Главная / Геополитика / Геополитика

Геополитика

Об организации военного управления на стратегических направлениях
Подчинение всех сил и средств единому командованию не зависит от названия органа управления на ТВД

Для научно обоснованного решения этого вопроса желательно учесть, во-первых, позитивные и негативные стороны из опыта прошлого, а во-вторых, – и это главное – четко определиться для решения каких оборонных задач и в каких условиях ведения вооруженной борьбы создается новая система военного управления.

Махмут ГАРЕЕВ

НЕКОТОРЫЕ УРОКИ ИЗ ОПЫТА ПРОШЛОГО

Еще в конце ХIХ – в начале ХХ вв. (в франко-прусской, русско-турецкой, русско-японской войнах) на полях сражений действовали несколько отдельных армий, объединенных командованием на ТВД.

С увеличением размаха вооруженной борьбы в период Первой мировой войны, когда на линии русско-германского противоборства с обеих сторон действовали по 8-10 армий, возникла необходимость создания фронтовых командований (групп армий), в состав которых входили по 3-4 армии. В русской армии – Северный, Западный и Юго-Западные фронты, управление фронтами осуществлялось Ставкой ВГК через полевой штаб.

Во Второй мировой войне размах вооруженной борьбы еще больше возрос и с советской стороны в действующей армии в разные периоды приходилось создавать до 10-15 фронтовых командований (как органов оперативно-стратегического звена), включающих в свой состав по 5-9 общевойсковых армий, 40-70 стрелковых дивизий, 1-3 танковые армии, 1-2 воздушные армии общей численностью до 800 тысяч человек. Одновременно надо было управлять несколькими флотами, отдельными объединениями ВВС, ПВО, крупными формированиями резерва ВГК и другими войсками. Все это усложняло и затрудняло оперативное управление Вооруженными Силами. К тому же до начала войны недостаточно была продумана сама организация стратегического управления Вооруженными Силами. Предлагалось, что, как и в период Гражданской войны, глава государства будет возглавлять Совет обороны (ГКО) страны, а главное военное командование возглавит нарком обороны. Но поскольку он без ведома Сталина не мог принимать никаких решений и это тормозило процесс управления, последний встал во главе Ставки Верховного Главнокомандования. Весьма приниженным и раздробленным оставалось управление видами, родами Вооруженных Сил, тыловыми, техническими и другими службами.

Без пехоты невозможно выиграть даже самую совершенную высокотехнологичную войну.

 

В связи с этим сложившаяся обстановка потребовала осуществлять повышение оперативности и эффективности управления Вооруженными Силами по двум направлениям.

Во-первых, был сделан упор на повышение роли Генерального штаба, как основного (а не «рабочего») органа стратегического управления Вооруженными Силами, освободив его от некоторых второстепенных функций по комплектованию и обеспечению войск (сил). Были повышены должностное положение, статус, расширены права и функциональные обязанности командований видов ВС, родов войск и прежде всего ВВС, артиллерии, бронетанковых войск, связи, инженерных войск, создан централизованный тыл Вооруженных Сил. Эти меры себя всемерно оправдали.

Во-вторых, с целью улучшения контроля и координации действий фронтов 10.07.1941 г. было принято решение о создании главнокомандований на стратегических направлениях.

В первый, наиболее сложный период войны они принесли определенную пользу, но в полной мере себя не оправдали, и в сентябре 1942 г. были упразднены. Прежде всего, потому, что их нельзя было превращать в обычный орган управления с возложением на них функций планирования операций и постановки задач фронтам. Появление такого промежуточного звена между Ставкой и фронтами резко (на 2-3 суток) снижало бы оперативность управления войсками. Все стратегические операции планировались Генштабом и оперативные директивы отдавались от имени Ставки. Кроме того, не имея в своем распоряжении никаких непосредственно подчиненных сил и средств, они не могли существенно влиять на ход ведения операций.

Вместе с тем, в ходе войны впервые возникла такая новая форма стратегических действий, как операция группы фронтов, где для достижения определенных стратегических целей объединялись усилия нескольких фронтов, флотов, воздушных армий и объединений ПВО. Для координации усилий фронтов и других объединений в таких операциях потребовалось введение института представителей Ставки ВГК. Чаще всего в такой роли выступали Г.К. Жуков, А.М. Василевский, Н.Н. Воронов, С.К. Тимошенко и др.

 

Президент РФ Дмитрий Медведев 21 сентября 2010 г. подписал Указ о «О военно-административном делении Российской Федерации».

 

В целях оптимизации структуры управления Вооруженными Силами РФ при решении в регионах Российской Федерации задач в области обороны реформирование военно-административного деления РФ будет осуществляться в два этапа.С 1 сентября 2010 г. создается Западный военный округ на базе Ленинградского и Московского военных округов. Существующие в настоящее время Северо-Кавказский военный округ, Приволжско-Уральский военный округ, Сибирский военный округ и Дальневосточный военный округ сохраняются.

 

С 1 декабря 2010 г. устанавливается новое военно-административное деление Российской Федерации, которое помимо уже созданного Западного военного округа будет включать еще три новых военных округа.

 

На базе Северо-Кавказского военного округа создается Южный военный округ.На базе Приволжско-Уральского военного округа создается Центральный военный округ.

Сибирский военный округ и Дальневосточный военный округ преобразуются в Восточный военный округ.

 

 

Находясь непосредственно в действующей армии, на полях сражений, они добивались более оперативного выполнения поставленных Ставкой задач, контролировали действия войск, оказывали необходимую помощь командованиям фронтов, докладывая по важнейшим вопросам развития операций Верховному главнокомандующему.

Но все же представители Ставки, не имея непосредственно подчиненных им резервов, своих средств связи, органов и пунктов управления, располагались на пунктах управления одного из фронтов и не имели возможности существенно влиять на ход развития операции. Но, несмотря на то, что и в этой системе были слабые места и некоторые командующие (например, К. Рокоссовский) отрицали целесообразность представителей Ставки при фронтах, этот институт в целом способствовал более оперативному управлению войсками (силами) в ходе операций на стратегических направлениях. Вместе с тем проблема организации военного управления на стратегических направлениях оставалась не до конца решенной как во время войны, так и в послевоенные годы.

В 70-е годы по инициативе начальника Генерального штаба Н.В. Огаркова и при поддержке министра обороны Д.Ф. Устинова правительством было принято решение о создании постоянных и полноценных главнокомандований на стратегических направлениях: на Западе, Юге и Востоке. Сформированы полноценные органы управления, построены для них пункты управления, оснащенные всеми необходимыми средствами связи и автоматизации. Создание таких командований в ту пору было вполне оправданным. При наличии пяти видов ВС, 24 военных округов, групп войск, 4 флотов, нескольких отдельных воздушных армий, стратегических ядерных сил, союзных армий ОВД и других войск стратегическое управление всеми этими силами и средствами только через Генеральный штаб становилось весьма затруднительным. Нужно было более рационально и четко распределить функции военного управления в центре и на важнейших стратегических направлениях.

Вместе с тем, как и следовало ожидать, первые же месяцы их работы, проведенные обычные командно-штабные учения показали, что главные командования на стратегических направлениях нецелесообразно было превращать в самостоятельные промежуточные органы управления между Ставкой (Генштабом) и фронтами (военными округами). Опыт показал, что наиболее рациональным было участие главкоматов в заблаговременном планировании стратегических операций под руководством Генштаба и организаторская работа при подготовке и ведении операций. В ходе операций важнейшие, переломные решения должны были приниматься Ставкой ВГК с учетом предложений главков направлений и директивы фронтам отдаваться через Генеральный штаб, осуществляя параллельный метод работы.

При строго последовательной работе по принятию решений и планированию операций – Ставка (Генштаб) – главкомат направления – фронт, оперативность управления тормозилось и существенно снижалось, что при современном характере операций было совершенно недопустимо.

Следовательно, создание главкоматов на стратегических направлениях было делом прогрессивным, перспективным, но при условии, что они не превращаются в обычные промежуточные органы управления, а представляя собой выдвинутые на ТВД передовые пункты (составные части) системы управления Ставки ВГК, имеют основную функцию – практическую организацию выполнения поставленных Ставкой задач на стратегических направлениях.

В 90-е годы в связи с распадом СССР и резким сокращением российских Вооруженных Сил и количества оперативно-стратегических объединений, главкоматы на стратегических направлениях были ликвидированы.

 

КАК НАИБОЛЕЕ ЦЕЛЕСООБРАЗНО ОРГАНИЗОВАТЬ СИСТЕМУ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Прежде всего, в определенной мере учесть некоторые позитивные и негативные моменты из опыта прошлого.А в целом рационально организовать военное управление на важнейших стратегических направлениях можно лишь на основе уяснения и четкого определения всей системы стратегического управления Вооруженными Силами с учетом реальных угроз для безопасности России, вытекающих из них оборонных задач и характера вооруженной борьбы, чтобы четко представлять себе какие группировки ВС для этого могут потребоваться и какими силами и средствами предстоит управлять. К сожалению, в последние годы объективная оценка этих основополагающих факторов подменяется подспудными, надуманными, привнесенными со стороны схематическими, политологическими соображениями, исходящими как от официальных лиц других государств (партнеров), так и различных неправительственных организаций, общественных деятелей внутри страны, в т.ч. путем распространения дезинформационной литературы по оборонным вопросам. Главные усилия направляются на разрушение нашей сложившейся системы военного управления и подрыв того положения, которое занимали в этой системе Генштаб и военные округа. Каждая война уникальна, неповторима и к никакой прошлой войне готовиться невозможно, если даже кто-то этого захочет. Трудно сказать также с абсолютной точностью, какой будет следующая война для России. И чтобы не ошибиться в прогнозах, надо исходить не из отвлеченных прожектов, а прежде всего учитывать ту объективную реальность, которая уже сегодня дает о себе знать и определяет действительные тенденции развития характера вооруженной борьбы.

Так, последние войны в Югославии, в Ираке 1991 и 2003 гг. и в Афганистане показали, что руководство США стремится решить свои военные задачи в любой войне, прежде всего, массированным применением высокоточного оружия с целью разрушения инфраструктуры, экономики противостоящей стороны и ведением бесконтактных военных действий с минимальным участием Сухопутных войск. Но опыт Ирака, Афганистана показывает, что на практике не все таким путем получается. Пока что подкуп командиров противостоящей армии оказывается более действенным оружием, чем ВТО. Для оккупации и подавления сопротивления в завоеванной стране приходится привлекать силы и средства десятков других стран, а США в 1,5 раза увеличивают численность своих Сухопутных войск.

Опыт показывает также, что любой профессиональной контрактной армии может хватить не более чем на одну-две недели серьезной войны.

Потом ее надо пополнять и усиливать. США в каждой из упомянутых войн были вынуждены дополнительно привлекать организованный резерв до 200-300 тыс. человек. У нас необходимость всего этого кое-где без всяких оснований ставится под сомнение. Например, если вопреки всем нашим стремлениям и желаниям, случится война на Востоке или Юге, неизбежно нашим Вооруженным Силам придется столкнутьсяне только с высокоточным оружием, но и многомиллионными группировками войск.

Нельзя упрощать и борьбу с терроризмом, сводя ее лишь к действиям бандформирований и специальных подразделений. Реально можно видеть, что так называемые террористы, как например, талибы в Афганистане, сепаратисты в Косово, в некоторых африканских странах могут захватывать целые государства и действовать с применением крупных вооруженных формирований, оснащенных тысячами артиллерийских орудий и минометов, сотнями танков, авиацией. Для эффективной борьбы с ними потребуются не только спецподразделения, но и крупные силы регулярных войск. Нельзя забывать и о том, что террористические формирования создаются не только мифическими «бен-ладенами», но и соответствующими государственными структурами ряда стран, как например, талибы и другие моджахеды, действовавшие против советских войск в Афганистане и в последующем против российских войск в Чечне.

Надежное управление является основой основ деятельности штабов всех уровней.

 

В перспективе в систему управления необходимо закладывать такие потенциальные возможности, которые позволяли бы управлять не только имеющимися на сегодня силами и средствами, но и всеми теми, которые могут потребоваться реально в военное время.

Главный урок из опыта организации военного управления к 1941 г. состоит в том, что именно высшее стратегическое звено было слабее всех подготовлено к выполнению своих задач в военное время. Уже в условиях начавшейся войны при тяжелейшей обстановке на фронтах пришлось на ходу решать вопросы об организации стратегического руководства: кто составляет главное командование, откуда осуществляется управление Вооруженными Силами и многие другие. С органами стратегического и фронтовых управлений до войны не было проведено ни одного учения под руководством вышестоящих начальников (руководителей).

Учитывая все это, необходимо и в современных условиях еще в мирное время заблаговременно определиться, как будет организовано стратегическое руководство, чтобы с началом войны не заниматься его перестройкой. Все органы управления надо целеустремленно готовить к выполнению своих функций в военное время.

Одним из самых слабых мест в системе стратегического руководства в наше время является то обстоятельство, что она недостаточно приспособлена для противостояния новому характеру угроз безопасности России. Практически главные угрозы осуществляются политико-дипломатическими, экономическими, информационными и другими невоенными и подрывными средствами и способами. Но усилия различных государственных органов по противодействию подобным угрозам должным образом не скоординированы. Желательно, чтобы все акции и мероприятия, проводимые по линии МИД, органов внешнеэкономических связей, разведывательных и контрразведывательных органов, Министерства обороны, МВД, ФСБ и других ведомств осуществлялись под руководством Совета безопасности и правительства РФ.

Координацию усилий всей военной организации РФ в интересах обороны страны военными средствами целесообразно возложить на министра обороны. Вместе с тем, нужно не снижать, а всемерно повышать роль Генштаба, как задающего генератора в решении оперативно-стратегических вопросов, и главкоматов видов ВС в области военного строительства.

Угрозы из воздушно-космической сферы постоянно растут.

 

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ НА СТРАТЕГИЧЕСКИХ НАПРАВЛЕНИЯХ

В последнее время принято вполне обоснованное решение о создании Объединенных стратегических командований («Запад», «Восток», «Юг» и «Центр»), которым должны быть подчинены все силы и средства на ТВД.

В мирное время они будут именоваться военными округами. Военный округ – хорошо испытанная и понятная всем форма организации военного управления на территории страны. Она привычная и не вызывает никакой настороженности у соседних государств.

Подчинение всех сил и средств единому командованию не зависит от названия органа управления на ТВД. Если они не подчинялись командующему войсками округа (фронта), они не будут подчиняться и региональному командованию. Во время пребывания наших войск в Египте, Афганистане, а позже в Чечне были испробованы различные варианты, но управление как было, так и осталось разрозненным, хотя по опыту Чечни был накоплен и некоторый положительный опыт создания объединенных группировок различных силовых ведомств. Главное по этому вопросу – нужно твердое решение и воля главы государства по осуществлению более эффективной и надежной интеграции во всех звеньях и, в первую очередь, на важнейших стратегических направлениях.

Создаваемые Объединенные стратегические командования – это не аналог того, что пытались создавать несколько лет назад. Тогда под надуманными предлогами разделение оперативных и административных функций и региональные командования создавали, и военные округа оставляли.

Создание региональных командований с одновременным сохранением управлений военных округов при планирующемся нерациональном распределении управленческих функций не улучшало, а еще больше усложняло систему управления на стратегических направлениях, вызывая при этом совершенно неоправданные дополнительные расходы на оборудование пунктов управления и устройство новых органов управления.

При этом имелось в виду, что региональные командования будут заниматься в основном планированием операций, постановкой задач подчиненным объединениям, соединениям и управлением их боевым применением. Управления военных округов сосредоточивают свои основные усилия на мобилизационной работе, комплектовании и всестороннем обеспечении войск, боевой подготовке войск и других административно-хозяйственных функциях.

При этом возникало ряд трудно разрешимых противоречий.

Во-первых, нарушался принцип единоначалия и полнота ответственности каждой военной инстанции за боевую способность и боевую готовность подчиненных войск (сил).

Начиная с Суворова и кончая Жуковым, всегда считалось незыблемым положение, что командующий, командир вырабатывает решение на бой, операцию, планирует их и в соответствии со своим замыслом конкретно готовит войска (силы) и обеспечивает их всем необходимым в интересах выполнения поставленных задач. В этих делах разрывать функции и ответственность недопустимо и практически невозможно.

Новые ОСК теперь будут управлять флотами.

 

Во-вторых, не зная во всей полноте замысла операции, суть выполняемых боевых задач, невозможно целенаправленно и предметно решать задачи по боевой подготовке войск и их всестороннему обеспечению. При подобной системе неизбежна оперативно-тактическая деградация офицеров управлений округов, а в управлениях региональных командований будет формироваться плеяда офицеров, занимающихся оперативным планированием, но оторванных от войсковой жизни.

В целом при создании региональных командований еще больше увеличивалась многоступенчатость и раздробленность решения ряда управленческих задач, что снижало бы оперативность управления. Вместе с тем, не закладывалось никаких законодательных, нормативно-правовых или закрепленных приказами положений, которые бы на деле обеспечивали подчиненность всех сил и средств различных ведомств, централизацию и интеграцию управления войсками (силами) на стратегических направлениях.

Ссылка на американский опыт не подходит для российских условий. Там главкоматы на ТВД создаются для управления группировками войск, выдвинутыми на тысячи километров от территории США. Нам нужно организовать управление группировками войск на своей территории.

При организации Объединенных стратегических командований устраняются перечисленные выше противоречия, слабые места и создается действительно единая система управления всеми силами и средствами на ТВД. Им не будут подчинены лишь стратегические ядерные силы, которые будут находиться под командованием Ставки ВГК (через Генштаб).

Но возникают и некоторые вопросы, которые надо уточнять. Например, почему штабы ОСК находятся в Хабаровске (в 1,5 км от госграницы) или в Петербурге, как организовать единое управление морскими силами, исключив из них компоненты СЯС и некоторые другие.

Для более глубокого исследования назревших вопросов организации стратегического управления и основательной их практической проверки, целесообразно провести стратегическое командно-штабное учение под руководством Верховного главнокомандующего с привлечением высших органов управления всех силовых ведомств РФ в качестве обучаемых, где они могли бы отрабатывать вопросы управления с «закрытыми» картами в условиях, приближенных к реальной действительности. И по итогам этого учения сделать окончательные выводы.

Махмут Ахметович ГАРЕЕВ – президент Академии военных наук, генерал армии