а также наращивать усилия в области ядерного сдерживания. В дальнейшем особое внимание США во взаимодействии со своими союзниками планируют уделить поддержанию режима нераспространения ядерного оружия в мировом масштабе, в особенности вопросам соблюдения существующих региональных соглашений.

Обеспечение безопасности в кризисных регионах потребует сохранить ядерную составляющую потенциала до тех пор, пока существует ядерная угроза для партнеров и союзников США в данных регионах. При этом эффективность американского «ядерного зонтика» на протяжении долгого времени обеспечивалась сочетанием возможностей стратегической ядерной триады, тактического ядерного оружия в передовых зонах, а также ядерного потенциала, размещенного на континентальной части США, и готового в кратчайшие сроки к переброске в кризисный район.

Настоящая ядерная стратегия, по мнению американских специалистов, наиболее полно отражает интересы США при решении вопросов ядерного сдерживания и позволит добиться успеха на пути к сокращению числа ядерных угроз во всем мире. Так, помимо прочего, в отношении каждого из союзников в Европейском и Азиатском регионе стратегия предполагает проведение обособленной политики. Представители администрации США выражают заинтересованность в проведении диалога по стратегическим вопросам со своими партнерами и союзниками в Восточно-Азиатском регионе и на Ближнем Востоке, пытаясь определить наиболее эффективные формы сотрудничества в вопросах развития структур региональной безопасности, укрепления мира и обеспечения стабильности. В Азиатском регионе и на Ближнем Востоке нет аналогов таким межгосударственным образованиям как НАТО, в связи с этим от руководства США потребуется принять более активные усилия в области ядерного сдерживания путем заключения двусторонних соглашений, а также посредством передового военного присутствия, выступая гарантом региональной безопасности. Все это будет способствовать укреплению авторитета США в области ядерного сдерживания в мировом масштабе.

Роль ядерного вооружения США в обеспечении безопасности (обороны) стран-членов НАТО станет в текущем году предметом обсуждения в связи с пересмотром Стратегической концепции НАТО. Любые изменения в ядерной доктрине альянса будут приняты путем коллегиального обсуждения и согласования.

Повышение эффективности функционирования системы региональной безопасности и ее отдельных компонентов является определяющей частью стратегии США в сфере ядерного сдерживания, особенно с учетом сокращения ядерного арсенала и снижения роли ядерных средств. В качестве компонентов системы региональной безопасности рассматриваются: система противоракетной обороны; силы и средства защиты от ОМП и противодействия ему; система стратегических перебросок; глобальная система оперативного управления.

Поддержание боеспособности элементов ПРО является одним из главных направлений на пути укрепления позиций США в области ядерного сдерживания в отношении кризисных регионов. Более того, поддержание паритета с некоторыми государствами в этих регионах требует наращивания прочих элементов системы сдерживания, таких как средства тактической и стратегической систем ПРО.

В качестве основных инициатив руководства США в области укрепления региональной безопасности в Обзоре рассматриваются:

— налаживание тесного сотрудничества с партнерами в вопросах повышения эффективности системы региональной безопасности (включая развитие неядерных средств сдерживания);

— наращивание оборонного потенциала союзников, проведение совместных мероприятий учебно-боевой подготовки, сохранение передового военного присутствия в кризисных регионах;

— сохранение и расширение состава участников переговорных процессов, направленных на поиск наиболее эффективных путей обеспечения стабильности в кризисных регионах, на ближайшую и долгосрочную перспективу;

— согласование усилий по противодействию региональным угрозам посредством развертывания элементов системы ПРО в Европе, Северо-Восточной Азии, Юго-Западной Азии и на Ближнем Востоке;

— наращивание возможностей по противодействию ОМП с привлечением частей и подразделений ВС США и ОВС НАТО, специализирующихся на противодействии применению химического и биологического оружия; проведение модернизации службы защиты от ОМП с учетом появления нового поколения поражающих средств;

— развитие концепции неядерного «быстрого глобального удара». С использованием возможностей неядерного потенциала при противодействии глобальным угрозам в плане недопущения дестабилизации отношений, в первую очередь, с такими ядерными державами как Россия или Китай;

— разработка и развертывание в период до 2020 г. модернизированной системы разведки, наблюдения и обработки информации, позволяющей проводить анализ разведывательных сведений и обработку данных в режиме реального времени;

— расширение и углубление сотрудничества США с союзниками по НАТО и партнерами в области разработки единой политики и военных доктрин, направленных на недопущение распространения ОМП и эффективное сдерживание возможной агрессии.

В интересах реализации принятого в новой стратегии обязательства по обеспечению безопасности, сохранности и надежности запаса ядерных средств и достижения конечной перспективной цели – мира без ядерного оружия, администрация США считает необходимым осуществлять расчетливое управление ядерным арсеналом государства и реализовывать смежные программы продления срока службы вооружений, одновременно совершенствуя ядерную инфраструктуру и повышая профессионализм специалистов и руководителей в данной области.

В соответствие с помещенными в Обзор разъяснениями ядерный арсенал США включает оперативно развернутые и неразвернутые боезаряды, а также боезаряды, подлежащие демонтажу.

Развернутые боезаряды подразделяются на стратегические (на носителях ядерной триады) и тактические (ядерные авиабомбы B-61 на складах европейских стран). В среднесрочной перспективе количество развернутых ядерных боезарядов будет сокращено, в соответствии с положениями нового Договора о СНВ, заключенного с Россией.

Неразвернутые боеголовки представляют собой резерв и обеспечивают определенную защиту от возможных технологических неожиданностей и изменений геополитической обстановки. Резерв ядерных боезарядов позволяет США поддерживать необходимое количество развернутых средств в ходе проведения технического обслуживания и надзора, при разрушении отдельных компонентов боеголовок и невозможности их возвращения в боевое состояние. Неразвернутые боеголовки также являются определенной «страховкой» на случай возникновения нештатных технологических ситуаций. Кроме того, ядерный резерв США обеспечивает необходимый запас средств на случай геополитических изменений в мире. Количество боеголовок в ядерном резерве США превышает количество, необходимое для решения вышеуказанных задач.

В настоящее время у США имеется несколько тысяч ядерных боеголовок, ожидающих демонтажа. С учетом подписания и ожидаемой ратификации нового Договора о СНВ в будущем это число еще более возрастет. По предварительным оценкам, демонтаж всех боезарядов займет у США более 10 лет. В интересах ответственного выполнения обязательств предусмотрен ряд мер по модернизации ядерной инфраструктуры. Кроме того, в ядерной стратегии США рассматриваются способы продления срока службы существующих боеголовок на 30-летнюю перспективу посредством программы управления ядерным арсеналом и с учетом поддерживаемой США политики нераспространения. Информация о точном количестве и типах боеголовок в различных системах ядерного оружия и планах по их будущей дислокации засекречена и будет представлена Конгрессу в рамках отдельного мероприятия.

Таким образом, рассматривая проблемы управления ядерным арсеналом, военно-политическое руководство США намерено:

— воздерживаться от проведения испытаний ядерного оружия, добиваться ратификации и вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия;

— не проводить разработку новых ядерных боеголовок, реализуя программы продления срока службы принятых на вооружение в настоящее время;

— продолжить обеспечение сохранности, безопасности и надежности имеющегося арсенала ядерного оружия, в строгом соответствии с требованиями утвержденной Конгрессом программы;

— поддерживать запасы ядерного оружия на уровне, минимально необходимом для решения задач национальной безопасности.

Опираясь на указанные постулаты, администрации США планирует полностью финансировать программу продления срока службы боеголовок W76 БРПЛ «Трайдент-2» (завершение в 2017 г.), изучить перспективу и начать аналогичную программу на авиабомбах В-61 (начало производства модернизированных В-61 в 2017 г.) и W78 МБР «Минитмен-3».

Сохранение и поддержание высокой готовности объектов ядерной инфраструктуры стратегия рассматривает как важное направление работы по обеспечению ядерной безопасности.

Современное состояние ядерного комплекса характеризуется в целом как «пришедшее в упадок», несмотря на то, что программой «Сопровождение ядерного арсенала» за последние 10 лет на модернизацию объектов выделялись дополнительные средства. Основная причина – громоздкость и дороговизна обслуживания объектов, построенных еще в 1940-1950 гг.

Надлежащее функционирование объектов ядерной промышленности требует наличия достаточного количества подготовленных специалистов. В последние годы финансирование инженерно-технического и научного состава следует признать недостаточным, что привело к дефициту кадров в отрасли, снижению престижа работы в национальном ядерном комплексе.

Учитывая безусловную важность поддержания объектов ядерной сферы в требуемом состоянии, стратегия предлагает:

— усилить финансирование учебно-материальной базы ядерного комплекса, активизировать проведение НИОКР, направленных на разработку профильных программ и технологий, на повышение надежности ядерных боеприпасов и их сертификацию без проведения испытаний;

— спланировать и приступить к реализации мер по совершенствованию научной и инженерно-технической базы отрасли, в соответствии с положениями программы «Сопровождение ядерного арсенала»;

— модернизировать инфраструктуру Национальной ядерной лаборатории в г. Лос-Аламос (штат Калифорния), с заменой объектов химической и металлургической промышленности к 2021 г.;

— модернизировать инфраструктуру объекта Y-12 (г. Оук-Ридж, штат Теннеси), с вводом к 2021 г. новой линии по переработке урана.

Не менее важной задачей в спектре ядерных проблем, по мнению разработчиков стратегии, остается задача дальнейшего совершенствования структуры и уточнения алгоритма работы органов центрального военного управления и представителей высшего руководства, решение которой позволяет оптимизировать процессы управления стратегическими ядерными силами страны и повысить эффективность ядерного сдерживания в целом.

В Обзоре отмечаются основные итоги работы в этом направлении в 2008-2009 гг.:

— создана и начала функционировать оперативная группа Министерства обороны по вопросам управления ядерным арсеналом, экспертами которой подготовлен ряд рекомендаций, использованных при разработке настоящей стратегии либо уже принятых к исполнению в военном ведомстве;

— усилиями объединенного стратегического командования ВС США и командования ВМС США сформирована группа по разработке ведомственных инициатив в сфере применения ядерного оружия;

— создано командование глобального удара и интеграции в ВВС США, объединившего в своем составе силы МБР и стратегической авиации;

— упорядочены процедуры хранения и обслуживания ядерных боеприпасов в ВВС США, с возложением единой ответственности на командование МТО;

— учреждены должности и сформирован аппарат помощника начальника штаба ВВС по вопросам стратегического сдерживания и ядерной интеграции (USAF Assistant Chief of Staff, Strategic Deterrence and Nuclear Integration).

Подводя итог анализа сущности и содержания новой ядерной стратегии США, нельзя не отметить, что опубликованный Министерством обороны США представляет собой заказной декларативный документ, откровенно направленный на поддержку выдвинутых президентом США Бараком Обамой инициатив на снижение ядерных угроз и формирование безъядерного мира, в котором делаются достаточно неуклюжие попытки адаптировать старые военно-доктринальные установки прежней ядерной политики США к новым, претерпевшим значительные изменения, условиям международной обстановки и которые не находят своего подтверждения в активно разрабатываемых администрацией США концепциях новой стратегической триады и глобальных ударов.

Да, впервые целью ядерной стратегии США объявляется не противостояние традиционных ядерных держав, а противодействие странам-изгоям и террористическим организациям.

Однако, наряду с угрозой ядерного терроризма и проблемами, связанными с ядерными программами Ирана и КНДР, в Обзоре вновь возвращаются к проблеме возможного противостояния США с другими ведущими ядерными державами, серьезные опасения американские эксперты высказывают относительно модернизация ядерных сил Российской Федерации и Китая. По поводу этого в Обзоре подчеркивается, что пока существует ядерное оружие, пока сохраняются ядерные державы, способные нанести недопустимый ущерб США, необходимо сохранить достаточный, надежный, безопасный и эффективный ядерный арсенал, чтобы поддержать стратегическую стабильность с указанными державами и убедить своих союзников и партнеров в гарантированном обеспечении их безопасности.

Да, стратегия развивает принятые в предыдущих аналогичных документах установки на дальнейшее понижение статуса ядерного оружия, роль которого в обеспечении национальной безопасности США будет еще более ограничена. Соединенные Штаты принимают обязательство не применять ядерное оружие против неядерных стран, даже в том случае, если эти страны совершат нападение на США или союзников с применением биологического или химического оружия. США также не будут использовать или угрожать использованием ядерного оружия против стран, являющихся участницам Договора о нераспространении ядерного оружия, а также стран, выполняющих обязательства по нераспространению. Однако новая стратегия не предусматривает отказ от права нанесения упреждающего ядерного удара и не закрепляет роль ядерного оружия исключительно как инструмента сдерживания.

Американские стратеги, ратуя на словах о готовности к снижению уровня существующего ядерного арсенала, к борьбе за нераспространение ядерного оружия и создания безъядерного мира не предполагают создание новых систем стратегических и тактических ядерных вооружений, но они не отказываются и от совершенствования их боевых возможностей. Не спешат США и с выводом тактического ядерного оружия из районов передового базирования, ориентируясь одновременно с этим на модернизацию и продление срока службы существующих объектов ядерной инфраструктуры континентальных и экспедиционных ядерных сил.

Пытаясь закамуфлировать предпринимаемые активные шаги по созданию в США новой стратегической триады, американская администрация в стратегии 2010 г. формально возвращается к принятому в период «холодной войны» понятию старой ядерной триады на базе морской, наземной и воздушной компоненты стратегических ядерных сил, обеспечивающей решение задач стратегического ядерного сдерживания сопоставимых с США по ядерной мощи государств. Тем не менее, в документе подчеркивается важность развития конвенциональных систем сдерживания и сохранения достаточно жесткой позиции в отношении развертывания системы ПРО.

Все это позволяет судить о не такой уж безобидности принятого документа, который в принципе заувалированно отражает планы действующей американской администрации по постепенной трансформации стратегического ядерного сдерживания в стратегическое неядерное сдерживание и устрашение неугодных для США субъектов, где ставка в военно-политическом противостоянии в безъядерном мире будет делаться уже не на ядерное оружие, а на высокоэффективные неядерные системы кинетического и некинетического оружия, в наличии у США беспрецедентных арсеналов которого неоднократно упоминалось в Обзоре и которое оставляет надежду Вашингтона вернуть утраченные лидирующие позиции в мире.

Мидыхат Петрович ВИЛЬДАНОВ – генерал-майор в отставке, профессор АВН, кандидат военных наук, Заслуженный военный специалист Российской Федерации

Владимир Иванович ЛУМПОВ – полковник в отставке, профессор, доктор военных наук, старший научный сотрудник НИИ МО РФ