Главная / Геополитика / Геополитика

Геополитика

Военная доктрина Российской Федерации и международное право

5 февраля 2010 г. Указом президента РФ Д.А. Медведева утверждена в качестве одного из основных документов стратегического планирования военная доктрина Российской Федерации. Как и другие подобного уровня и целеположения государственные акты РФ – Концепция долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 г., Стратегия национальной безопасности до 2020 г., Морская доктрина на период до 2020 г., Концепция внешней политики 2008 г. – она стала заметным вкладом в государственное строительство России, определение ее современного положения в действующем миропорядке и мироуправлении.

Василий ЛИХАЧЕВ

Правовую основу этого важного документа, наряду с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, нормативно-юридическими актами президента России, правительства РФ, составляют общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации в области обороны, контроля над вооружениями и разоружения. Появление этого комплекса в качестве элемента юридического фундамента военной доктрины – логично, объективно необходимо и практически востребовано по ряду причин. Среди них высокий и общепризнанный статус РФ как международно-правовой личности, положение Конституции Российской Федерации о приоритетности международно-правовых обязательств страны перед внутренними стандартами (ст. 15 п. 4), национальная политика и практика, направленная на обеспечение кодификации и прогрессивного развития международного права в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (ст. 13). Такой подход укрепляет и развивает традиции государственного управления в Российской Федерации, связанные с применением международного права, отражением его действующих требований и постулатов в официальных документах. Он позволит говорить о единстве и системности принятых стратегических актов, о высокой эффективности действия органов государственной власти России на их основе. Все это имеет значение не только для имиджевого, но и прикладного позиционирования российского государства во внешней среде в целом (международные отношения) и мировой дипломатии, в частности. Уважительное и творческое обращение России к международно-правовым ресурсам – гарантия легитимности и действенности ее поведения по использованию политических, дипломатических, правовых, экономических, экологических, информационных, военных и других инструментов защиты национальных интересов РФ и интересов ее союзников. Одновременно оно выступает серьезной предпосылкой вклада Российской Федерации в регулирование общепланетарных проблем глобальной безопасности.

В.Н. Лихачев.

Международно-правовая тематика, представленная в военной доктрине, достаточно разнообразна, многоаспектна. Она органично присутствует как в общих положениях, так и конкретных (специальных) частях документа.

Во II разделе «Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации» при характеристике ряда процессов мирового развития, включая региональный срез, делается принципиальный вывод о существовании в архитектуре (системе) международной безопасности критической массы, которая не обеспечивает равную безопасность для всех государств. Один из источников формирования и влияния подобной ситуации – несоблюдение императивов Устава ООН, требований современного международного права. Опираясь на этот анализ, доктрина называет основные внешние военные опасности для Российской Федерации.Практически все они затрагивают международное право в негативном ракурсе, как объект посягательств от поведения отдельных государств и отдельных международных организаций. Среди них – стремление наделить силовой потенциал НАТО глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран-членов альянса к границам РФ, в том числе путем расширения блока; создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность и нарушающих сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере, а также милитаризация космического пространства, развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия; вмешательство во внутренние дела Российской Федерации и ее союзников; распространение оружия массового поражения, ракет и ракетных технологий, увеличение государств, обладающих ядерным оружием; нарушение отдельными государствами международных договоренностей, а также несоблюдение ранее заключенных международных договоров в области ограничения и сокращения вооружений; применение военной силы на территории сопредельных с Российской Федерацией государств в нарушение принципов Устава ООН и других норм международного права. Доктрина исходит из того, что и другие виды внешней военной опасности (эскалация вооруженных конфликтов на территориях, сопредельных с РФ и ее союзников, распространение международного терроризма, наличие территориальных противоречий, рост сепаратизма и насильственного (религиозного) экстремизма в отдельных регионах мира, деятельность международных вооруженных радикальных группировок вблизи государственной границы РФ) должны иметь международно-правовую оценку, которая ложится в основу принятия соответствующих управленческих решений в качестве реакции на угрозу суверенитета и безопасности страны.

Российская Федерация оставляет за собой право применять ядерное оружие в ответ на применение против нее и ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства.

 

В III разделе «Военная политика Российской Федерации» международное право присутствует практически при обеспечении каждого указанного направления – недопущение гонки вооружений, сдерживание и предотвращение военных конфликтов, совершенствование военной организации, форм и способов применения Вооруженных Сил и других войск, а также средств поражения в целях обороны и обеспечения безопасности РФ, интересов ее союзников. Так, среди основных задач Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов фигурируют такие важные и актуальные ориентиры, как расширение круга государств-партнеров и развитие сотрудничества с ними на основе общих интересов в сфере укрепления международной безопасности в соответствии с положениями Устава ООН и другими нормами международного права; соблюдение международных договоров в области ограничения и сокращения стратегических наступательных вооружений; заключение и реализация соглашений в области контроля над обычными вооружениями, а также осуществление мер по укреплению взаимного доверия; заключение международного договора о предотвращении размещения в космическом пространстве любых видов оружия; участие в международной миротворческой деятельности, участие в борьбе с международным терроризмом (что предусматривает учет требований всех 13 антитеррористических конвенций ООН, подписантом которым Россия является). Среди группы основных задач ВС и других войск в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время присутствует правомерное применение Вооруженных Сил и других войск для отражения агрессии против России и (или) ее союзников, поддержание (восстановление) мира по решению Совета Безопасности ООН, других структур коллективной безопасности, а также для обеспечения защиты своих граждан, находящихся за пределами РФ в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации. Так, опираясь на свои международно-правовые обязательства, Российская Федерации рассматривает вооруженное нападение на государство-члена ОДКБ как агрессию против всех государств-членов ОДКБ и осуществляет в этом случае меры в соответствии с Договором о коллективной безопасности. Аналогичным образом мотивируется поведение РФ в случае вооруженного нападения на государство-участника Союзного государства. Особое значение международно-правовая сопряженность и обоснованность имеет в рамках выполнения мероприятий стратегического сдерживания силового характера, когда РФ предусматривается применение высокоточного оружия. Российская Федерация, говорится в доктрине, «оставляет за собой право применять ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». Эта политико-правовая декларация опирается на целую группу источников современного международного права. Прежде всего, следует назвать Устав ООН (ст. 51), Декларацию принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 г., заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., общепризнанное определение агрессии, принятое Генеральной ассамблеей ООН в 1994 г.

Россия выступает против гонки как ядерных, так и обычных вооружений.

 

Полный учет требований международного права устанавливается в доктрине и в других случаях. В частности, для осуществления миротворческих операций по мандату ООН или по мандату СНГ, а также при оперативном использовании Вооруженных Сил РФ в целях защиты интересов России и ее граждан, поддержание международного мира и безопасности. Среди основных задач Вооруженных Сил и других войск в мирное время называется, например, участие в операциях по поддержанию (восстановлению) международного мира и безопасности, принятие мер для предотвращения (устранения) угрозы миру, подавление актов агрессии (нарушение мира) на основании решений Совета Безопасности ООН или иных органов, уполномоченных принимать такие решения в соответствии с международным правом. А в перечне задач в период непосредственной угрозы агрессии фигурирует выполнение международных обязательств Российской Федерации по коллективной обороне, отражение или предотвращение в соответствии с нормами международного права вооруженного нападения на другое государство, обратившееся к РФ с соответствующей просьбой. Документ требует учета международных договоров РФ при совершенствовании системы дислокации (базирования) Вооруженных Сил и других войск, в том числе за пределами территории России. Изложенный подход свидетельствует о высокой степени ответственности государства в ходе военного строительства и практических действий ВС страны в целях обеспечения ее национальных интересов. Очень важно достичь в этой связи эффективной гармонизации международно-правовых обязательств РФ с российским военным законодательством.

Линия на взаимодействие с международным правом, максимальный учет его положений продолжается и в IV разделе доктрины, посвященном вопросам военно-экономического обеспечения обороны. Так, среди основных задач этого направления фигурирует выполнение обязательств Российской Федерации в соответствии с его заключенными международными договорами в военно-экономической сфере. Международные договоры в качестве базовой категории (вместе с федеральным законодательством) обозначены и в системе военно-политического, военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами, международными, в том числе региональными, организациями на основе внешнеполитической и экономической целесообразности. Как следует из смысла и содержания документа, международное право, взятое в единстве его составных частей (основные принципы, институты региональной безопасности, миротворчества, отрасли – международные договоры, дипломатическое право, право международных организаций, мирное разрешение международных споров и др.), выступает и сегодня, и в перспективе прикладным инструментом решения как задач военно-политического сотрудничества (например, развитие переговорного процесса по созданию региональных систем безопасности с участием РФ), так и достижения его основных приоритетов. К числу последних доктрина относит взаимодействие и координацию с рядом важнейших субъектов международных отношений. Среди них – Республика Беларусь, государства-члены ОДКБ, другие государства-участники СНГ, государства ШОС, ООН, другие международные, в том числе региональные, организации.

Таким образом, военная доктрина Российской Федерации, следуя актуальной для дипломатии и внешней политики XXI века тенденции многоаспектного согласования национального и международного порядка, уделяет самое серьезное внимание проблематике международно-правового регулирования. Такой подход говорит о цивилизованности и ответственности поведения Российской Федерации в международном пространстве, опирающегося в равной степени на принципы Конституции РФ и императивные нормы международного правопорядка, закрепленные в Уставе ООН. Доктринальные положения входят органичной частью в международно-правовую позицию Российской Федерации, легитимизируя и стимулируя ее действия в сфере двусторонней и многосторонней дипломатии. Они способствуют выработке национальной программы содействия совершенствованию и прогрессивного развития современного международного права. Взятые во взаимосвязи с иными логичными постулатами (например, положения Концепции внешней политики Российской Федерации 2008 г.), они представляют солидную нормативную и философскую базу для разработки правотворческих инициатив РФ в международном общении (миротворчество, нераспространение и разоружение, борьба с актами ядерного терроризма, гонкой вооружений, включая обычное оружие и др.). Закрепленные приоритеты активизируют работу, в том числе и военно-политической дипломатии, по продвижению и материализации уже озвученных российских инициатив. В частности, речь идет об идеи разработки новой архитектуры евроатлантической безопасности и заключении соответствующего международного договора о евробезопасности, с инициативой которого руководство России выступило в конце 2009 г. Интеллектуальный продукт РФ, который объединяет положения внешнеполитического характера ряда доктрин и концепций России в сфере безопасности и сотрудничества, отражает не только национальные интересы Российской Федерации, но и потребности мирового (регионального) сообщества. В этом состоит его прикладная и аксиологическая ценность, что не может не укреплять авторитет России, ее международный потенциал в современном мироуправлении.

Василий Николаевич ЛИХАЧЕВ – заместитель министра юстиции Российской Федерации, чрезвычайный и полномочный посол, доктор юридических наук, профессор