Главная / Геополитика / Геополитика

Геополитика

От тактической к стратегической ПРО США и НАТО в Европе: качественный дисбаланс с Россией
России нужно сделать практические выводы из складывающейся стратегической линии США и НАТО

Некоторые российские и зарубежные специалисты считают, что после прихода в Белый дом Барака Обамы США и НАТО будут развивать в Европе только тактическую систему ПРО, предназначенную для уничтожения баллистических ракет средней и меньшей дальности (соответственно, 1000-5500 км и 500-1000 км), то есть до межконтинентальной дальности, начинающейся с 5500 км – как это было терминологически определено в советско-американском Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 г.

Владимир КОЗИН

Представленный материал отражает личную точку зрения автора

Утверждается, что при этом не будет создаваться стратегическая система ПРО. Сторонники подобных взглядов ссылаются на то, что в заявлении нынешнего американского президента, с которым он выступил 17 сентября 2009 г. с предложением «о создании новой архитектуры ПРО», а также в последующих комментариях высокопоставленных американских представителей на данную тему, не содержался термин «стратегическая система ПРО», а упоминался лишь менее масштабный вариант – «система ПРО театра военных действий» (ПРО ТВД).

У некоторых специалистов даже возникла неоправданная эйфория по поводу, якобы, полного «отказа» Барака Обамы от размещения десяти ракет-перехватчиков ПРО на территории Польши и радара в Чехии.

Объявленное 17 сентября 2009 г. президентом Бараком Обамой решение по развертыванию системы американской ПРО предусматривает противоракетное прикрытие всех 28 стран-членов НАТО.

Так произойдет ли на самом деле дополнение тактической противоракетной структуры ведущих стран Запада на европейском континенте, которую уже давно начали создавать сначала США, а позднее и НАТО на многонациональной основе, стратегическим компонентом ПРО? Будет ли она обладать потенциалом перехватывать МБР и БРПЛ с дальностью полета свыше 5500 км? Против кого же будет направлена стратегическая ПРО, если ее все же создадут? Ответы на все эти и другие вопросы имеют исключительно важное практическое значение по одной простой причине: еще никто не отменил органической взаимосвязи между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями, а также между тактическими наступательными и тактическими оборонительными вооружениями. Никто еще не смог опровергнуть утверждение, что такая же тесная взаимосвязь существует между стратегическими и тактическими системами ПРО, которые в случае глобального или даже регионального конфликта будут взаимно дополнять друг друга.

АРХИТЕКТУРА ЕВРОПЕЙСКОЙ ПРО: ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ

Особенность развития противоракетных систем США и их ближайших партнеров по НАТО в Европе на современном этапе состоит в том, что к настоящему времени на континенте уже развернуты разведывательно-информационные системы тактического и стратегического назначения в виде различных типов РЛС раннего предупреждения и сенсоров дальнего радиуса действия, работающих в интересах обеспечения потенциала и тактической, и стратегической системы ПРО. К ним относятся: соответствующие средства ведущих стран НАТО, а также давно действующие наземные РЛС раннего предупреждения стратегической системы ПРО США, которые были развернуты на территории Великобритании (в Файлингдейлсе) в 1962 г., Дании (под г. Туле, о. Гренландия) в 1961 г. и в 1998 г. на севере Норвегии (Вардё), что примерно в 60 км от границы с Россией. Все указанные РЛС прошли в последние годы модернизацию и они предназначаются для использования против ракетно-ядерных сил нашей страны. Кстати, одна из причин, почему администрация Джорджа Буша-младшего в 2002 г. разорвала с нами советско-американский Договор по ПРО 1972 г., состояла в том, что он запрещал развертывание РЛС раннего предупреждения за пределами национальных территорий сторон, а также ограничивал развертывание систем ПРО национальными территориями сторон.

Ударно-боевые средства тактической системы ПРО США и НАТО в Европе (ракеты-перехватчики) представлены в виде систем наземного и морского базирования; разрабатывается их воздушный вариант для размещения на многоцелевых истребителях нового поколения. Но с другой стороны, на европейском континенте пока нет ударно-боевых компонентов стратегической системы ПРО США или НАТО. Они установлены только на континентальной части Соединенных Штатов – на Аляске (Форт Грили) и в Калифорнии (авиабаза Ванденберг), соответственно 26 и 4 ракеты-перехватчика плюс 8 в резерве.

К 2015 г. ракеты-перехватчики морского базирования SM-3 будут переоборудованы под наземный вариант для размещения в районах Южной и Центральной Европы.

Тем не менее, не останавливаясь на достигнутом, США в национальном качестве, а НАТО на многонациональной основе не только модернизируют тактическую систему ПРО в Европе, но и создают перспективную военно-техническую основу для развертывания на континенте стратегической системы ПРО в виде ракет-перехватчиков повышенной дальности.

У американцев первые замыслы по этому поводу появились еще в 1983 г., в период президентства Рональда Рейгана, который больше известен как активный сторонник создания ударных космических вооружений в рамках пресловутой программы «Стратегическая оборонная инициатива». «Зеленый свет» развертыванию натовской стратегической системы ПРО в Европе дали пока еще не пересмотренная Стратегическая концепция НАТО, принятая в апреле 1999 г. под грохот массированных бомбардировок альянса территории Сербии. Посодействовал превращению Европы в площадку под стратегическую ПРО и саммит блока, проведенный в Праге в ноябре 2002 г., где руководители входящих в него стран договорились о разработке военно-технического обоснования возможности обеспечения защиты вооруженных сил и территории Североатлантического союза «от всего спектра ракетных угроз» (стало быть, и стратегических), а также пожелали «укрепить оборонный потенциал союза для защиты от оружия массового уничтожения», не указав при этом каких-то предельных географических рубежей.

Практическое взаимодействие между США в национальном качестве и НАТО как организации в укреплении архитектуры противоракетной обороны в зоне Европы первоначально началось с разработок и развертывания тактической системы ПРО, которая на первых порах предусматривала создание «противоракетного щита» только для защиты их вооруженных сил, размещенных на этом континенте, исключая при этом защиту гражданских объектов и населения стран блока, а также континентальную часть Соединенных Штатов.

Но впоследствии стратегия противоракетного прикрытия вооруженных сил альянса была дополнена установками о целесообразности организации ПРО для всей территории и всего военного и гражданского населения входящих в него государств. На заседании Североатлантического совета НАТО на уровне глав государств и правительств в Бухаресте в апреле 2008 г. было заявлено именно об угрозе ракетного нападения в более широком контексте: против вооруженных сил, территории и населения стран блока. Участники бухарестской встречи не случайно указали на важность принятия ответных мер по защите всех стран-членов Североатлантического союза «от баллистических ракет дальнего радиуса действия». Прозвучала мысль о целесообразности оперативно-стратегического сопряжения потенциала национальной системы ПРО США с действующими и перспективными средствами тактической противоракетной обороны НАТО. Североатлантическому совету альянса было предписано разработать варианты создания «комплексной системы противоракетной обороны для обеспечения защиты территории и населения всех стран НАТО, которые не защищены системой ПРО Соединенных Штатов Америки».

К 2014 г. планируется создать совместную американско-натовскую систему боевого управления для защиты от баллистических ракет на низких траекториях полета, а на высоких – к 2016 г.

 

Примечательно, что тогдашняя администрация Джорджа Буша- младшего пыталась всячески размыть военно-политическое содержание терминов «тактическая» и «стратегическая» ПРО, дабы не подставлять намеченные проекты под огонь излишней критики. Но и без этого было понятно, что путем использования только ограниченных по своим тактико-техническим характеристикам средств тактической противоракетной системы столь масштабную задачу по перехвату и уничтожению «баллистических ракет дальнего радиуса действия» решить не представлялось возможным.

В декабре 2008 г. разработанные варианты американско-натовской системы ПРО, в том числе предусматривающие развертывание ее отдельных стратегических компонентов, были переданы в так называемую Конференцию руководителей национальных директоров по вооружениям стран-членов НАТО (Conference of National Armaments Directors или сокращенно КНДВ), являющуюся по существу ведущим комитетом Североатлантического союза, занимающимся вопросами производства, стандартизации и закупок вооружений. КНДВ предписывалось подготовить необходимые рекомендации по данному вопросу для обсуждения на предстоящей встрече НАТО в верхах, проведение которой запланировано в Лиссабоне в конце 2010 г.

Хорошо информированный официальный представитель блока Джеймс Аппатурай изложил в конце октября 2009 г. мнение генерального секретаря альянса о том, что предстоящие дискуссии по проблематике ПРО, которые запланированы на лиссабонском саммите, «позволят полностью интегрировать европейскую систему ПРО США в противоракетную систему Североатлантического союза».

ВЗГЛЯДЫ НОВОЙ АДМИНИСТРАЦИИ

Объявленное 17 сентября 2009 г. президентом Бараком Обамой решение именно о корректировке или о расширенной модификации (а не об отмене) планов Пентагона по развертыванию системы американской ПРО предусматривает противоракетное прикрытие всех 28 стран-членов НАТО, а не только Польши и Чехии, как это предполагала программа Джорджа Буша, да к тому же с использованием уже не десяти наземных ракет-перехватчиков на польском побережье Балтики, а уже сотен ракет-перехватчиков сначала морского, а впоследствии и наземного базирования. Это решение существенно повысило характер и масштабы американско-натовского взаимодействия в сфере их противоракетных усилий.

В соответствии с разработанным нынешней американской администрацией «Поэтапным адаптированным подходом» к расширенному внедрению системы ПРО (Phased Adaptive Approach) военно-политическое руководство Североатлантического союза провозгласило, что уже к началу 2010 г. НАТО будет располагать системой ПРО «на оперативном уровне боеготовности», которая позволит защитить территорию всех стран-членов блока, а также их вооруженные силы и население от баллистических ракет.

Момент поражения цели, имитирующей российскую МБР.

В статье «A Better Missile Defense for a Safer Europe» («Улучшенная система ПРО для более безопасной Европы»), опубликованной в «Нью-Йорк Таймс» через два дня после отмеченного выше выступления нынешнего хозяина Белого дома, министр обороны США Роберт Гейтс назвал два первоначальных срока реализации «плана Обамы по ПРО»: первый этап должен быть завершен к 2011 г. с развертыванием многофункциональной системы ПРО «Иджис» (Aegis или «Эгида») морского базирования в Средиземном море, а второй этап – к 2015 г., когда ракеты-перехватчики морского базирования «Стэндард-3» (SM-3) будут переоборудованы под наземный вариант для размещения в неназванных пока районах «Южной и Центральной Европы» для защиты от «иранской ракетной угрозы» (попутно скажем: американская корпорация «Рейтеон» предлагает создать наземный вариант SM-3 уже к 2013 г.).

По более развернутым данным, изложенным в ходе слушаний в Комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей 1 октября 2009 г. новым руководителем Агентства по ПРО США генерал-лейтенантом Патриком О’Рейлли, назначенным Бараком Обамой, к 2017 г. на европейский континент завезут и разместят те же самые, но уже модернизированные двухступенчатые ракеты-перехватчики наземного базирования типа GBI (Ground Based Interceptors), которые установлены в двух континентальных позиционных районах ПРО США и которые предыдущая администрация собиралась развернуть в польском Редзиково, что близ Слупска, мотивируя это, как всегда, заслоном от все той же «иранской ракетной угрозы». К 2018 г. на континенте дополнительно появятся ракеты-перехватчики SM-3 Block II A «для защиты всей Европы», которые смогут сбивать баллистические ракеты «за многие сотни километров», как сказал генерал Патрик О’Рейлли (при этом Иран уже не упоминается!). По его словам, в 2020 г. на европейской земле появится еще один солидный довесок: перспективные ракеты-перехватчики SM-3 Block II В, способные уничтожать не только тактические, но и стратегические МБР и БРПЛ.

Примечательно в этой связи схожее признание нынешнего шефа Пентагона Роберта Гейтса, являющегося активным сторонником развертывания системы ПРО США за их пределами, когда он указал, что Вашингтон продолжит модернизацию принятых на вооружение ракет-перехватчиков SM-3 до потенциала, который позволит им перехватывать баллистические ракеты «большой дальности в виде МБР» (которые, как хорошо известно, относятся к стратегическим наступательным вооружениям). Говоря иными словами, этим ракетам-перехватчикам будут приданы такие тактико-технические характеристики, которые постепенно превратят их в ударно-боевые противоракетные средства стратегического назначения.

РЛС раннего предупреждения стратегической системы ПРО США развернуты на территории Великобритании, Дании и на севере Норвегии.

 

О готовности Вашингтона в перспективе дополнить тактическую систему ПРО США и НАТО в Европе более мощным стратегическим компонентом также говорит публичное заявление Роберта Гейтса об использовании в качестве разведывательно-информационной составляющей европейской противоракетной структуры не только РЛС наземного и морского базирования, но и специальных космических сенсоров, засекающих пуски и полеты баллистических ракет межконтинентальной дальности. Агентство по ПРО США продолжает работы над обнаружением и сопровождением баллистических ракет с помощью спутников с инфракрасными сенсорами, способными засекать не только баллистические ракеты на активном участке их траектории, но и на пассивном, а также различать их боевые модели. Кстати, не по этой ли причине США упорно отказываются от решения вопроса о немилитаризации космического пространства, за что выступают многие государства мира, в том числе в свое время и Советский Союз, а сейчас и Россия?

Здесь также следует заметить, что в управленческом звене Офиса по реализации ключевой натовской противоракетной программы – «Активной эшелонированной системы ПРО ТВД» (Active Layered Theatre Ballistic Missile Defense или сокращенно АЭСПРО ТВД), которая начала претворяться в жизнь с 16 марта 2005 г., – помимо оперативного и тактического отделов имеется и стратегический отдел. А сама программа спроектирована таким образом, чтобы она была «пристегнута» к уже действующим двум позиционным районам национальной стратегической системы ПРО США, развернутой на Аляске и в Калифорнии, противоракетные системы которых способны перехватывать МБР и БРПЛ. Как заявлено на интернет-сайте Офиса по реализации этой программы, разведывательно-информационная и ударно-боевая составляющие сделают ее «наиболее разработанной системой подобного класса в мире». По сведениям информированного еженедельника «Джейн’с дифенс уикли», опубликованным в ноябре 2009 г., речь идет о подключении РЛС наземного и морского базирования, а также ракет-перехватчиков программы AЭСПРО ТВД к противоракетной структуре США стратегического назначения.

Пуск противоракеты GBI.

Выступая на слушаниях в Конгрессе США в октябре 2009 г., руководитель Агентства по ПРО США генерал-лейтенант Патрик О’Рейлли вновь подтвердил, что новая программа «Поэтапный адаптированный подход» позволит «с использованием противоракетных средств Соединенных Штатов Америки и Европы усилить защиту наших друзей, союзников, наших средств передового базирования, гражданского персонала и их семей». По его утверждению, сентябрьское предложение нынешнего президента США по противоракетной обороне «обеспечит более мощный потенциал ПРО для НАТО, укрепит национальную (иными словами, стратегическую – В.К.) систему ПРО США и будет применимо для других театров военных действий по всему Земному шару с целью противодействия угрозе использования баллистических ракет». Интересно, в каких районах по «всему Земному шару»? Шеф главного американского ведомства по противоракетной обороне также поведал, что реализуя программу «Поэтапный адаптированный подход», Соединенные Штаты «не отменяют и не сокращают систему ПРО, а укрепляют ее и ускоряют развертывание ее потенциала». Конечно, вряд ли такое высказывание создает основу для позитивного восприятия «плана Обамы по ПРО».

На прошедшей 22-23 октября 2009 г. в Братиславе неформальной встрече министров обороны альянса, где состоялось первое широкое обсуждение этого «нового плана», ее участники, по словам генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена, «приветствовали тот факт, что новый подход США помещает европейскую противоракетную оборону в большей степени в контекст НАТО». Руководитель альянса поддержал планы США по усовершенствованию и «натоизации» системы ПРО в европейской зоне, а также тот факт, что она будет призвана защищать «всех союзников США». «Это хорошо для Североатлантического союза. Это хорошо для солидарности. И, по моему мнению, это важно для обороны Европы», – заключил он. В штаб-квартире НАТО также убеждены, что Североатлантический союз должен придерживаться единого подхода к развертыванию систем ПРО и обеспечивать неделимость своей безопасности в деле обеспечения защиты от любых потенциальных ракетных угроз.

Заметим: тактические системы ПРО без подключения к ним стратегических противоракетных структур подобные грандиозные задачи решить никак не смогут.

ЕСТЬ ЛИ ОСНОВА ДЛЯ СОЗДАНИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ В ЕВРОПЕ?

Такая военно-техническая и научно-практическая основа постепенно и целенаправленно создается с начала нынешнего столетия: уже в мае 2001 г. Североатлантический блок начал проведение двух параллельных исследований о целесообразности создания и развертывания «территориальной» или тактической системы ПРО, а также более широко охватывающей системы противоракетной обороны.

Выступая в ноябре 2001 г. в Вашингтоне, тогдашний генеральный секретарь НАТО, весьма колоритный шотландец Джордж Робертсон призвал альянс сделать «новый упор на ПРО». Решение о начале практических работ по внедрению натовской системы ПРО ТВД было принято в июне 2004 г. на встрече в верхах блока в Стамбуле. В апреле 2006 г. руководители стран альянса сделали вывод, что задуманная ими система ПРО является технически реализуемой. В сентябре 2006 г. Североатлантический союз заключил первый крупный контракт на создание испытательного стенда по проверке работоспособности компонентов системы ПРО ТВД применительно к Европе, который бы смонтирован и введен в действие на девять месяцев раньше запланированного срока – 14 февраля 2008 г. Результаты такой работы были одобрены упоминавшейся Конференцией руководителей национальных директоров по вооружениям стран-членов НАТО. В 2007 г. была предпринята новая редакция разработанных в 2004 г. в НАТО ситуационных оценок применительно к ракетным угрозам «более широкого спектра».

К 2017 г. на европейский континент завезут и разместят модернизированные двухступенчатые ракеты-перехватчики наземного базирования типа GBI.

 

В 2008 г. было завершено системное проектирование командно-штабной структуры системы ПРО ТВД и проверка национальных систем ряда стран-членов НАТО с использованием упомянутого испытательного стенда, что позволило определить характер закупок соответствующих военно-технических средств. На встрече в верхах в апреле 2008 г. в Бухаресте Североатлантический союз параллельно рассмотрел технические вопросы, а также политические и военные последствия размещения предлагаемых компонентов системы ПРО США в Европе. Руководители стран блока признали, что планируемое развертывание в Европе американских средств ПРО поможет обеспечить защиту многих стран НАТО от баллистических ракет и постановили, что эта система должна стать неотъемлемым элементом любой будущей архитектуры ПРО для всей организации Североатлантического договора.

Военно-политические лидеры НАТО открыто заявляют, что к началу 2010 г. Североатлантический союз и США будут располагать «первоначальным потенциалом» для защиты контингентов их вооруженных сил «в конкретном районе от баллистических ракет средней и меньшей дальности» (при этом оговаривается, что речь пока идет о ракетах с дальностью стрельбы до 3000 км). Объявлено, что после 2010 г. планирование использования структуры ПРО в рамках НАТО перейдет в ведение ключевого Стратегического командования блока. Корпорация «Рейтеон» получила контракт на пробное производство нового варианта ракет-перехватчиков SM-6 с повышенной дальностью стрельбы, которая начнет испытываться в реальных условиях в 2010 г.

На основании отмеченных фактов можно предположить, что дальность действия комбинированной американско-натовской системы ПРО в Европе будет повышена уже в самые ближайшие годы.

Немаловажно и то, что НАТО и США в национальном качестве располагают всеми необходимыми военно-техническими и финансовыми возможностями для последующего усиления тактической системы ПРО стратегическими элементами «противоракетного щита», действуя по двум основным направлениям.

Пуск противоракеты системы THAAD.

Во-первых, это будет осуществляться через развитие уже запущенной программы «Активной эшелонированной системы ПРО ТВД», имеющей оперативную совместимость с усовершенствованными системами «Пэтриот» третьего поколения (РАС-3), системами ПРО для уничтожения баллистических ракет на высоких, заатмосферных траекториях полета (Terminal High Altitude Area Defense System; THAAD ), системами морского базирования «Иджис» с ракетами-перехватчиками SM-3, мобильной наземной системой ПВО/ПРО «Aster 30» SAMP/T (Surface-to-Air Missile Platform/Terrain), а также с системой ПВО/ПРО наземного базирования повышенной дальности MEADS (Medium Extended Air Defense System); оперативная совместимость отдельных элементов программы АЭСПРО ТВД уже была отработана с привлечением следующих групп стран: США, Нидерландов и ФРГ (использовали систему «Пэтриот»); США, Италии и ФРГ (задействовали систему MEADS), а также Италии и Франции (подключали систему «Aster 30» SAMP/T).

Во-вторых, компоненты стратегической системы ПРО будут внедряться по мере перспективного развития собственно стратегической архитектуры ПРО, которая будет использована для защиты всей территории стран-членов НАТО, включая США, их вооруженных сил и населения. Здесь, вероятно, уместен вопрос: каким образом тактическая система ПРО НАТО сможет обеспечивать защиту территории США от баллистических ракет? Вероятный ответ: это сделает американский стратегический противоракетный «щит» в Европе.

К настоящему моменту действующее в рамках альянса Бюро программы АЭСПРО ТВД разработало и успешно испытало программы интерфейса для систем боевого управления между НАТО и странами-членами в расположенном в Гааге Агентстве НАТО по консультациям, командованию и управлению (NATO Consultation, Command and Control Agency; NC3A). Проведенные испытания, в том числе с использованием соответствующих систем США, Нидерландов и Франции, позволили подтвердить эффективность указанной программы и сформулировать рекомендации относительно конкретных закупок необходимого оборудования для систем боевого управления. Кроме того, работа по созданию промежуточной системы в области ПРО ТВД позволила обеспечить техническую поддержку, столь необходимую при обсуждении на политическом уровне различных вариантов систем противоракетной обороны с целью защиты территории и населения стран-членов НАТО на региональном и глобальном уровнях.

Согласно сентябрьскому «плану Обамы по ПРО» произойдет усиление морской составляющей системы ПРО США, которая пока отстает от аналогичной структуры, в основном дислоцированной в Азиатско-Тихоокеанском регионе: группировка американских ВМС с многофункциональной системой ПРО «Иджис» на Атлантике будет увеличена с двух до 4-6 кораблей (в настоящее время Пентагон располагает в общей сложности 18 кораблями УРО с указанной системой, имея три крейсера и 15 эсминцев). К началу 2011 г. ВМС США будут иметь 21 корабль с системой «Иджис», а к 2050 г. – 84. Произойдет резкое усиление военно-морской группировки с системой «Иджис» в зоне Атлантики. В марте текущего года американская корпорация «Локхид Мартин» объявила о завершении сертификации 17 из 18 этих кораблей на предмет их модернизации под более усовершенствованный вариант системы «Иджис». В 2011 г. будет проведен очередной этап этого процесса, важной компонентом которой станет новый процессор системы с повышенными характеристиками отслеживания сложных баллистических ракетных целей, а также располагающий средствами дискриминации (сбоя) программ преодоления систем ПРО вероятного противника.

ЗРК «Пэтриот» РАС-3 будут размещены на территории Польши в 100 км от границы с РФ.

 

В своей окончательной конфигурации вся эта наземная, морская и воздушная, а со временем и космическая структура ПРО, будет представлять собой  многоуровневую совокупность систем перехвата баллистических ракет на малых и больших высотах (нижнего и верхнего эшелона), включать средства управления боевыми действиями, командования, управления войсками, связи и разведки  (сокращенно BMC3I), средства ДРЛО, радиолокационные средства ближнего радиуса действия, а также различные ракеты-перехватчики, дальность стрельбы которых будет постепенно увеличиваться. Предполагается, что отдельные страны-члены НАТО предоставят средства РЛС дальнего и ближнего радиуса действия и ударно-боевые системы, а альянс в целом разработает и обеспечит функционирование средств BMC3I, а также взаимную оперативно-интеграционную совместимость всех этих компонентов.

По данным журнала «Джейн’с интернэшнл дифенс ревью», программа АЭСПРО ТВД будет обязательно «сцеплена» со стратегической системой ПРО США. Об этом еще в апреле 2007 г. заявлял бывший генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер. Практические работы на данном направлении могут быть даже ускорены. Как отмечал 3 ноября 2009 г. на конференции по вопросам политики между ЕС и НАТО заместитель руководителя Центра НАТО по вопросам ликвидации ОМУ Роберто Задра: «Создание трансатлантического потенциала ПРО не замедлилось. Наоборот, у меня сложилось впечатление, что этот процесс ускоряется. Возможности для создания такого потенциала в рамках альянса сейчас выше, чем когда бы то ни было».

К 2014 г. планируется создать совместную американско-натовскую систему боевого управления для защиты от баллистических ракет на низких траекториях полета, а на высоких – к 2016 г. По срокам это очень близко к хронологическим рубежам развертывания модернизированной американской системы ПРО в Европе, предложенной в сентябре прошлого года Бараком Обамой. Напомним: первый этап его «плана по ПРО» должен быть реализован к 2011 г., а второй, когда ракеты-перехватчики морского базирования SM-3 будут переоборудованы под наземный вариант, – к 2015 г. (или даже в 2013 г.).

Появятся ракеты-перехватчики SM-3 вместе с ракетами ПРО «Пэтриот» и в Польше, где их будет уже не десять, как планировала предыдущая американская администрация, а, скорее всего, несколько десятков. 20 января 2010 г. Вашингтон и Варшава объявили о готовности разместить весной того же года на польской территории батарею американских ракет ПВО/ПРО «Пэтриот» близ г. Моронга в 100 км от границы с Калининградской областью. Появление таких ракет-перехватчиков близ границ с Россией нельзя недооценивать или не обращать внимания под видом того, что это, мол, чисто оборонительная система. Хорошо известно, что подобные системы всегда работают в паре со стратегическими и тактическими ядерными вооружениями. Поэтому появление американских «Пэтриотов» в Польше создает крайне опасный прецедент. За Польшей последуют и другие страны-члены НАТО, на европейской земле появятся другие, более мощные системы ПРО четырех видов, о которых речь шла выше, то есть весь арсенал современных противоракетных систем США и НАТО. Вероятно, их одновременно завезут в Болгарию, Румынию (принципиальное решение Бухарест уже принял), в Турцию и Чехию. США в настоящее время активно сотрудничают в вопросах создания совместных структур ПРО и проведения НИОКР по ПРО с 6 странами НАТО и приступили к первоначальной дискуссии по проблематике ПРО еще с 15 государствами мира. Вызывает удивление тот факт, что решение Вашингтона и Варшавы было объявлено тогда, когда российско-американские переговоры по ДСНВ-4 вступили в заключительную фазу. Даже американская газета «Вашингтон Таймс» 21 января высказала мнение, что такой шаг «может затруднить эти переговоры».

Боевой лазер воздушного базирования ABL.

 

Соединенные Штаты, которые вышли из Договора по ПРО летом 2002 г. в одностороннем порядке, располагают примерно 500 ракетами-перехватчиками различных форм базирования – как тактическими, так и стратегическими. В ближайшее пятилетие Пентагон может нарастить ударно-боевой компонент ПРО до уровня 800-1000 единиц, что существенно увеличит разрыв между американскими и аналогичными российскими возможностями. Возникнет резкий дисбаланс сил противоракетной обороны сторон. Под это у США запланированы значительные средства. По данным американской Счетной палаты, в 2002-2009 гг. Агентство по ПРО США израсходовало на развитие «противоракетного щита» $56 млрд., а к 2013 г. потратит на эти цели еще около $50 млрд. Бюджетный запрос нынешней администрации на 2011 г. предполагает выделение до $9,9 млрд. на развитие ПРО Соединенных Штатов. Перспективные же противоракетные планы Пентагона и Агентства по ПРО «заглядывают» и за 2050 г.

РОССИЙСКО-НАТОВСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ОБЛАСТИ ПРО ТВД: СТОИТ ЛИ ПРОДОЛЖАТЬ?

Начиная с 2003 г., между Россией и НАТО состоялось несколько встреч по вопросам ПРО ТВД.

В тот же год под эгидой Совета Россия-НАТО, в рамках которого была создана Специальная рабочая группа по ПРО ТВД, было инициировано исследование проверки эффективности возможной оперативной совместимости систем ПРО ТВД России и стран-членов блока. Был проведен ряд компьютерных учений, призванных обеспечить основу для последующих разработок механизмов и процедур по совместной деятельности в области ПРО ТВД. Состоялись командно-штабные учения по ПРО ТВД между российскими и натовскими военными представителями: в марте 2004 г. в США, в марте 2005 г. на территории Нидерландов, а в октябре 2006 г. в России, на базе 4-го ЦНИИ Министерства обороны. Как тогда сообщало Управление информации и общественных связей российского оборонного ведомства, целью проведенных учений являлась отработка и совершенствование совместных процедур планирования и координации действий командных структур группировок ПВО и ПРО России и НАТО. С помощью компьютерного моделирования была также проведена работа по анализу совместимости российских и натовских противоракетных систем применительно к ТВД.

Агентство по ПРО США продолжает работы над обнаружением и сопровождением баллистических ракет с помощью спутников с инфракрасными сенсорами.

В январе 2008 г. в Германии, близ Мюнхена, стороны организовали компьютерные командно-штабные учения по проблематике ПРО ТВД, в которых приняли участие около 60 офицеров из двенадцати стран.

В дальнейшем проведение встреч российских и натовских представителей в указанном формате было приостановлено российской стороной из-за принятия прежней американской администрацией решения о развертывании третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе и возможной интеграции противоракетных систем США и Североатлантического союза.

Руководство альянса позитивно оценивает состоявшиеся совместные учения, которые, как отмечал генеральный секретарь блока Андерс Фог Расмуссен, «явно свидетельствуют о потенциале для сотрудничества в данной сфере».

Складывается впечатление, что США и НАТО в целом, несмотря на часто тиражируемые политические заявления о необходимости взаимодействия с нашей страной в деле развития тактической системы ПРО, тем не менее, никогда не пойдут на реальное сближение с нами в вопросах по ПРО – ни в тактическом звене, ни, тем более, в стратегическом. Это не произойдет потому, что Россия не является членом НАТО и никогда не войдет в этот трансатлантический альянс в качество его полноправного участника. Да и нас в НАТО не ждут, рассматривая в качестве вероятного противника «номер один». Это не позволяет нашей стране иметь тесные союзнические отношения с входящими в него государствами и обмениваться с ними секретной и совершенно секретной информацией по ПРО.

В таком случае возникает вопрос: каким же образом США и НАТО смогут кооперироваться в нашими Вооруженными Силами в противодействии ракетно-ядерным угрозам, если не пересмотренные до сих пор военно-стратегические установки Соединенных Штатов и этого ведущего военного союза Запада предусматривают нанесение превентивно-упреждающих ракетно-ядерных ударов по нашей территории? Если на территории пяти западноевропейских государств до сих пор размещено тактическое ядерное оружие НАТО и США «двойного подчинения»? Неужели в условиях возникновения чрезвычайных военно-политических и конфликтных ситуаций тактические и стратегические системы ПРО США и НАТО будут перехватывать и уничтожать свои собственные ракеты, запущенные в нашу сторону? Такой сценарий может быть предложен только театру абсурда. Поэтому складывается впечатление, что, проводя с нами командно-штабные учения по ПРО ТВД, Вашингтон и штаб-квартира альянса, расположенная на бульваре Леопольда Третьего в Брюсселе, просто пытаются создать у нас стабильную иллюзию, будто бы Россию собираются пустить в некий особый клуб стран, располагающих противоракетным потенциалом. Это никогда не произойдет. Заметим: США не всегда раскрывают секретные программы управления средствами противоракетной обороны даже перед своими собственными партнерами по НАТО.

Тем не менее, голоса в пользу продолжения начатых дискуссий по-прежнему раздаются и в Вашингтоне, и в штаб-квартире блока. В последнее время американско-натовские инициативы в данном направлении не ограничиваются возможным сотрудничеством только в формате НАТО–Россия. Лидеры альянса ставят – правда, пока что на словах и лишь в общем виде – задачу выхода на треугольник взаимодействия по ПРО, в который вошли бы США, НАТО и Россия. Этой теме было уделено повышенное внимание на натовском саммите в апреле 2008 г. в Бухаресте. Там союзники по НАТО вновь призвали Россию воспользоваться предложениями США о сотрудничестве в области ПРО. «Мы также одобряем работу, которая уже ведется для укрепления сотрудничества между НАТО и Россией в области противоракетной обороны. Мы считаем своим долгом добиваться максимальной прозрачности и применять меры укрепления взаимного доверия, чтобы устранить любое беспокойство», – было заявлено в румынской столице. Участники встречи также констатировали готовность изучить возможности взаимного подключения «в надлежащий момент» систем ПРО США, НАТО и России.

АФАР радара SBX.

 

Аналогичная мысль прозвучала и в выступлении нового руководителя альянса Андерса Фог Расмуссена, когда он выступил с лекцией на тему «НАТО и Россия: новое начало» в брюссельском Фонде Карнеги 18 сентября 2009 г. Он также обратился к НАТО и РФ изучить способы противодействия угрозам ракетного нападения, а также «возможности для сопряжения систем ПРО США, НАТО и России в надлежащий момент».

Но в какой такой «надлежащий момент» и в каком организационном формате, разумеется, не уточнялось. Прозвучал намек на гипотетическое сотрудничество с нами и в высказывании ряда высокопоставленных американских представителей, заявивших о готовности «рассмотреть» возможность совместного использования новой российской РЛС «Воронеж-ДМ» под Армавиром и арендуемой нами у Азербайджана РЛС «Дарьял» в Габале. Обратим внимание: Вашингтон безуспешно продолжает «рассматривать» такую возможность с нами еще с 2007 г. На слушаниях в сенатском Комитете по делам вооруженных сил Конгресса США в июне 2009 г. генерал-лейтенант Патрик О’Рейлли открыто признавал, что по этому вопросу предстоит провести еще много дискуссий.

В упоминавшемся новом «Обзорном докладе по противоракетной обороне» утверждается, что хотя США планируют обсуждать вопросы ПРО с Россией в будущем, они никогда не будут на практике использовать данные, получаемые от российских РЛС предупреждения о ракетном нападении, поскольку располагают достаточными соответствующими национальными средствами. Спрашивается: а зачем тогда все эти разговоры Вашингтона про некое взаимодействие систем ПРО России и США? Усыпить нашу бдительность?

Российское руководство уже не раз обращало внимание на то, что США, в частности, ограничились лишь общими разъяснениями о «новом плане Обамы по ПРО», обнародованном в его выступлении 17 сентября прошлого года. Свое обещание об «устранении нашего беспокойства» по ПРО Вашингтон так и не устранил. Как и шесть лет назад, российскую сторону снабжают лишь самыми общими рассуждениями по части примерных сроков и этапов ее развертывания, а также вытаскивают все тот же жупел «иранской ракетной угрозы». Главной причиной этого является то, что США не желают делиться с нами своими подробными соображениями по этой тематике до заключения нового российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, в котором они хотели бы обойти стороной отражение в нем принципа о наличии объективной взаимосвязи между стратегическими наступательными и оборонительными системами. Да и вряд ли Вашингтон поделится с нами и после его подписания, так как все его приготовления в сфере ПРО направлены против нашей страны. В этой связи возникает вопрос: а не используют ли США и НАТО тематику дискуссий о возможном сотрудничестве по ПРО только для того, чтобы усыпить нашу бдительность и создать у российской стороны иллюзию по поводу того, что они, якобы, заинтересованы в развитии соответствующего взаимодействия. Увы, этого никогда не произойдет. США и НАТО никогда не поделятся с нами своими «ноу-хау» по тематике ПРО просто по соображениям секретности.

Расположенный неподалеку от побережья Камчатки американский плавучий радар SBX отрабатывает алгоритмы обнаружения и выдачи целеуказания по боевым блокам российских МБР в ходе проведения учебно-боевых и испытательных пусков по полигону Кура.

 

 

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Вероятно, что из всего изложенного выше можно сделать определенные выводы и высказать некоторые предложения.

НАТО при широком взаимодействии с США, и США в тесном контакте с НАТО вплотную подошли к созданию многоуровневой системы ПРО ТВД в Европе. Параллельно нынешним военно-политическим руководством США и альянсом сделана серьезная заявка на создание в ближайшей перспективе не только тактической, но и стратегической системы ПРО, причем не только в Европе, но и в глобальном масштабе. Тактическая система ПРО США и НАТО, размещенная на европейском континенте, постепенно будет усиливаться стратегической системой ПРО США. Столь мощная противоракетная структура не может создаваться только против Ирана или удаленной от этого региона Северной Кореи, как это пытаются представить в Вашингтоне. Отметим, что в «Обзорном докладе по противоракетной обороне» обосновывается развертывание глобальной системы ПРО США, в особенности в двух региональных измерениях – европейском и азиатско-тихоокеанском вплоть до 2030 г. Но в гораздо больших параметрах, чем план по развертыванию компонентов ПРО в Восточной Европе, который подготовила предыдущая администрация во главе с Дж. Бушем-младшим в 2007 г.

Бросается в глаза явное противоречие одних положений доклада по ПРО с другими. С одной стороны, обосновывая задачу наращивания элементов американской тактической, а затем и стратегической системы ПРО на европейском континенте под предлогом противодействия «иранской» и «северокорейской» ракетно-ядерной угрозе, Пентагон одновременно признает в докладе, что «…продолжающиеся развитие и модернизация ракет-перехватчиков в Форте Грили и на базе Ванденберг, количество которых в настоящее время достигает 30 единиц, является достаточным для защиты в ближайшие несколько лет Соединенных Штатов от угрозы межконтинентальных баллистических ракет, исходящей от Ирана и Северной Кореи». В другом разделе доклада говорится, что существующие у США национальные возможности системы ПРО также позволяют им «противостоять проецируемым угрозам Ирана и Северной Кореи в обозримом будущем».

Соединенные Штаты и их ближайшие союзники по Североатлантическому блоку делают все для того, чтобы соответствующие решения были бы приняты уже в 2010 г. В этой связи оправдан упрек многим европейским членам НАТО – уж слишком они пасуют перед американцами в столь ответственных вопросах. К сожалению, это наблюдается уже не в первый раз.

Такая комбинированная система ПРО, несомненно, объединит воедино ее усиливающиеся европейские сегменты с неуклонно разрастающейся азиатско-тихоокеанский структурой ПРО США и их ближайших военных союзников. Как и схема развертывания системы ПРО, предложенная предшествующей американской администрацией в 2006 г., «противоракетный план Обамы» вновь будет направлен главным образом против России, что подтверждают и заявления высокопоставленных представителей США и НАТО, и фактические данные о развитии их противоракетных систем. Поэтому создание Вашингтоном эшелонированной системы ПРО в Европе путем все большего вовлечения в нее ведущих стран НАТО, усиления наземной и морской составляющей системы ПРО следует квалифицировать не иначе как попытку наиболее воинственных кругов Запада добиться военного превосходства над Россией и многими другими странами мира, выступающими за реализацию принципов равенства и одинаковой безопасности в международных отношениях. В мире возникает принципиально новая ситуация, которой не было ранее: при соблюдении примерного паритета по СНВ между Россией и США при понижаемых уровнях их ракетно-ядерных арсеналов благодаря подписанию соответствующих договоров об их сокращении, одновременно в разы возрастает дисбаланс между ними по системам ПРО как тактического, так и стратегического назначения. Но одно дело создавать национальную систему ПРО, ограничивая ее своей территорией, другое – сколачивать глобальную структуру ПРО со стратегическими последствиями.

Осуществляемый сейчас форсированный рывок США в горизонтальном (географическом) и вертикальном (технологическом) совершенствовании архитектуры стратегической и тактической ПРО предназначен не для сдерживания «ядерных амбиций» Ирана или Северной Кореи, как это пытаются представить в Вашингтоне. Для этого Пентагон располагает необходимыми средствами противодействия, развернутыми на постоянной основе в непосредственной близости от этих государств. Если бы США действительно хотели бы противостоять «иранской ракетно-ядерной угрозе», то, вероятно, они развернули бы свои противоракетные системы не в 100 км от Калининградской области, а в 100 км от Ирана.

Москва вправе рассматривать аргументы, которые были приведены американской стороной в пользу нового «плана Обамы по ПРО», как неубедительные, а само решение о размещении дополнительных, высокомобильных комплексов ПРО на европейском континенте и вокруг него с перспективой создания стратегической глобальной системы ПРО вновь вблизи российских границ – как целенаправленную акцию, представляющую прямую угрозу национальной безопасности Российской Федерации.

Если отмеченные планы США и НАТО по существенному наращиванию системы ПРО будут претворены в жизнь, то в мире вновь произойдет резкое ухудшение военно-стратегической ситуации. По своей сути она напомнит драматический Карибский ракетно-ядерный кризис, который имел место между США и СССР 47 лет назад.

Главная цель такого рывка – это обесценение потенциала российских ракетно-ядерных средств сдерживания с помощью наращиваемой системы ПРО. Ведь даже сокращаемой стратегической ядерной триадой можно нанести непоправимый ущерб другой стороне, прикрывшись многослойным, разбросанным по многим странам и весям высокоэффективным противоракетным частоколом.

Вполне очевидно, что на этом фоне нашей стране необходимо принять некоторые меры противодействия военно-технического и политико-дипломатического характера. И, прежде всего, необходимо совершенствовать потенциал наших СНВ, повышая их тактико-технические и боевые характеристики, выживаемость и способность преодоления глубоко эшелонированной системы ПРО США. Следовало бы модернизировать и противоракетные средства России, повысив их боевые возможности и расширив зону их размещения по периметру наших границ.

Стратегическая стабильность не должна быть эксклюзивной сферой только одного государств или узкой группы государств или выстраиваться только с помощью безудержного наращивания особо дестабилизирующих стратегических наступательных и оборонительных вооружений под давлением стратегий времен «холодной войны» и аппетитов военно-промышленного комплекса.

Поскольку Российская Федерация вообще не собирается создавать глобальную стратегическую систему ПРО, то Соединенным Штатам и НАТО совершенно необязательно следовать этим контрпродуктивным, опасным путем.

Постепенно сокращая ракетно-ядерные арсеналы стратегического и тактического назначения, а также учитывая реальные и гипотетические угрозы использования баллистических ракет, разумно было бы ограничиться разработкой и усовершенствованием систем ПРО ТВД, причем, только на тех направлениях, откуда сейчас исходит и откуда потенциально будет исходить в будущем угроза ракетного нападения. Одновременно можно было бы повысить роль и значение практического взаимодействия национальных средств раннего предупреждения о ракетном нападении тех стран, которые ими располагают.

А пока же российской стороне не следует возобновлять дискуссии с представителями НАТО по ПРО ТВД до получения полных и подробных разъяснений США и штаб-квартиры НАТО о перспективном характере развертывания их систем ПРО тактического и стратегического назначения на европейском континенте и в мире в целом, а также в случае выявления дополнительных доказательств того, что эти системы будут иметь антироссийскую направленность. Не стоит отказываться и от развертывания оперативно-тактических ракет «Искандер» и других ракетно-ядерных средств России в ответ на последние «новые» планы по ПРО США и НАТО в Европе и в мире в целом.

После подписания нового российско-американского Договора по СНВ следовало бы в политико-дипломатическом плане на какое-то время приостановить переговорный процесс о сокращении указанных видов вооружений с Вашингтоном и вплотную заняться проблематикой сдерживания навязываемой им гонки противоракетных вооружений. Сокращать свои СНВ мы умеем и без посторонней помощи.

Если США и их ближайшие партнеры по Североатлантическому союзу действительно хотят построить мир без ядерного оружия, а также обеспечить стабильность и безопасность в глобальном масштабе, то они должны вновь признать взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями и перезаключить договор об ограничении стратегических систем ПРО – теперь уже на многосторонней основе.

Можно было бы предложить всем странам, имеющим противоракетные потенциалы, заключить международный договор, который ограничивал бы развертывание противоракетных систем определенными количественными и качественными параметрами, а также гарантировал бы примерный паритет не только по ракетно-ядерным вооружениям стратегического и тактического назначения, но и по противоракетным системам глобального применения.

Очевидно, что нам также нужно сделать иные практические выводы из складывающейся стратегической линии США и НАТО, направленной на усиление глобального наращивания потенциала ПРО, если их военно-политические лидеры никак не поймут, какую большую ответственность они на себя берут, действуя подобным опрометчивым образом.

Владимир Петрович КОЗИН – начальник Отдела анализа и прогнозирования Департамента азиатского и тихоокеанского сотрудничества МИД России, канд.ист.наук, ст.научный сотрудник