Главная / Геополитика / Геополитика

Геополитика

Совместный ответ на вызовы и угрозы XXI века
Пять лет «Дорожным картам» партнерства России и Евросоюза

10 мая 2005 г. в Москве на саммите Российская Федерация – Европейский Союз был дан политический старт новому проекту и этапу в стратегическом партнерстве сторон, относящихся к ключевым и системным игрокам современного миропорядка. После многолетнего анализа действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г., накопленного опыта двустороннего и многостороннего дипломатического взаимодействия, тенденций мирового развития в эпоху глобализации Москва и Брюссель утвердили четыре важных документа, получивших название «дорожные карты».

Василий ЛИХАЧЕВ

Они были целенаправленны на формирование пространств: общего экономического; внешней безопасности; свободы, безопасности, правосудия; науки и образования, включая культурные аспекты. Будучи политическими по своему характеру, «дорожные карты», воплощая общие для отношений РФ и ЕС ценности – демократия, верховенство права, обеспечение основных прав и свобод человека, уважение частной собственности, рыночной экономики, опираясь на основные принципы международного права и устава ООН, закрепили взаимные обязательства по актуальным векторам стратегического общения.

Василий Лихачев.

Вне всякого сомнения, этими договоренностями была заложена новая модель межгосударственного управления, инновационная для миропорядка XXI века. Эта характеристика подтверждается тем, что в документах отражены важнейшие интересы самих сторон (персональные), общие для их кооперации, а также потребности и стимулы корпоративных (для региона Европы, Евразии, для международного сообщества в целом) отношений. В пользу такой формы регулирования (новаторской для России, Евросоюза, его государств-членов) говорит и пятилетний опыт реализации московских договоренностей 2005 г. Его содержание в целом (политическая нормативность и обязательность, содержательность, целевая и функциональная нацеленность, наконец, достигнутое в движении к созданию реальных геополитических и геоэкономических пространств) – достойный ответ пессимистам и критикам самого проекта, которые считали тогда, что появление указанных документов – реакция на отсутствие четких ориентиров в сотрудничестве России и Евросоюза, их согласованной политической воли, глубокого расхождения их собственных внешних приоритетов, растущей конкуренции в мировых делах.

Судя по многим фактам, «дорожные карты» следует оценивать как документ компромисса сторон, их желания сохранить устойчивость и прогресс в развитии совместного диалога, гармонизации приоритетов, создании такого объединенного потенциала, который бы стал заметным международным фактором в решении вопросов глобальной повестки дня по версии ООН (борьба с международным терроризмом и организованной преступностью, СПИДом, другими инфекциями, пиратством, укрепление универсальности режимов нераспространения, преодоление голода и детской смертности, обеспечение общепризнанных прав человека, экология и др.).

С какими практическими достижениями пришли к юбилею «дорожных карт» Москва и Брюссель?

В рамках первого направления создан системный механизм из шестнадцати отраслевых диалогов, которые покрывают в дипломатическом смысле многие разделы экономического профиля и приводят к значительным результатам. Так, сегодня ЕС стал крупнейшим инвестиционным партнером России. На долю стран-членов ЕС приходится более 80% от общего объема накопленных иностранных инвестиций в российской экономике.

Запущенный еще в 2000 г. энергодиалог развивается по нескольким новым тематическим группам: по энергоэффективности и энергосбережению; энергостратегиям, сценариям и прогнозам; развитию энергетических рынков. В ноябре 2009 г. был подписан меморандум о механизмах раннего предупреждения в сфере энергетики.

Председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу доволен взаимодействием с Россией.

В структуру транспортного диалога входят пять рабочих групп по: транспортной стратегии, инфраструктуре и государственно-частному партнерству; безопасности на транспорте; морскому, речному и внутреннему водному транспорту; по автомобильному и железнодорожному транспорту.

Такая же актуальная нацеленность на решение прикладных задач присутствует в других диалогах РФ – ЕС: в области регулирования промышленной продукции, по промышленной политике и предпринимательству; по региональной политике; по информационному обществу; по защите прав интеллектуальной собственности; в сфере механизма раннего предупреждения об изменении режима торговли; по сотрудничеству в области космоса; по сельскому хозяйству; по окружающей среде; по финансовой и макроэкономической политике; в области госзакупок; в области рыболовства; в сфере здравоохранения. Складывается диалог в рамках таможенного сотрудничества. Накопленный опыт взаимодействия РФ и ЕС в границах общего экономического пространства говорит о наличии между ними реального интеграционного сближения. Он имел особое значение в процессе преодоления последствий последнего мирового финансового и экономического кризиса. Также этот опыт напрямую содействует планам модернизации Российской Федерации, заявленным президентом РФ Д. Медведевым. Логично, что российская сторона поддержала инициативу Брюсселя «Партнерство для модернизации».

Растущее значение приобретает сотрудничество РФ – ЕС по общему пространству внешней безопасности. Это связано и с ориентирами Евросоюза стать самостоятельной внешнеполитической личностью, обладать международной правосубъектностью (в соответствии со вступлением в силу Лиссабонского договора), и с активизацией позиционирования Российской Федерации в глобальном миропорядке (на что нацеливает Концепция внешней политики РФ 2008 г., другие директивные документы, например, Военная доктрина России), и с реальным осознанием европейской элитой и дипломатией роли политического и юридического ресурса (объединенного) двух сторон в решении мировых и региональных проблем.

В течение прошедшего времени Россия и Евросоюз содействовали укреплению центральной роли ООН в поддержании международного порядка, основанного на эффективной многосторонности, началах коллективного управления миром через международное право. Велась работа по борьбе с международным терроризмом (универсализация 13 антитеррористических конвенций ООН, подготовка Всеобъемлющей конвенции ООН о международном терроризме, интенсификация сотрудничества в рамках международных и региональных форумов и т.д.).

Особый акцент делается на диалог в области нераспространения, экспортного контроля и разоружения. Стороны имеют близкие позиции по укреплению режима гарантий МАГАТЭ, поддержки ДНЯО, КЗХО, ДВЗЯИ, другим договорам, координируют свои шаги по решению проблем «ядерного досье» Северной Кореи и Ирана. Получили импульс, как соответствующие интересам РФ и ЕС, шаги в сфере кризисного регулирования. Например, задействование (по просьбе Евросоюза) российской вертолетной группы для обеспечения военной операции Евросоюза в Чаде и ЦАР в 2008 и 2009 гг. В настоящее время налажено рабочее взаимодействие между российскими кораблями, действующими в Аденском заливе, и операцией ЕС «Аталанта» по борьбе с пиратством у берегов Сомали. Активными темпами и позитивно развивается сотрудничество с Еврокомиссией и странами-лидерами ЕС в области гражданской защиты. Рассматривается вопрос об аренде воздушных судов, включая российские транспортные и противопожарные воздушные средства, с целью их использования в рамках Механизма гражданской защиты Евросоюза. Энергетической устойчивости государств ЕС служит работа по обеспечению безопасности строительства трасс магистральных газопроводов «Южный поток» и «Северный поток», в которые включилось МЧС России. Шагом в прагматичном направлении стали контакты между военными структурами России и ЕС, включая Европейское оборонное агентство. Последнее имеет интерес к вопросам модернизации, полевого обслуживания, подготовки экипажей, снабжения запчастями и агрегатами вертолетов российского и советского производства; совместной с нами работе над проектом перспективного транспортного вертолета; подключении России к европейской единой системе наблюдения за обстановкой на море.

Приоритетное внимание стороны уделяют активизации сотрудничества между Россией и ЕС в области противодействия терроризму.

 

В достаточно позитивной атмосфере, хотя и не без проблем, реализуется другой документ – «дорожная карта» по общему пространству свободы, безопасности и правосудия. Помимо собственно прикладных акцентов это сотрудничество имеет большое политическое значение, став ключевым элементом стратегического партнерства между Москвой и Брюсселем. Каковы его приоритеты? В блоке «свобода» к таковым следует отнести содействие облегчению передвижения людей и реадмиссию, сотрудничество по пограничным вопросам, обеспечение эффективной миграционной политики. За эти годы были подготовлены и вступили в силу договоренности о первых шагах по либерализации визовых вопросов (Соглашение 2007 г.). Однако, несмотря на политические декларации, кардинальных изменений не произошло. Российская сторона предоставила всю необходимую информацию для достижения в перспективе безвизового режима поездок граждан. Эксперты двух сторон в постоянном режиме обсуждают эту тематику. Не хватает политической воли структур Евросоюза для выхода на системные и конкретные договоренности. Активное взаимодействие РФ и ЕС показывают по пограничной проблеме. Оно усилилось после подписания в 2007 г. Соглашения между Погранслужбой ФСБ России и Агентством по управлению внешними границами ЕС (FRONTEX).

Обеспечению эффективной миграционной политики, в том числе с целью снятия сложностей на безвизовом треке, служит инициатива России (2009 г.) о запуске миграционного диалога РФ – Евросоюз. Мы предложили партнерам тематику, которая, в случае ее решения, снимет многие политические и юридические озабоченности (оценка рисков, связанных с миграцией, упрощение свободного передвижения лиц, борьба с нелегальной миграцией и др.).

В настоящее время налажено рабочее взаимодействие между российскими кораблями, действующими в Аденском заливе, и операцией ЕС «Аталанта» по борьбе с пиратством.

 

В блоке «безопасность» приоритетное внимание стороны уделяют активизации сотрудничества между Россией и ЕС в области противодействия терроризму, поиску путей совместной работы по предотвращению терроризма и борьбе с ним в соответствии с нормами международного права; борьбе с трансграничной преступностью, в том числе путем сотрудничества между правоохранительными органами; решению проблемы наркотических средств (включая предложения и незаконный оборот наркотиков, предотвращение утечки прекурсоров, предотвращение спроса на наркотики и ограничение ущерба). В этой работе самое профессиональное участие принимают российские ведомства: МИД, Минюст, МВД, ФСБ, Генеральная прокуратура, ФСКН, евросоюзовские структуры, в частности Европол и Евроюст. Существует потребность в укреплении договорной базы такого взаимодействия.

Российский газ согревает Европу.

Совет ЕС предоставил Комиссии ЕС полномочия на ведение переговоров о заключении Соглашения с Россией по контролю за оборотом наркотиков. Сложнее обстоит дело с получением мандата Европолом на ведение переговоров по заключению Соглашения об оперативном сотрудничестве с РФ. Эта ситуация консервируется в течение нескольких лет. Она противоречит политическим задачам партнерства, диссонирует с реальными достижениями в этой сфере, связанными, в частности, с эффективным осуществлением Плана совместных действий Россия – ЕС по борьбе с организованной преступностью 2000 г. Совершенно очевидно, имея в виду объемы и темпы распространения организованной преступности в Европе, что неотложность в международно-правовом обеспечении антикриминального взаимодействия Российской Федерации и Европейского Союза будет усиливаться.

Главной задачей по блоку «правосудие» является содействие повышению эффективности судебной системы России и государств-членов ЕС и принципы независимости суда, а также развитие судебного сотрудничества между РФ и Евросоюзом. Акцент в ее реализации делается на два приоритетных направления. Первое – совершенствование сотрудничества по уголовным делам. Важнейшая здесь тема – оптимизация переговоров с Евроюстом с целью подготовки специального Соглашения. Они тормозятся из-за позиции ЕС, суть которой – наличие в РФ недостаточного уровня защиты персональных данных, невступление в силу для России Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных. Также сторону ЕС не удовлетворяет статус Роскомнадзора. Она настаивает на необходимости создания нами некоего подотчетного лишь парламенту автономного российского органа по защите персональных данных. Россия предпринимает меры, чтобы снять эти озабоченности. Так, в Госдуме подготовлен пакет поправок к законодательству, которые приведут его в соответствие с международными стандартами. Сформулированы экспертные заключения о роли Генеральной прокуратуры как независимой структуры в сфере контроля за защитой персональных данных. Рассматривается идея создания совместной рабочей группы по уголовным делам. Изучается возможность получения Россией доступа к базе данных Европейской судебной системы. Дискутируется предложение о разработке под началом рабочей группы рекомендаций по подготовке запросов об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Второе направление – развитие сотрудничества по гражданским и уголовным делам. Потребность в его обеспечении возрастает, в том числе в силу расширения участия России, российского бизнес-сообщества в интеграционных процессах, а также потребности в формировании общеевропейского юридического и гуманитарного пространства. Отсюда особое значение приобретает получение Еврокомиссией мандата на проведение официальных переговоров по подготовке соглашения Россия – ЕС о правовой помощи по гражданским и торговым делам. Позитивным шагом в интенсификации работы по этому вопросу стало бы присоединение России как члена Гаагской конференции по международному частному праву к ряду Гаагских конвенций, в частности, о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (1980 г. и 1996 г.). Его следует всесторонне обсудить в рамках органов законодательной и исполнительной власти РФ.

Следующая, четвертая, «дорожная карта» по формированию общего пространства науки и образования, включая культурные аспекты нацелена на использование богатого интеллектуального наследия и накопленных Россией, странами Евросоюза знаний. За эти годы активизировалось участие России в Болонском процессе, ориентированном на создание единого Европейского пространства высшего образования, запущена программа ТЕМПУС ІX, в Москве учрежден Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД РФ. Немало положительного, в том числе практически полезного, создано в области культурного общения РФ и ЕС. Идет подготовка специального Плана действий по сотрудничеству в этой сфере.

Незаконный оборот наркотиков – общая угроза для всех цивилизованных государств.

 

Таким образом, подводя итоги периода запуска и реализации четырех «дорожных карт» в отношениях между Российской Федерацией и Европейским Союзом, можно сделать некоторые выводы.

Будучи новым словом в европейской и мировой дипломатии, документы позволили актуализировать приоритеты международного сотрудничества и партнерства, приблизить их к требованиям глобализации и интеграции.

Эти договоренности восполнили идеологический, содержательный и организационный пробел, который объективно возник в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией, Европейскими Сообществами и государствами-членами ЕС 1994 г. Их реализация (процесс, который продолжается) прокладывает через опыт, согласование позиций сторон, адаптацию их внешних политик и экономик, правовых систем к требованиям жизни мост к более высокому уровню регулирования – новому соглашению о стратегическом партнерстве и сотрудничестве.

Проблемы нелегальной миграции требуют согласованных решений.

Имплементация московских договоренностей РФ – ЕС 2005 г. однозначно могла быть более весомой, содержательной по своим последствиям. Об этом следует говорить и откровенно, и принципиально, отвечая на вопрос, каким должно стать стратегическое взаимодействие на основе принципов справедливости и международного права в ХХІ веке?

Понятно, что модель мироуправления (в ее ракурсе к отношениям России и Евросоюза) в современный период включает критерии интереса, открытости, обязательности, следования традициям и, конечно, инновации.

Во многих аспектах партнерство Москвы и Брюсселя приближается к статусу «творческого диалога», оптимальной интеграции, что сказывается на режиме региональной и мировой безопасности, как это требует устав ООН, другие международно-правовые и политические источники. Но, повторимся, реальный потенциал взаимодействия сторон выше, чем его можно обозревать сегодня.

Причин тому несколько. Применительно к ЕС – это развитый евроэгоизм объединения и его отдельных членов, стремление к первенству в политике и экономике, обладание ЕС некой критической массой (двойные стандарты, проявление русофобии и правового нигилизма), слабости управления общеесовских структур в условиях расширения 2004 и 2007 гг., недостаток потенциала ЕС (организационного, нормативного и т.п.) в реакции и преодолении мировых кризисных процессов.

Если говорить о РФ, то, очевидно, что оно как государство находится в стадии становления, освоения демократического и иного ценностного капитала, перестройки своей нормативно-правовой базы, улавливания и транспортации сигналов регуляции рыночной экономики. Все это сказывается и на степени ее эффективности как международной личности. Но надо видеть, что по мере решения задач модернизации национальной политики, экономики, юриспруденции, государственный ресурс России как суверенной державы будет возрастать. Повышается и ее способность к гармонизации отношений с внешним миром, включая ЕС. Палитра связей с ним не будет ограничиваться формулой «технологии, инвестиции из Европы, сырье из России». Она станет более яркой, динамичной и самобытной. Мы имеем все основания для оптимистичного подхода к совершенствованию и стабильности диалога России и Евросоюза как действительно стратегических партнеров. Уже сегодня накопленный ими опыт взаимодействия позволяет характеризовать политику, дипломатию Москвы и Брюсселя в качестве катализаторов формирования Кодекса поведения современных акторов (государств, международных организаций) перед вызовами и угрозами ХХI века.

Василий Николаевич ЛИХАЧЕВ – заместитель министра юстиции Российской Федерации, чрезвычайный и полномочный посол, доктор юридических наук, профессор