Главная / Геополитика / Геополитика

Геополитика

Камень за пазухой
США не выполнили главную статью Договора о СНВ

5 декабря 2009 г. истек срок действия Договора о СНВ-1. В МИД России сообщают, что экспертные группы РФ и США завершают работу по согласованию положений нового Договора и подготовке его к подписанию.

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

Отмечается, что российская делегация почти добилась исключения из текста Договора и его приложений некоторых контрольно-инспекционных процедур, в части касающейся подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь», «Тополь-М» и «Ярс», аналогов которых у американцев нет. Вместе с тем, некоторые сенаторы от республиканской партии США пытаются отговорить президента Барака Обаму от подписания нового Договора о СНВ с Россией. По их оценкам, Москва якобы в течение нескольких лет нарушала Договор о СНВ, тайно разрабатывая межконтинентальную баллистическую ракету РС-24. Заявлено также, что в отчете Госдепа США перед Конгрессом за 2005 г. в отношении РФ указано много «нерешенных вопросов». Сообщается, что готовится очередной итоговый документ с анализом выполнения Договора о СНВ, который должен быть представлен Сенату США в ближайшее время. По информации представителей Госдепа, этот отчет будет «тревожным».

Пуск БРПЛ «Трайдент-2».

К сожалению, указанные нападки американских сенаторов оказались незамеченными в органах государственного и военного управления РФ. В стороне остались и российские органы информационного противоборства.

ИТОГИ ВЫПОЛНЕНИЯ РФ И США ДОГОВОРА О СНВ НЕИЗВЕСТНЫ

Вполне резонным является вопрос, существуют ли подобные отчеты в России и где они публикуются, чтобы российская общественность могла ознакомиться с итогами реализации Договора о СНВ? Будет ли обнародован обзор выполнения сторонами договорных обязательств, проведенного по поручению президента РФ, данного на саммите руководителей государств в Санкт-Петербурге в 2006 г.? Насколько ответственно и честно американская сторона выполняла основные положения Договора о СНВ?

Следует отметить, что решение задач анализа и контроля выполнения нашей страной договорных обязательств возложено на российский национальный Центр уменьшения ядерной опасности (НЦУЯО) Минобороны РФ. Действуя от имени правительства России, эта структура не обладает значительными координирующими и контрольными функциями в отношении органов государственного и военного управления, которые причастны к Договору о СНВ. Основное место в деятельности Центра занимала организация уведомленческой и контрольно-инспекционной деятельности. При этом договорная информация, циркулирующая в системе НЦУЯО, отнесена к разряду конфиденциальной и до российской общественности не доводилась. Иногда появляются формальные статьи типа «Доверяй, но проверяй», опубликованной в газете «Красная звезда» (№ 140 от 4 августа 2009 г.). Основу ее содержания составляет интервью первого заместителя начальника НЦУЯО полковника Сергея Рыжкова о результатах выполнения Договора о СНВ, а также других международных договоренностей. В статье отмечается, что за 15 лет действия Договора о СНВ проведено 464 инспекции объектов стратегических наступательных вооружений США и это позволило в полном объеме реализовать механизм контроля, заложенный в Протоколе об инспекциях. Американская сторона за этот же период провела на территории РФ 559 инспекций. В качестве главного вывода полковник С. Рыжков указал: «Результаты проведенных инспекций подтверждают тот факт, что стороны, следуя духу подписанных в 1991 г. договоренностей, строго выполняют все положения и ограничения действующего Договора о СНВ», что, мягко говоря, не соответствует действительности, в части касающейся американской стороны.

Почему бы открыто, не проинформировать общественность о систематических нарушениях американцами своих договорных обязательств и различных обходах ими ключевых статей Договора о СНВ? Тем более, существует официальный документ, разработанный Генеральным штабом ВС РФ и доведенный до органов военного управления Российской Федерации еще в 2003 г., который по своему содержанию является более чем тревожным. В нем отмечается, что российская сторона с целью достижения установленных уровней носителей и связанных с ними боезарядов осуществила необратимые сокращения и уничтожила уникальные виды СНВ. В то же время американцы умело использовали в своих интересах неоднозначное толкование и несовершенство многих положений Договоров о СНВ и СНП. Выход на согласованные уровни носителей и связанных с ними боезарядов осуществили за счет ликвидации устаревших видов СНВ. Допустили значительное количество обходов и более 12 серьезных нарушений Договора о СНВ, которые зафиксированы российскими инспекторами и должны разрешаться на сессиях Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям (СКСИ), проводимых в Женеве. Однако, по мнению специалистов РВСН, МСЯС и АСЯС, эффективность работы российских представителей в этой структуре, уровень их профессиональной подготовки и способность принципиально и жестко отстаивать позиции Российской Федерации вызывает сомнения. В результате большинство нарушений Договора о СНВ устранено не было, что позволило американцам создать значительный возвратный ядерный потенциал, обеспечивающий оперативное наращивание боевых возможностей своих СНС.

В целом, общая направленность американской политики в области контрольно-инспекционной деятельности по Договору о СНВ обеспечивала военно-политическому руководству США максимальную гибкость при выработке текущих и перспективных программ строительства и развития своих СНВ, что сейчас и наблюдается.

Передний и средний бомбоотсеки В-1В конструктивно исполнены в виде единого отсека с подвижной перегородкой, что позволяло разместить универсальную пусковую установку для 4-8 ядерных КРВБ большой дальности.

 

ПЛАРБ типа «Огайо».

 

ГЛАВНАЯ СТАТЬЯ ДОГОВОРА О СНВ АМЕРИКАНЦАМИ НЕ ВЫПОЛНЕНА

Пока в Госдепе США готовятся итоговые «тревожные» отчеты и обзоры, представляется целесообразным провести документальный контроль выполнения Соединенными Штатами главной статьи Договора о СНВ в части касающейся боезарядов.

Речь идет о пункте 1 и подпункте b) Статьи II: «Каждая из Сторон сокращает и ограничивает свои МБР и пусковые установки МБР, БРПЛ и пусковые установки БРПЛ, тяжелые бомбардировщики, боезаряды МБР, боезаряды БРПЛ и вооружения тяжелых бомбардировщиков таким образом, чтобы через семь лет после вступления в силу настоящего Договора и в дальнейшем суммарные количества, подсчитываемые в соответствии со Статьей III, не превышали: b) 6000 единиц для боезарядов, которые числятся за развернутыми МБР, развернутыми БРПЛ и развернутыми тяжелыми бомбардировщиками». Напомним, что семилетний срок сокращения СНВ, предусмотренный Договором о СНВ, завершился 5 декабря 2001 г., и США официально заявили о снижении боезарядов до уровня 5949 единиц и выполнении главной статьи. Так ли это?

Для проведения анализа обратимся к боевому составу СНС США (по состоянию на 5 декабря 2001 г.) и применим, как этого требует Договор о СНВ, правила условного засчета боезарядов для тяжелых бомбардировщиков (ТБ), установленных пунктом 4f) Статьи III Договора о СНВ. Результаты анализа сведены в таблицу.

 

На основе результатов инспекций, проведенных российскими экспертами (до 2001 г.) на объектах СНС США, можно сформулировать следующие выводы.

Межконтинентальные баллистические ракеты (МБР). В октябре 2001 г. США заявили о снижении количества боеголовок, числящихся за 150 МБР «Минитмэн-3» на ракетной базе Уоррен, с трех до одной, т.е. вывели из засчета 300 боезарядов. Согласно пункту 5 б) Статьи III: «Уменьшение количества боезарядов, которое числится за МБР «Минитмен-III», осуществляется с соблюдением следующего: iii) платформа боеголовок каждой МБР «Минитмен-III», за которой числится уменьшенное количество боезарядов, уничтожается и заменяется новой платформой боеголовок». При этом контроль с российской стороны процедур ликвидации и замены платформы разведения Договором не регламентирован, хотя на сессиях СКСИ снять эту озабоченность можно было. Отметим также, что процедуры инспекций в отношении боеголовок МБР и БРПЛ определены пунктом 11 Приложения 3 к Договору о СНВ: «Инспектируемая Сторона может накрыть боеголовки и другое оборудование, включая монтажную платформу, чехлами таким образом, чтобы чехлы не мешали инспекторам удостовериться, что данная головная часть не содержит большее число боеголовок, чем количество боезарядов, которое числится за ракетами этого типа. Инспектора имеют право визуально осмотреть чехлы и измерить жесткие чехлы до того, как ими будут накрыты боеголовки».

МБР «МХ».

Реально, при проведении инспекций, применяемый американцами чехол и другие процедуры показа головных частей «разгруженных» ракет не позволяют достоверно установить факт замены платформ разведения и подтвердить, что головные части не содержат большее количество боеголовок, чем заявлено по Договору. Поэтому существует реальная возможность в войсковых условиях оперативно нарастить количество боеголовок в группировке МБР этого типа до уровня 450 единиц. В связи с этим 150 МБР «Минитмэн-3», заявленные США как моноблочные, в соответствии с договорными требованиями в такой комплектации российской стороной не засчитываются.

Баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ). В ноябре 2001 г. американская сторона заявила об уменьшении боеголовок с 8 до 6 на БРПЛ «Трайдент-1» (всего 168 БРПЛ) и выводе из засчета 336 боезарядов. При этом в ходе инспекций по пункту 6 Статьи XI Договора российским инспекторам не представлялась возможность определять фактическое количество боеголовок, поскольку жесткий чехол закрывал объем больший, чем необходимо для размещения 8 боеголовок. Неприемлемость такого чехла заявлялась российскими экспертами еще до вступления Договора о СНВ в силу, однако это требование американцами выполнено не было. Кроме того, российским экспертам отказывали в возможности инспектировать американские БРПЛ, находящиеся в контейнерах и размещенных в пусковых установках ПЛАРБ, что мотивировалось «техническими трудностями». Следует отметить, что при согласовании формулировок Протокола об инспекциях, американцы представляли свои БРПЛ без контейнеров, однако, после вступления Договора о СНВ в силу, ракеты стали предъявлять в контейнерах, что не обеспечивает к ним полного доступа российских инспекторов.

Поэтому все БРПЛ «Трайдент-1» российской стороной считаются в штатной боевой комплектации (8 боезарядов), поскольку не представлены возможности убедиться в реальном количестве боеголовок, установленных на платформах разведения. Однако американцы на претензии российской стороны, в том числе по результатам инспекций БРПЛ «Трайдент-2» не реагируют, а ведь ракета прошла испытания с 12 боеголовками.

Тяжелые бомбардировщики. В соответствии с пунктами 10 d) и e) Статьи III Договора существующими типами ТБ указаны В-52, В-1 и В-2, в качестве ядерных КРВБ большой дальности – ракеты AGM-86B и AGM-129.

Сущность российских озабоченностей в отношении ТБ ВВС США заключается в том, что американцы, заявив о выводе ТБ В-1В из засчета «носителей ядерных КРВБ большой дальности» обязались заделать внешние узлы крепления пилонов для ядерных КРВБ большой дальности с использованием процесса, эквивалентного сварке. Были сделаны даже официальные заявления о возможности обратного восстановления только в заводских условиях, с засчетом этих бомбардировщиков в качестве носителей ядерных КРВБ большой дальности. При этом руководство ВВС США на этапе подготовки Договора о СНВ энергично доказывало необратимость заделки мест крепления пилонов. В действительности все оказалось не так. Без согласования с российской стороной, американцы осуществили неконтролируемую заделку этих узлов каким-то клеем неизвестного состава. По оценкам российских экспертов, обратное восстановление может быть проведено на авиабазах базирования ТБ силами войсковых специалистов в кратчайшие сроки, против 11,5-13,5 дней, указанных в заявлении заместителя госсекретаря США Р. Бартоломью от 8 февраля 1991 г. Кроме того, передний и средний бомбоотсеки ТБ В-1В конструктивно исполнены в виде единого отсека с подвижной перегородкой, что позволяло разместить универсальную пусковую установку для 4-8 ядерных КРВБ большой дальности.

В-2 осуществляет дозаправку в воздухе.

 

В связи с этим российской стороной статус ТБ В-1В, как «неносителя ядерных КРВБ большой дальности», согласно Договору о СНВ подтвержден не был.

Более выгодным для США оказался так называемый условный засчет боезарядов на ТБ, проводимый согласно пунктам 4f и 4g) Cтатьи III Договора:

— за каждым ТБ, оснащенным для ядерных КРВБ большой дальности, в пределах общего количества в 150 таких ТБ числится 10 боезарядов. При этом в состав 150 ТБ должны включаться 91 ТБ типа В-1В;

— за каждым ТБ, оснащенным для ядерных КРВБ большой дальности, сверх общего количества в 150 таких ТБ, числится количество боезарядов, равное тому количеству КРВБ большой дальности, для которого он реально оснащен;

— за каждым ТБ, оснащенным для ядерных вооружений, не являющихся ядерными КРВБ большой дальности, числится один боезаряд.

Поэтому, учитывая неподтверждение российской стороной заявленного количества боеголовок на МБР «Минитмэн-3», БРПЛ «Трайдент-1» и неподтверждение статуса ТБ В-1В как «неносителя ядерных КРВБ большой дальности», суммарное количество боезарядов, которые должны засчитываться за СНС США на 5 декабря 2001 г., составляет 7828 единиц, что на 1828 боезарядов больше уровня, предусмотренного Договором о СНВ.

Таким образом, согласно условному засчету ядерных вооружений на ТБ ВВС США, требования главной статьи Договора о СНВ американцами нарушены, что должно быть квалифицировано как невыполнение Соединенными Штатами Договора о СНВ.

Стратегический бомбардировщик В-52Н.

 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Представляется актуальным, независимо от перспектив заключения нового Договора о СНВ, провести комплексную проверку выполнения Договора о СНВ-1 и хода реализации Договора о СНП. Для проверки создать Государственную комиссию в составе представителей аппарата Совета Безопасности РФ, Министерства иностранных дел РФ, Генеральной прокуратуры РФ, Военной инспекции Министерства обороны РФ, Счетной палаты РФ.

В материалах проверки отразить выводы: об организации управления и контроля за выполнением Договоров о СНВ и СНП; о соответствии основных положений Договоров о СНВ и СНП интересам обеспечения национальной безопасности РФ и ее союзников; о соответствии основных положений Договоров о СНВ и СНП планам строительства и развития СЯС ВС РФ и их компонентов; о полноте и качестве всестороннего обоснования решений по ликвидации уникальных видов СНВ; о причинах и условиях обхода и нарушений Договора о СНВ, допущенных американской стороной; о законодательном сопровождении Договоров о СНВ и СНП профильными комитетами Госдумы и Совета Федерации; о финансировании и целевом расходовании бюджетных средств, выделенных за 15 лет по соответствующим статьям сметы расходов Министерства обороны РФ и финансовых потоков, поступающих по Программе Нанна-Лугара на ликвидацию российских СНВ; об оценке ущерба, нанесенного обороноспособности государства в результате одностороннего выполнения статей Договора о СНВ в отношении мобильных ракетных комплексов СЯС ВС РФ; об эффективности работы российских экспертов в составе СКСИ по разрешению наших озабоченностей в связи с выполнением Договора о СНВ.

Результаты проверки доложить президенту РФ и опубликовать в средствах массовой информации.

Мидыхат Петрович ВИЛЬДАНОВ – генерал-майор в отставке, профессор АВН, кандидат военных наук, Заслуженный военный специалист РФ