Главная / Вооружения / Вооружения

Вооружения

Ставка на ответный удар
Китайские мобильные ракетные комплексы стратегического назначения

Военно-политическое руководство (ВПР) Китайской Народной Республики уделяет особое внимание поддержанию боевой готовности и развитию стратегических ракетных войск (СРВ). Ракетно-ядерное оружие считается основным средством стратегического (ядерного) сдерживания вероятных противников и обеспечения национальной безопасности государства.

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

Александр АНУФРИЕВ

Так, в Белой книге «Национальная оборона Китая в 2008 г.» отмечается, что «в случае возникновения угрозы применения ядерного оружия против Китая, стратегические ракетные войска способны нанести ответный ракетно-ядерный удар по противнику самостоятельно или во взаимодействии с другими компонентами ядерной триады». Возможность нанесения упреждающих и ответно-встречных ракетно-ядерных ударов ВПР КНР не декларируется, поскольку Пекин не имеет полномасштабной системы предупреждения о ракетном нападении вероятных противников, а существующая группировка СРВ обладает недостаточно высокой технической готовностью к немедленному проведению пусков ракет.

Поэтому ВПР КНР постоянно заявляет о соблюдении принципа «неприменения первыми ядерного оружия», а приоритетным направлением строительства СРВ считает поддержание боевой готовности и развитие мобильных ракетных комплексов стратегического назначения, предназначенных, в основном, для нанесения ответных ракетно-ядерных ударов по объектам вероятного противника.

СОСТОЯНИЕ И БОЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ МОБИЛЬНЫХ РАКЕТНЫХ КОМПЛЕКСОВ

В боевом составе СРВ Китая находится шесть ракетных баз, двадцать одна ракетная бригада, около 230 боеготовых пусковых установок, в том числе: подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) стратегического назначения с ракетами «Дунфэн-31» – 6 ПУ (3%) и Дунфэн-31А» – 6 ПУ (3%); ПГРК с БРСД «Дунфэн-21» – 36 ПУ (15%), «Дунфэн-21А» – 35 ПУ (15%); ПГРК с ОТР «Дунфэн-15» – 14 ПУ (6%), «Дунфэн-15А» – 34 ПУ (15%) и «Дунфэн-11А» – 48 ПУ (20%).

Таким образом, около половины группировки СРВ составляют мобильные ракетные комплексы с баллистическими ракетами. Командование СРВ уделяет постоянное внимание поддержанию боевой готовности ракетных бригад, вооруженных этими ракетными комплексами, прежде всего, путем проведения различных мероприятий оперативной и боевой подготовки. Так, в 2008 г. в ходе оперативно-тактических учений с ПГРК БРСД «Дунфэн-21» и ОТР «Дунфэн-15, -11А» отрабатывались вопросы подъема ракетных частей и подразделений по учебно-боевой тревоге и вывода на учебные полевые позиции, совершения маршей по их смене, подготовки и нанесения условных групповых и одиночных ракетных ударов, защиты от применения вероятным противником высокоточного оружия, организации взаимодействия с формированиями СВ, ВВС и ВМС. С ракетными бригадами, вооруженными ПГРК с МБР «Дунфэн-31, -31А», отрабатывались задачи приведения в высшие степени боевой готовности, рассредоточения и маневра, обеспечения живучести и скрытности действия, ликвидации последствий применения вероятным противником ОМП, восстановления боеспособности, подготовки и нанесения условных ответных РЯУ.

Исходя из результатов учений и опыта ракетно-ядерного противостояния между СССР и США, военно-политическое руководство КНР полагает, что ПГРК с МБР «Дунфэн-31, -31А», находясь на полевых позициях, обладают скрытностью действия, высокой живучестью и будут способны в ответных действиях нанести вероятному противнику неприемлемый ущерб.

Тактико-технические характеристики МБР «Дунфэн-31, -31А» приведены в таблице 1.

 

По оценкам военных экспертов, ПГРК с МБР «Дунфэн-31, -31А» могут поражать объекты на территории США, РФ и других государств в пределах досягаемости ракет.

Результаты анализа информационных материалов показывают, что в условиях мирного времени ПГРК находятся в пещерах и тоннелях в пунктах постоянной дислокации. С переводом ВС КНР с мирного на военное время планируется выход ПГРК на заблаговременно выбранные и подготовленные в инженерном и геодезическом отношении полевые позиции, количество которых ограничено до 4-6. Ракета в контейнере транспортируется на трейлере, представляющем, по существу, транспортно-пусковую установку (ТПУ). Максимальная скорость – до 60 км/час. По оценкам специалистов, ТПУ не имеет элементов прицельно-навигационного комплекса и контроля стабильности ориентирных направлений. Прицеливание ракеты осуществляется после установки ее в вертикальное положение, что является демаскирующим фактором. Предположительно, старт ракеты осуществляется с помощью газового аккумулятора давления, с последующим запуском ракетного двигателя первой ступени на высоте около 25 м. В целом, ракетный комплекс обладает значительными сроками подготовки к совершению марша и приведения в готовность на полевой позиции. Отсутствует возможность подготовки и проведения пусков ракет с маршрутов и неподготовленных полевых позиций. В состав данного типа ПГРК входят также машины боевого управления, связи и обеспечения, которые демаскируют походный и боевой порядок. Отмечается несовершенство автоматизированной системы боевого управления ракетно-ядерным оружием, что не обеспечивает гарантированного доведения приказов (сигналов) на пуски ракет в сложных условиях горно-лесистой местности.

По оценкам зарубежных специалистов, ПГРК данного типа обнаруживаются и идентифицируются российскими и американскими средствами космической разведки, что вызывает серьезную озабоченность ВПР КНР.

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ МОБИЛЬНЫЕ РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ

Согласно зарубежным источникам, военно-промышленный комплекс Китая ведет интенсивные работы по совершенствованию тактико-технических характеристик МБР «Дунфэн-31, -31А» с их адаптацией на специальные многоосные шасси и железнодорожные платформы.

Так, в ежегоднике СИПРИ, опубликованном в России в 2006 г. (стр. 655) отмечается: «Китай продолжает дорабатывать МБР «Дунфэн-31» для железнодорожного базирования. Эти работы могут опираться на технологии советской системы БЖРК. В качестве источника технологии называется Украина, где в свое время производились ракеты SS-24». В докладе исследовательской службы Конгресса США (CRS Report, август, 2006) по проблемам строительства и развития СНВ в ядерных государствах подчеркивается: «Китай разрабатывает новый мобильный грунтовый или железнодорожный ракетный комплекс с МБР «Дунфэн-31» и «Дунфэн-31А». В авторитетном издании «Джейн» (№48, 2008) сообщается: «Военно-политическое руководство Китая разрабатывает подвижный грунтовый ракетный комплекс с МБР «Дунфэн-31, -31А», а в перспективе – с МБР «Дунфэн-41» с применением конструкторско-технологических решений, реализованных при создании российских мобильных ракетных комплексов грунтового и железнодорожного способов базирования».

Отмечается, что основные направления модернизации ракет направлены на оснащение их разделяющейся ГЧ (3-5 ББ типа МИРВ) с вариантами мощности 20, 90 и 150 Кт. С этой целью дорабатывается ступень разведения и система управления ракеты, которая оснащается астрокоррекцией. Сообщается, что с 2001 г. проводятся испытания китайского ПГРК на шестиосном шасси МАЗ-547V, грузоподъемностью около 50 тонн с дизельным двигателем V58-7-MS мощностью 533 квт, габаритами (16,5х3,0х3,1 м), скорость движения – до 40-45 км/час. В качестве базового используются многоосные шасси, которые поставляются Республикой Беларусь для народнохозяйственных нужд Китая. С 2006 г. наблюдались испытания восьмиосного шасси с удлиненным контейнером, предположительно, с ракетой «Дунфэн-31А». Кроме того, МБР «Дунфэн-31, -31А» планируется разместить на железнодорожной платформе с заимствованием конструкторско-технологических решений и технического облика российского БЖРК, ликвидированного согласно Договору о СНВ. Выявлен проектный состав китайского БЖРК первого этапа, который включает: пусковые железнодорожные модули, вагоны боевого управления и обеспечения. Сроки готовности к пуску ракет 10-15 мин. Однако, эти сведения требуют подтверждения (см. также статью Д. Ричардсона в журнале Jane’s Defence, июнь 2008 г. – прим. авторов).

В начале 90-х годов прошлого столетия проводились научно-исследовательские работы, и был создан определенный научно-технический задел по новой МБР «Дунфэн-41». По информации зарубежных специалистов, ракета будет оснащаться комплексом средств преодоления системы ПРО вероятного противника. Способ базирования ракеты – подвижный грунтовый и железнодорожный. Тактико-технические характеристики этой ракеты приведены в таблице 2.

 

Одновременно в СРВ КНР разрабатываются новые формы и способы боевого применения перспективных мобильных ракетных комплексов стратегического назначения. Главным считается обеспечение их способности оперативно рассредоточиться на значительной территории и совершать маневры по смене полевых позиций. С учетом китайской специфики, творчески применяются принципы обеспечения живучести, скрытности и автономности функционирования, реализованные в СССР (РФ) при создании мобильных ракетных комплексов «Пионер», «Пионер-УТТХ», «Тополь», «Тополь-М» и БЖРК.

При формировании (уточнении) тактико-технических требований и оценке сроков рассредоточения перспективных ПГРК с МБР «Дунфэн-31, -31А, -41» учитывается, в первую очередь, возможность нанесения ВМС США высокоточных ударов БРПЛ «Трайдент-2» с ПЛАРБ типа «Огайо» и крылатых ракет морского базирования «Томахок» блок 4 с атомных подводных лодок. Результаты моделирования показывают, что при боевом патрулировании лодок на удалении 2500-4000 км от мест дислокации ПГРК, подлетное время этих ракет составляет до 16 минут, что обеспечивает поражение китайских ПГРК при нахождении их в пунктах постоянной дислокации и выявленных полевых позициях. При этом китайские специалисты считают основным условием обеспечения живучести и скрытности ПГРК их размещение и маскировку на полевых позициях, а частые маневры по смене полевых позиций относят к существенным демаскирующим факторам.

Разработка конструкторско-технологических решений ведется с учетом интенсивного развития в США и РФ средств космической разведки, ориентированных на обнаружение, идентификацию и сопровождение мобильных ракетных комплексов. На основе моделирования игр типа «мобильный ракетный комплекс» – «американский космический радар» оцениваются эффективность космических средств разведки вероятного противника и меры противодействия. Нарабатывается комплекс оперативных и организационно-технических мероприятий оперативной маскировки в интересах обеспечения скрытности рассредоточения и создания фактора неопределенности расположения боевых порядков. К ним относятся: размещение ПГРК в туннелях и пещерах; создание ложных объектов, комплексных имитаторов видимого, инфракрасного, радиолокационного и радиочастотного диапазонов; применение многоспектральных маскировочных сетей; выбор маршрутов рассредоточения и маневра между холмами, в горно-лесистой и малонаселенной местности; выбор дорожной сети, полностью скрытой кронами деревьев и с учетом углов блокировки видимости космических аппаратов вероятного противника; частичная посадка деревьев на маршрутах движения; проведение маневров в темное время суток и плохой видимости; управление в режиме полного радиомолчания и др. (Более подробно см.: Ли Бин. Слежение за китайскими стратегическими подвижными ракетами в журнале Science and Global Security, Volume 15, pp.1-30 – прим. авторов).

Военное руководство КНР полагает, что неопределенность расположения ПГРК на местности потребует планирования их поражения как площадной цели с привлечением повышенного наряда ядерных боеголовок. Это обстоятельство считается благоприятным для Китая, поскольку боевой состав группировок СЯС ВС РФ и СНС США имеет тенденцию к сокращению в связи с выполнением договорных обязательств в области СНВ. При этом Китай не планирует подключаться к действующему Договору о РСМД.

Китайские военные специалисты учитывают также и слабые стороны ПГРК: значительное количество демаскирующих признаков; уязвимость боевых агрегатов от возможных ударов воздушного и наземного противника; зависимость сроков рассредоточения и маневров от сезонных погодных условий и проходимости местности; необходимость учета китайских дорожных стандартов и заблаговременной подготовки полевых позиций; усиление дорожно-мостовых сооружений; сложность выполнения требований радиомаскировки;

ВЫВОДЫ

Военно-политическое руководство Китая утверждает, что мобильные ракетные комплексы стратегического назначения являются основным средством ядерного сдерживания вероятных противников и нанесения ему неприемлемого ущерба. При их создании заимствуются уникальные конструкторско-технологические решения, реализованные в российских мобильных ракетных комплексах стратегического назначения. Развивается сотрудничество с Республикой Беларусь в части касающейся поставок и ремонта многоосных шасси. С Минским заводом колесных тягачей создано совместное предприятие по производству наиболее ответственного и сложного узла шасси – гидромеханической передачи. Проводится комплекс мероприятий по стратегической и оперативной маскировке с распространением различных дезинформационных материалов и фотографий в отношении внешнего и технического облика китайских ПГРК и БЖРК, сроков принятия их на вооружение, динамики наращивания количественного состава, типов боевого оснащения, тактико-технических характеристик, результатов полигонных испытаний, учебно-боевых и испытательных пусков ракет, состава и структуры позиционного района, требований к маршрутам движения и полевым позициям и др. Необходимо отдать должное военно-политическому руководству КНР, которое уделяет особое внимание вопросам защиты государственной тайны в области ядерной политики государства, боевого применения и строительства СРВ. Отмечается, ограниченное количество публикуемых документов, образность и оригинальность формулировок официальных взглядов, дозирование и специфика подачи информации. Российские и американские аналитики признают также и сложность адекватного перевода и восприятия иероглифического письма.

Военно-политическое руководство США полагает, что разработка и развертывание ПГРК и БЖРК в Китае является серьезной угрозой национальной безопасности государства и учитывает этот вид СНВ в концептуальных документах. Так, в ядерной стратегии США отмечается: «Министерство обороны реализует системный подход, обеспечивающий поражение важнейших стационарных и мобильных целей средствами различной дальности, в любых погодных условиях и географических районах, включая районы, недоступные для американских войск. Одной из серьезных проблем является определение точного местоположения мобильных целей в реальном масштабе времени». По оценкам американских специалистов, на организацию борьбы с мобильными ракетными комплексами СРВ КНР потребуются значительные затраты на наращивание орбитальной группировки космических аппаратов и создание (модернизацию) объектов наземной инфраструктуры. Кроме того, необходимо совершенствование алгоритмов обнаружения, идентификации, расчета целеуказаний, их передачи и ввода в системы управления ударных средств. С целью поражения китайских мобильных ракетных комплексов планируется применение БРПЛ «Трайдент-2» и КРМБ «Томахок» блок 4, которыми вооружены четыре атомные подводные лодки типа ПЛАРК (на каждой до 154 ракет). В разведустремлениях в отношении СРВ Китая основные усилия направляются на оценку состояния опытно-конструкторских работ по созданию перспективных ПГРК, возможных сроков и мест их развертывания, готовности к нанесению ракетно-ядерных ударов по объектам на территории США в различных условиях обстановки. С учетом перспектив развития китайского ракетно-ядерного потенциала осуществляется разработка глобальной системы ПРО США и сотрудничество с военно-политическим руководством Японии по развертыванию системы ПРО на ТВД. Предусматривается усиление группировки ПЛАРБ и многоцелевых атомных подводных лодок в акватории Тихого океана.

В Российской Федерации китайские ракетно-ядерные угрозы недооцениваются. Большинство объектов военно-экономического потенциала и группировок войск Восточного региона находится в пределах досягаемости китайских МБР, БРСД и ОТР. Система регионального ядерного сдерживания требует совершенствования, поскольку ПГРК с ракетами средней дальности «Пионер» и «Пионер-УТТХ» уничтожены согласно «нулевого» варианта Договора о РСМД. Соотношение сил и средств общего назначения – не в пользу ВС РФ. Вызывает также тревогу, что многие руководители органов управления СЯС ВС РФ, в отличие от китайских стратегических партнеров, в ходе различных брифингов, презентаций и выступлений в СМИ разъясняют всему миру тактико-технические характеристики и боевые возможности существующих и перспективных СНВ, которые явно относятся к секретным данным.

По оценкам российских и зарубежных специалистов в области СЯС, военно-промышленный комплекс Китая, благодаря высоким темпам развития экономики, тяжелого автомобильного и железнодорожного машиностроения, инфраструктуры железных дорог и значительных инвестиций в ключевые отрасли промышленности, способен создать современные ПГРК и БЖРК в ближайшей перспективе.

Мидыхат Петрович ВИЛЬДАНОВ – генерал-майор, профессор Академии военных наук, кандидат военных наук, Заслуженный военный специалист Российской Федерации.

 

Александр Иванович АНУФРИЕВ – полковник, научный сотрудник НИИ Министерства обороны РФ