Главная / Геополитика / Геополитика

Геополитика

Где найти союзников?
Настало время искать новые инструменты для обеспечения глобальной безопасности и стабильности

В известном смысле подписанный 8 апреля в Праге российско-американский Договор по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) – анахронизм, своего рода реликт «холодной войны», поскольку как бы регулирует острое соперничество двух сторон в военной сфере. Но ведь соперничество это должно было остаться в прошлом, так как «холодная война» завершилась на рубеже 90-х годов прошлого века.

Александр МОЗГОВОЙ

Статья публикуется в порядке дискуссии и отражает личную точку зрения автора

Да, в ней была проигравшая сторона – СССР, который развалился. Но и Соединенные Штаты победителем назвать никак нельзя. Оказалось, что многополярный мир, который в Вашингтоне поначалу вообще не хотели признавать, не только хорош, но и плох. Многополярность породила новые вызовы, которые одинаково угрожают и США с европейскими партнерами по НАТО, и Российской Федерации со странами СНГ.

Однако инерция «холодной войны» сильна и даже очень сильна. По-прежнему Соединенные Штаты и Россия продолжают смотреть друг на друга преимущественно как на врагов. Это наблюдается и на государственном, и на бытовом уровне. За примерами далеко ходить не надо. Вспомним оскорбительную для России реакцию за океаном в связи с событиями в Южной Осетии в августе 2008 г. Но если бы на месте российских миротворцев были бы коварно убиты 15 американских военнослужащих? Тогда погибли и почти 1800 мирных жителей, большинство из которых были гражданами РФ. А если бы они имели американские паспорта? Конечно, Соединенные Штаты не смогли бы сравнять Кавказские горы с землей, но уж точно выжгли бы в Грузии все.

Радиус действия ракет семейства Shahab-3.

 

С другой стороны, нельзя не заметить в российских СМИ чуть ли не радостный тон сообщений о тех или иных неудачах Вооруженных Сил США и НАТО в Афганистане. Эта страна для нас все еще незаживающая рана. А теперь американцы и западноевропейцы наступили на те же грабли. И поделом! Вместо того чтобы бороться с наркопроизводством и наркотрафиком, гоняются за Бен Ладеном и талибами. И как-то невдомек нам, что если бы американцев и их союзников по НАТО не было в Афганистане, то еще не известно, как бы складывалась ситуация в государствах Средней Азии, которую нынче именуют Центральной, то есть у южных границ России. А уж наркотиками завалили бы нас выше крыши. По сути дела, сегодня американские и западноевропейские солдаты выполняют ту работу, которую не доделал советский «ограниченный воинский контингент».

В новой военной доктрине России в качестве основной внешней угрозы для нашей страны указывается на приближение военной инфраструктуры НАТО к границам РФ. Безусловно, военная мощь НАТО представляет угрозу для России, поскольку степень любой угрозы определяется не заявлениями политических деятелей, а реальными возможностями военной машины конкретной страны или группы стран. А такие возможности у НАТО по сравнению с РФ весьма велики. И все-таки угроза со стороны Североатлантического альянса, при всей ее реальности, – некое дежурное блюдо, которое есть в меню провинциальных ресторанов. Его всегда можно подать, когда под рукой на политической кухне ничего другого нет. То же самое по сей день наблюдается в Вашингтоне и западноевропейских столицах. Тень кровожадного «русского медведя» время от времени вытаскивают из старого семейного шкафа и выпускают «погулять» по страницам газет и экранам электронных СМИ.

Старт ракеты Shahab-3.

Между тем, на Западе и на Востоке модно называть друг друга «партнерами». Но понятие это слишком растяжимое и мало к чему обязывающее. Ведь партнерами являются и игроки за карточным столом, и мужчины и женщины, встречающиеся в публичном доме. Наконец, «партнером» братьев Мавроди был незабвенный Леня Голубков.

К числу партнерских можно отнести и подписанный в Праге Договор СНВ-3. Вреда от него никакого. Стороны в нем лишь де-юре зафиксировали позиции, которые де-факто уже существуют в сфере стратегических ядерных вооружений.

Но время требует уже иного характера взаимотношений и другого характера соглашений. А именно – союзнических. Это не значит, что США и Россия в обозначенный в таком договоре срок полюбят друг друга нежно и страстно. Крайностей не надо. Нужен прагматичный подход, какой был когда-то в годы Второй Мировой войны.

Взять хотя бы историю с противоракетной обороной. Следует признать, что США «развели» здесь Россию по полной программе. Судя по всему, планы по размещению противоракет в Польше и радара, управляющего ими, в Чехии, с самого начала были отвлекающим маневром. Пока Москва с яростью Дон Кихота, сражающегося с ветряными мельницами, обрушивала гнев на эти несуществующие объекты, Соединенные Штаты развернули систему ПРО на море с ракетами-перехватчиками SM-3 и системой управления Aegis (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №№1 и 2/2008, №9/2009 и №2/2010). В прошлом году США «пошли навстречу» России, отказавшись от несуществующей ПРО в Восточной Европе и открыв дорогу переговорам по СНВ-3. Много шума было поднято по поводу то ли «перезагрузки», то ли «перегрузки» в российско-американских отношениях, но факт остается фактом – в сфере дипломатии и пропаганды американцы здорово обошли нас.

Теперь в Москве утверждают, что, если США будут совершенствовать свою ПРО, то Россия выйдет из СНВ-3, что предусмотрено этим соглашением. Но пункт о полугодовом режиме выхода из такого рода договоров содержится во всех подобных документах. Достаточно вспомнить о выходе США из Договора по ПРО 1972 г. С точки зрения международного права все было сделано безукоризненно.

Нет сомнений – США будут продолжать совершенствовать свою глобальную систему противоракетной обороны, в том числе с использованием оружия направленной энергии (см. журнал «Национальная оборона» №2/2010). Но следует признать, что беспокойство Вашингтона относительно агрессивных ядерных амбиций ряда государств не беспочвенно. США и России требуется проводить согласованную политику, в том числе по ПРО, пока дело не дошло до большой беды.

Пусковые установки ракет Shahab-3 маскируются под трейлеры.

 

Только такой наивный человек, как министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, может говорить о том, что «не существует доказательств военного характера ядерной программы Исламской Республики Иран». Иранские высокопоставленные деятели объявляют об этом открыто. В начале текущего года из Тегерана пришла весть о начале дообогащения урана до 20-процентного уровня, а в феврале президент Махмуд Ахмадинеджад объявил, что первая партия урана более высокой концентрации уже произведена. При этом он подчеркнул, что завод по обогащению урана в Натанзе может производить и 80-процентное ядерное топливо, то есть признал возможность обогащения урана до оружейной кондиции. Это означает, что примерно через год-полтора Иран получит материал для своей первой ядерной бомбы.

Такими же быстрыми темпами развиваются ракетные программы Исламской Республики Иран (ИРИ). 3 февраля ракета-носитель Kavoshgar-3 («Путешественник-3») успешно вывела на орбиту биокапсулу, то есть искусственный спутник, с живыми организмами. По данным агентства FARS, длина многоступенчатой ракеты – 27 м, стартовая масса – 85 т. «Путешественник-3» способен выводить на 500-км орбиту 100 кг полезной нагрузки.

Эта ракета, как и ракеты семейства Safir («Посланник»), используемые Ираном для мирного освоения космоса, создана на базе боевых ракет типа Shahab («Метеор»). В свою очередь, последние являются клонами северокорейских ракет «Тэпходон», которые держат в страхе граждан Южной Кореи и Японии. Они разрабатывались на основе ракет Р-11 и Р-17, более известных на Западе как Scud-A и Scud-B, поставлявшихся в КНДР Советским Союзом.

Такими «исторически справедливыми» показываются границы КНР в некоторых китайских изданиях.

 

Ракеты Shahab имеют несколько модификаций, отличающихся друг от друга массой полезной нагрузки и дальностью стрельбы. По данным зарубежных источников, ракета Shahab-3 летает на 1200 миль, то есть на 1930 км. Она способна поражать цели не только в Израиле, но и в Казахстане, прикаспийских и приволжских регионах России. А модификация Shahab-3D с дальностью полета 1600 миль (2573 км) из северных районов Ирана уже дотягивается до Москвы и достает страны Восточной Европы.

Известно, что Иран имеет претензии не только к США, до которых в обозримом будущем его ракетам не долететь, и к Израилю, но и к другим государствам. Достаточно вспомнить о недавнем распоряжении президента Махмуда Ахмадинеджада своей администрации «оценить ущерб, который был нанесен Ирану пребыванием на его территории воинских контингентов стран антигитлеровской коалиции – СССР, США и Великобритании – во время Второй Мировой войны». Президент Ирана хочет потребовать компенсации этого урона «для восстановления прав иранского народа». Когда в таком контексте говорится о «правах народа», то надо готовиться к худшему – к войне. Кстати, Тегеран не просто пугает соседние страны своими «метеорами», а производит их скрытное развертывание. Ракеты размещаются на тягачах-установщиках, замаскированных под гражданские трейлеры.

Резко активизировалась военная деятельность Ирана и на Каспии. Там наблюдается постаянное усиление ВМС Исламской Республики.

Военные приготовления Тегерана не остаются незамеченными соседями. Азербайджан, Туркменистан и Казахстан вынуждены укреплять свои вооруженные силы. Только Россия – по идее главная фигура в ОДКБ – пребывает в спячке.

Но Москве лучше не дремать, а вместе с США, их союзниками по НАТО, своими союзниками по ОДКБ следует предпринимать энергичные шаги по обузданию милитаристских амбиций Тегерана. Жесткие санкции против этой страны уже созрели и даже перезрели. Военно-техническое сотрудничество с ИРИ должно быть закрыто до тех пор, пока в Тегеране не установится вменяемый режим. Ну, и конечно, требуется заниматься противоракетной обороной. Лучше не в одиночку, а вместе с США и другими странами НАТО. Поскольку ракетно-ядерные проекты Ирана уже близки к финальной стадии, не стоит исключать и поддержку военных акций США и Израиля против этой страны. Они могут включать передачу разведданных, предоставление воздушного пространства для пролета военной авиации, а также другие меры.

Китайский спецназ готов к освоению «жизненного пространства».

 

Отвечая на вопрос корреспондента американской телекомпании АВС Дж. Стефанополуса относительно иранской ядерной программы, президент РФ Дмитрий Медведев подчеркнул, что «мы не можем равнодушно наблюдать за тем, каким образом развивается там эта ядерная программа». И именно поэтому Россия присоединилась к той работе, которую ведут сегодня по данному вопросу Соединенные Штаты и другие страны. Однако глава российского государства заметил, что «санкции – такая штука, которая срабатывает очень редко». Действительно, санкции вводились теми же Соединенными Штатами и против СССР, но их Вашингтону приходилось отменять в связи с неэффективностью. Почти 50 лет действуют американские санкции против Кубы, но островное государство, пусть трудно, но живет.

К санкциям против Ирана почти наверняка не присоединится Китай, получающий для своей бурно развивающейся индустрии большие объемы нефти и газа из иранских месторождений. Одновременно Иран для КНР – важный рынок сбыта товаров, в том числе военного назначения. Например, практически все противокорабельные ракеты, имеющиеся в арсенале ВМС ИРИ, – китайского происхождения.

И тут вырисовывается другая, более существенная, угроза национальной безопасности России – с китайского направления. Можно, безусловно, верить словам нынешних руководителей КНР о необходимости развития сотрудничества с Россией. Тем паче, что это сотрудничество чрезвычайно выгодно Пекину. Но нельзя не обращать внимания на другие обстоятельства. Военная реформа Народно-освободительной армии Китая сейчас проводится в соответствии с концепцией «стратегических границ и жизненного пространства». А она предусматривает для обеспечения экономической деятельности государства необходимость «увеличения естественной сферы существования», то есть ведения войн по захвату территорий других стран.

Еще в 1993 г. Военный совет ЦК КПК утвердил засекреченную доктрину «одоления трех северов в пределах четырех морей», дабы ХХI век стал «китайским веком». Под тремя «северами» подразумеваются США, Западная Европа и Россия. А под четырями «морями» – все океаны планеты. Ни больше, ни меньше! Естественно, в качестве объекта «одоления» №1 рассматривается Российская Федерация, во всяком случае, регионы ее Дальнего Востока и Восточной Сибири. На картах, которые публикуются в китайских изданиях, «справедливая» граница КНР проводится севернее озера Байкал и Хабаровского края. Но встречаются и такие, где граница проходит по Уральским горам. Все, что восточнее – китайское.

 

Китай сегодня – локомотив вывода мировой экономики из глобального кризиса. Но у всякого локомотива случаются сбои. КНР остро не хватает ресурсов: энергетических, металлов, пресной воды. Переизбыток свободных рук создает очаги социального напряжения, особенно в районах, где сильны сепаратистские настроения. События в Синьцзяне в июле 2009 г. подтверждают это. Поэтому вопрос о «стратегических границах и жизненном пространстве» стоит ребром. Уже происходит тихая китаизация малонаселенных восточных регионов Российской Федерации. Туда из КНР завозятся не только практически все товары широкого потребления и продовольствие, но и рабочая сила на предприятия добывающей и обрабытыващей промышленности, ориентированные на экспорт в Китай.

Во многих китайских средствах массовой информации, книгах и интернет-изданиях настойчиво проводится мысль о войнах, в которых НОАК, естественно, одержит верх над противником. Претензии на «три севера и четыре моря» подкрепляются небывалым ростом китайской военной мощи. КНР располагает современными Вооруженными Силами, способными, если бы не существовало ядерного сдерживания, без напряжения сломить сопротивление войск Сибирского и Дальневосточного военных округов и маломощного Тихоокеанского флота.

Кстати, о стратегических силах КНР. НОАК расплагает 200-300 носителями СНВ, из которых только 40-80 мугут «достреливать» до США. Как нетрудно догадаться все 200-300 китайских стратегических ракет способны поражать цели на территории России. И это без учета носителей тактических ядерных боеприпасов. То есть нам впору думать не о сокращении ядерных арсеналов, а об их увеличении и совершенствовании.

И требуется совместно с Соединенными Штатами противостоять потенциальной китайской угрозе. Но зачем Россия нужна США? Если говорить просто, то после крушения России наступит очередь США. Уже сейчас американские эксперты говорят о том, что 2017 г. станет последним годом, когда Соединенные Штаты смогут победить КНР в гипотетическом военном конфликте, а к 2025 г. КНР значительно превзойдет США по военной мощи.

Да, Договор СНВ-3 неплох, но он уже не играет той роли, которая выпала в свое время на договоры ОСВ-1, ОСВ-2 и СНВ-1. Настало время искать новые инструменты для обеспечения глобальной безопасности и стабильности, в том числе в направлении строительства новых союзнических отношений между Москвой и Вашингтоном.