Главная / История / История

История

Берия – упущенный шанс страны
К 110-летию со дня рождения

 

 

Сто десять лет назад, 29 марта 1899 г., в абхазском горном селении Мерхеули под Сухумом родился Лаврентий Павлович Берия – один из самых известных и, в то же время, один из самых, по сей день, неизвестных государственных деятелей России. Сейчас в ходу серия книг «Рассекреченные жизни». Лаврентий Берия не был секретным агентом – уже с молодых лет он стал личностью, как говорится, «публичной». И, тем не менее, если уж включать его жизнеописание в какую-то серию, то ей очень подошло бы название «Засекреченные жизни». Причин тому – много.

Сергей КРЕМЛЁВ

Одна из них – та, что более полувека о Берии или не говорили ничего, или лгали так, что никакое мало-мальски верное представление о нем составить было невозможно. Берия не разрушал, а создавал Державу, но его имя из официальной истории вырезали в прямом смысле слова – бритвенным лезвием, которым предлагалось поработать подписчикам над 5-м томом второй Большой советской энциклопедии, где была обширная статья о Берии. Однако время действительно рано или поздно все расставляет на свои места, и сегодня имя Берии по частоте его упоминания среди других исторических фигур советской эпохи стоит, пожалуй, на третьем месте после Ленина и Сталина.

Случайно ли это? Думаю – нет. Из всех ближайших сотрудников и преемников Сталина только Берия (даже по сравнению с Маленковым) обладал потенциалом великого строителя могучей России. Именно поэтому он и пал сразу же после Сталина – не убрав эти две ключевые для развития страны фигуры, нельзя было заложить мины под основы Советского Союза – единственно перспективной исторической формы российской державы в ХХ веке.

Лаврентий Берия сыграл выдающуюся роль в организации производства вооружения и военной техники.

Наилучший способ понять эпоху и роль человека в ней, а также и суть этого человека – изучение документов. Увы, представить себе весь объем деятельности Берии, его роль в истории СССР и сегодня сложно, потому что немногочисленные рассекреченные документы рассыпаны по ряду сборников, изданных крайне малыми тиражами. И наиболее полно облик Берии вырисовывается при внимательном изучении объективных документов атомного проекта СССР, издаваемых в соответствии с указом президента РФ от 17.02.95 г. №160 «О подготовке и издании официального сборника архивных документов по истории создания ядерного оружия в СССР». Десяток томов этого сборника весит добрых полтора десятка килограммов! И зампред Совмина СССР, председатель Специального комитета при Совете Министров СССР Л.П. Берия выглядит в них выдающимся организатором новой атомной отрасли.

Берия начинал как блестящий, талантливый чекист с комплексным потенциалом организатора. Не удивительно, что к началу 30-х годов он попал в поле зрения Сталина и вскоре стал партийным лидером Закавказья и одновременно – первым секретарем ЦК Компартии Грузии. Здесь он обрел зрелость, и вряд ли кто-либо из других кавказцев в любые времена – кроме, конечно, Сталина, – сделал так много для развития Закавказья и, особенно, Грузии, как Берия! Развитие горнодобывающей промышленности и индустрии. Высокодоходное сельское хозяйство с опорой на цитрусовые, чай, табак, виноград. Преображенный социалистической реконструкцией Тбилиси. Превращение Кавказа во всесоюзную здравницу. Бурный рост образовательного уровня грузинской молодежи, превращение Грузии в один из центров науки и высшего образования в СССР, развитие грузинского спорта. Во всем этом была видна деятельная натура Берии – даже в новом тбилисском фуникулере.

Назначенный в конце 1938 г. наркомом внутренних дел СССР, Берия – вопреки инсинуациям – не столько сажал (чего как руководитель всеобъемлющего «охранного» наркомата он не делать не мог), сколько освобождал тех, кто был репрессирован без оснований. Берия очень толково и быстро реорганизовал погранвойска НКВД, создав в них и отдельную разведку, что оказалось важно для вскрытия приграничной ситуации перед самой войной. Имея данные разведки погранвойск, Берия не успокаивал Сталина, а, напротив, вовремя информировал его о надвигающейся войне. И Сталин санкционировал оборонные меры, выполнение которых не смогли обеспечить уже военные.

С февраля 1941 г. Берия был также назначен заместителем председателя Совнаркома СССР, оставаясь главой НКВД. При этом, что мало известно, из НКВД тогда был выделен отдельный наркомат государственной безопасности во главе с Меркуловым. Объединение наркоматов произошло уже после начала войны, однако в ходе ее наркоматы были вновь разделены – в 1943 г. Окончательно от руководства НКВД Берия ушел в самом конце 1945 г.

Через восемь лет заместитель председателя Совета Министров СССР Л.П. Берия, до смерти Сталина возглавлявший также Специальный комитет при Совмине по атомным и ракетным делам, после смерти вождя стал уже первым заместителем председателя Совета Министров и вновь был назначен министром внутренних дел СССР – с объединением МГБ и МВД в единое МВД.

Но этим круг обязанностей и интересов Берии не ограничивался. Он был активен всесторонне. И это ему, надо сказать, было не внове – он работал «многостаночником» всю свою жизнь. И везде – результативно!

Да, самым всесторонне компетентным, энергичным и подходящим на роль не только формального, но и неформального лидера страны после Сталина был он – Лаврентий Берия. В сборнике документов международного фонда «Демократия» «Лаврентий Берия. 1953», соиздателями которого выступили Гуверовский институт войны, революции и мира и Стэнфордский университет, Берию на щит никто поднимать не собирался. Но справочные данные сборника, касающиеся деятельности Лаврентия Павловича в период лишь с 1941 по 1945 гг., когда он был членом Государственного комитета обороны, впечатляют.

ГКО – высший чрезвычайный орган, который во время войны руководил страной, был образован 30 июня 1941 г. в составе: И.В. Сталин (председатель), В.М. Молотов (заместитель председателя), Л.П. Берия, К.Е. Ворошилов, Г.М. Маленков. С февраля 1942 г. в ГКО вошли также Л.М. Каганович, А.И. Микоян, позднее – Н.А. Вознесенский.

Первая советская атомная бомба РДС-1.

И вот что сообщает указанный сборник: «Постановлением ГКО от 4 февраля 1942 г. о распределении обязанностей между его членами Берии был поручен контроль за выполнением решений по производству самолетов и моторов, вопросами формирования ВВС, кроме того, в дальнейшем на Берию был возложен контроль за выполнением решений о производстве вооружения, минометов, боеприпасов, танков, а также наблюдение за работой трех наркоматов: нефтяной, угольной промышленностей и путей сообщения».

Кроме этого по решению ГКО от 13 марта 1942 г. «ввиду трудного положения на железных дорогах и необходимости выхода из такого положения» была создана оперативная группа под руководством Кагановича, Берии и Маленкова, «на которую возлагалась вся ответственность за все перевозки по железным дорогам».

А еще Берия, в июле 1941 г. и позже, много сил вложил в создание Резервного фронта, «в состав которого входило значительное количество войсковых соединений НКВД СССР». К слову, подвиг 15 новых дивизий, сформированных по приказу Берии из кадров погранвойск НКВД, – это отдельная малоизвестная страница в эпопее войны.

В 1942 г. Сталин посылал Берию представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Северный Кавказ. Надо сказать, что вклад Берии в оборону Кавказа оказался выдающимся, если не решающим.

А с 21 августа 1943 г. он входил в высшую руководящую группу Комитета при Совете Народных комиссаров СССР по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации.

И ни одна из этих обязанностей не была формальной, парадной. В сталинском СССР синекур не раздавали.

В 1944 г. Сталин назначил Берию заместителем председателя ГКО вместо Молотова и председателем Оперативного бюро ГКО, «рассматривавшего все текущие вопросы». Плюс все это время Берия был народным комиссаром внутренних дел СССР. Во время Тегеранской 1943 г., Крымской (Ялтинской) и Потсдамской 1945 г. конференций на него возлагалось обеспечение охраны советской делегации, а на Крымской конференции – и других делегаций.

Зная все это, можно с уверенностью сказать, что во время войны более Берии в стране был загружен и перегружен высшей ответственностью лишь один человек – сам Сталин.

После смерти Сталина Берия как никто другой в высшем руководстве подходил на роль нового лидера СССР.

 

Да и после войны – тоже! Ведь Берии поручали самые сложные и новые задачи – урановую проблему, контроль за разработкой систем противовоздушной обороны (с расчетом на будущую уже противоракетную оборону). А кроме этого с заместителя председателя Совнаркома (Совмина) СССР, члена Политбюро ЦК ВКП(б) Берии не снимались обязанности по курированию ряда мирных отраслей экономики.

Такой «воз» мог тянуть лишь высоко профессиональный разносторонний управленец с большим опытом и хорошей общей и специальной эрудицией и мгновенной деловой реакцией. И обязательно – умеющий подбирать кадры и умело же их потом использовать.

Берия всеми этими качествами обладал, и объективно был на голову выше всех своих соратников по руководству страной из ближайшего окружения Сталина. После смерти Сталина он обрушил на коллег просто-таки лавину инициатив, начиная с отмены ряда несвоевременных дорогостоящих народнохозяйственных проектов и заканчивая предложением отказаться от украшения праздничных колонн и зданий по праздникам портретами партийно-государственных руководителей. Берия быстро добился передачи хозяйственных функций МВД в соответствующие отраслевые министерства и передачи системы ГУЛАГа в Министерство юстиции. Он очень трезво смотрел на ситуацию в Европе и был склонен к варианту отказа от ГДР в пользу объединенной, но гарантированно нейтральной, безблоковой Германии (в чем совпадал – что тоже мало известно – во взглядах со Сталиным). Очень верными и перспективными для подлинного единства СССР были взгляды Берии на национальный вопрос, на соотношение роли партии и органов советской власти, включая правительство.

В своей государственной работе Лаврентий Павлович был почти так же универсален, как и Сталин, хотя и не обладал – в отличие от него – качествами гения. Тем не менее, пожалуй, символично то, что последний государственный документ, подписанный Л.П. Берией в день его ареста 26 июня 1953 г., был постановлением Совмина о строительстве нового «атомного» завода. Да, Берия был строителем по образованию, по призванию и по сути всей своей жизни. Страна не использовала его потенциал до конца, и Берия стал ее упущенным шансом. Однако чем больше мы продвинемся по пути объективной оценки этого выдающегося сына Отечества, тем больше надежды на то, что Россия, все же, не упустит свой исторический шанс.