Главная / Главная тема / Главная тема

Главная тема

«Литой свинец»: первая война 2009 года
Наступит ли мир после «свинцовой» бури

19 декабря 2008 г. закончилось перемирие между исламистами и Израилем. В Тель-Авиве высказались за его продление. Иного мнения придерживались в Дамаске, где находилась «передвижная» штаб-квартира ХАМАС. Заграничный политорган движения к тому времени уже подготовил план «провоцирования» Израиля на войну, подобную второй ливанской в 2006 г. Иначе, по мнению исламистских политиков, никто в мире не будет говорить с ХАМАС, тем более – вникать в его проблемы. Поэтому глава политбюро ХАМАС Халед Машааль, вопреки призывам с разных сторон, объявил, что его движение не собирается продлевать перемирие. Вначале премьер-министр непризнанного правительства Исмаил Хания (который находился в Газе) с недоумением воспринял решение политического руководства. Но потом его поддержал, не без «настоятельной просьбы» Тегерана.

Валерий ЯРЕМЕНКО

Причиной могли стать приготовления Израиля к атаке иранских ядерных объектов. В 2008 г. Тель-Авив провел учения ВВС, где имитировал дальний рейд авиации, а затем запросил у Вашингтона специальные авиабомбы для уничтожения укрепленных подземных бункеров на иранской территории. Американцы отказали. Тогда руководство Израиля, считающее ядерную программу Ирана основной угрозой для своего государства, приняло решения модернизировать имеющиеся боеприпасы для использования по вышеназванным целям.

В этой ситуации отвлекающие действия ХАМАС могли начаться по прямому указанию из Тегерана. На иранской территории и в лагерях шиитской «Хезболлы» в ливанской долине Бекаа под руководством иранских инструкторов шла интенсивная подготовка более 100 боевиков для «Бригад Изеддина аль-Кассама» – боевого крыла ХАМАС. В начале декабря они были нелегально переправлены в Газу (в начале января 2009 г. так называемая «иранская рота» была полностью уничтожена израильтянами во время боев в квартале Зейтун в Газе).

Между тем, Армия обороны Израиля полтора года готовилась к проведению воздушно-наземной операции. На одной из военных баз, рядом с макетами военных аэродромов близлежащих арабских стран, был построен уменьшенный макет Газы под названием «Огненный город». Он воспроизводил узкие улочки, типичную застройку, мечети, отдельные важные перекрестки и здания города. Здесь же были вырыты бункеры и туннели по образцу подземных заводов и подземных переходов вдоль границ Газы с Египтом. Ежедневно здесь тренировались солдаты, а затем резервисты, которых призвали в самом начале операции, а не в конце, как это было в 2006 г. в Ливане.

 

«Кассам» представляет собой простейший ракетный снаряд, изготовленный из обрезка трубы и четырех металлических пластин, приваренных в хвостовой части ракеты для ее стабилизации в полете. В зависимости от диаметра трубы масса взрывчатого вещества ракеты колеблется от 500 граммов до 10 килограммов. Применяются как чисто фугасные ракеты, так и снаряды с готовыми поражающими элементами, в качестве которых используются любые подходящие обрезки арматуры, гвозди, болты и т.д. Ракетное топливо представляет собой смесь белого сахара с калийной селитрой, применяемой в сельском хозяйстве в качестве удобрения. Пусковые установки также самодельные, снабженные примитивными прицельными приспособлениями. Точность попадания –  крайне низкая, поэтому боевики используют их исключительно для обстрела израильских населенных пунктов, расположенных в зоне действия «кассамов», то есть на расстоянии 3-10 километров от границы Газы.

 

 

О туннелях следует сказать особо. Они находятся в так называемом Филадельфийском коридоре. Это 13-километровый участок границы между Египтом и сектором Газа в районе города Раффах (Рафиах) с населением в 150 тыс. человек. Как утверждают египетские бедуины – главные владельцы подземных ходов, таких галерей здесь около 900. Их длина от 400 м до почти километра, глубина – от 10 м до 30 м, проделываются они с помощью компактных землеройных машин. Для вентиляции из подземных ходов на поверхность выводятся специальные трубы, которые тщательно маскируются. Входы (и выходы) в подземные лабиринты маскируются под жилые или хозяйственные постройки. Иногда в прорытых туннелях прокладываются рельсовые пути, по которым циркулируют небольшие вагонетки. Строительство одного туннеля обходится арабским диггерам в $10 тыс. Здесь сложился целый бизнес по строительству и эксплуатации подземных переходов. Хозяева берут за доставку одного килограмма контрабандного груза до $30. В стоимость входят и услуги носильщиков, и наценка за «конспирацию» – взятки пограничникам и спецслужбам, и плата за риск (туннели нередко обрушиваются). Пропускная способность наиболее крупных галерей – 10 тонн грузов в сутки, включая крупногабаритные предметы: холодильники, мотоциклы, стиральные машины, переносные пусковые ракетные установки и т.д. Этим же путем переправляются нелегалы и проститутки из стран СНГ, не сумевшие получить израильской визы, а также алкоголь и наркотики.

27 декабря 2008 г. Израиль начал военную операцию в Газе под кодовым названием «Литой свинец». Такое название привязано к проходящему в это время в Израиле еврейскому празднику Ханука. Точнее, взято из слов популярной песенки: «Учитель принес мне волчок из литого свинца. Вы знаете, в честь чего? В честь Хануки».

С помощью беспилотников израильская армия вела круглосуточный мониторинг за ситуацией в секторе Газа.

 

А операция ХАМАС против Израиля называлась «Масляное пятно». Тоже прямая связь с Ханукой и «масляным чудом». Сознательно ли исламисты прибегли к еврейским текстам, сказать трудно, – но так как «чудо» это, согласно легенде, норовит к «постепенному расширению», то израильтяне под «масляным пятном» распознали цель хамасовцев на постепенное расширение радиуса ракетно-минометных обстрелов.

Как и все предыдущие войны Израиля, последняя операция не стала исключением в том смысле, что началась она внезапно для противника, который, по словам руководства ХАМАС, усиленно готовился к войне больше года. Она застала исламистов практически врасплох. Эффект неожиданности был достигнут благодаря целенаправленной кампании дезинформации, успешно проведенной израильским правительством и военными, конечно, не без участия средств массовой информации.

Итак, в среду, 24 декабря, 11 министров (отвечающих за различные аспекты политики и безопасности) единогласно одобрили начало широкомасштабной военной операции против ХАМАС. После завершения заседания кабинета, в сообщении для прессы не было сказано ничего о принятом решении немедленно начать операцию в секторе Газа. Министр обороны Эхуд Барак распорядился открыть КПП и пропустить в Газу более сотни грузовиков с продовольствием и гуманитарной помощью. Наконец, прессе передали сообщение о том, что на воскресенье запланирован еще один цикл политических совещаний высшего руководства Израиля по ситуации в секторе Газа, и правительство не исключает возвращения к переговорам о перемирии. Ведущие израильские газеты пестрели публикациями, отражающими мнение военных о том, что массированное вторжение в Газу будет стоить ЦАХАЛ многих десятков, если не сотен человек убитыми.

Тут же стало известно о встрече Ципи Ливни с министром безопасности Египта господином Сулейманом. После чего официальный Каир заявил, что Израиль пытается достичь продления договора о перемирии, и поэтому не предпримет никаких боевых действий в ближайшее время (хотя по сообщению газеты «Аль-Кудс аль-Араби», Ливни раскрыла египетской стороне «истинные планы израильского руководства и даже назвала приблизительное время начала воздушной операции»). Представитель ХАМАС Фаузи Вархум сообщил телеканалу «Аль-Джазира», что руководители его организации получили египетские заверения в том, что «ближайшие несколько дней будут спокойными». «А по другому и быть не могло – арабские страны заинтересованы в росте цен на нефть, как и Иран», – сделал вывод катарский комментатор.

В пятницу, 26 декабря, на секретном совещании трех политических лидеров Израиля – министра обороны Эхуда Барака, премьер-министра Эхуда Ольмерта и министра иностранных дел Ципи Ливни принимается решение начать первую (воздушную) фазу операции утром в субботу.

Позже, комментируя принятое решение, многие эксперты указывали на «политическую подоплеку очередного наступления на ХАМАС». Связывалось это с назначенными на 10 февраля 2009 г. досрочными парламентскими выборами в Израиле, в преддверии которых каждая из названных персон, а также не имевший прямого доступа к власти Биньямин Нетаньяху, старались заработать политический капитал. Все они, за исключением последнего, имели неудачный опыт мирных переговоров с палестинцами и теперь делали ставку на победоносную войну. Эхуд Ольмерт, хотя и не шел на выборы, но стремился «реабилитировать свое политическое наследие». Успех новой операции позволял ему «смыть с себя пятно Ливана», где в 2006 г. погиб 121 военнослужащий ЦАХАЛ. Эхуд Барак, в прошлом офицер спецназа, делал упор на то, что только он «может защитить страну в тяжелые времена». Что же касается Ципи Ливни, то ей необходимо было показать, что она, никогда не служившая в армии женщина, все же в состоянии не только возглавить Израиль, но и гарантировать стране безопасность и процветание в окружении не только потенциальных, но и реальных противников.

Подготовленный ЦАХАЛ «банк данных» включал все значимые объекты военной инфраструктуры ХАМАС, которые были уничтожены в первые дни после начала операции «Литой свинец».

 

ХАМАС решил, что до воскресенья можно не опасаться израильского удара. Тем более, суббота – святой для евреев день, да еще и праздник… Руководство организации вышло из укрытий и вернулось к обычному наземному ритму жизни – поэтому в штаб-квартирах, зданиях и тренировочных лагерях хамасовцев днем в субботу  было многолюдно. Мобильные ракетные и минометные системы занимали стартовые позиции, продолжалось минирование подступов к населенным пунктам и въездов на основные автомобильные магистрали, велись маскировочные работы, функционировали мастерские по изготовлению «кассамов».

Под ружьем у исламистов находилось до 20 тыс. бойцов. Это были не только члены ХАМАС, но и других радикальных палестинских организаций, а также групп, отколовшихся от проаббасовских формирований. Это: «Исламский джихад» (около 1 тыс. чел., штаб-квартира в Дамаске); «Комитет народного сопротивления» (или организация «Наср Салах эд-Дин», несколько сотен человек, в основном бывшие члены ФАТХ, профессионалы в диверсионно-террористической деятельности и похищении людей, к примеру, израильского капрала Шалита в 2006 г., штаб-квартира – в Газе); «Бригады мучеников Аль-Аксы» (группа, отколовшаяся от ФАТХ в 2007 г., около 100 человек, район базирования – север Газы, специализация – террористическая деятельность против Израиля); «Исламская армия» (идеологический союзник «Аль-Каиды», состоит из членов влиятельного в Газе клана Догмуш, основана в 2006 г., кредо – уничтожение «сионистов и крестоносцев» всеми доступными методами).

Военное ядро «сопротивления» составляли около 10 тыс. боевиков из хамасовских «Бригад Изеддина аль-Кассама». Постоянно на службе находилось 3-4 тыс. человек, остальные действовали по принципу национальной гвардии. Структурно «Бригады» делились на батальоны, далее – на роты. Помимо чисто военных аспектов на них также возлагались функции разведки, диверсионно-террористической деятельности (в том числе операций смертников), использование «кассамов», а также производство и контрабанда оружия и боеприпасов.

В Газе был создан «Аппарат внутренней безопасности» численностью 10 тыс. человек, из них 6 тыс. человек служили в полиции. Помимо членов ХАМАС, в указанную структуру входили полицейские силы, которые были созданы в секторе еще до захвата власти исламистами в 2007 г. В случае «широкомасштабной агрессии» эти силы должны были переподчиняться командованию «Бригад Изеддина аль-Кассама» и, помимо участия в боевых действиях, оказывать им логистическую и разведывательно-информационную поддержку.

В северной части сектора Газа оперативно дислоцировался один полк, в центре – другой, на юге – третий (всего восемь бригад). Предполагалось вести боевые действия в составе подразделений численностью до 50 человек или группами по 15-20 человек. Как правило, в своем составе они имели смертников, истребителей танков, зенитчиков, пулеметчиков, снайперов и минометчиков.

Инженерная подготовка обороны заключалась, главным образом, в минировании танкоопасных направлений мощными фугасами. Также было произведено противопехотное минирование, установлены комбинированные минные ловушки направленного действия, укреплены огневые и наблюдательные позиции, дооборудованы подрывные туннели и подземные ходы для скрытого передвижения. Большая часть элементов системы обороны сосредотачивались в застроенной местности, близ жилых кварталов, культовых сооружений, детских учреждений, больниц, иностранных миссий и даже вокруг здания представительства «Красного креста».

На вооружении исламисты имели: 6000 различных пусковых установок, в том числе 76 единиц 122-мм усовершенствованных переносных вариантов советской системы «Град» с дальностью до 20,4 км, боевой частью весом 66 кг, производства Китая, Ирана и Болгарии; дальнобойные 122-мм «Грады» с дальностью до 40 км, боевой частью 18-22 кг, 3000-5700 поражающих осколочных элементов, производства Китая; иранские ракетные комплексы «Фаджр-3» и «Фаджр-5» (дальность до 75 км); 120-мм стандартные минометы иранского производства, копия израильских минометов 1970-х годов. Кроме того, имелось стрелковое оружие, гранатометы, некоторое количество устаревших ПТРК «Малютка» («Сагер») и современных ракетных комплексов «Корнет» и «Конкурс». Среди зенитных средств были ПЗРК «Стрела-2» и крупнокалиберные зенитные пулеметы. Особой популярностью у боевиков пользовались буксируемые реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Тип-63» китайского производства (иранская копия «Хасеб») с дальностью стрельбы 8,5 км. Имелись также 15 БРДМ-2, несколько десятков оснащенных пулеметами джипов, легкие минометы и различные самодельные ракеты, которым присваивались различные названия, чтобы подчеркнуть принадлежность к той или иной организации, – всех их в Израиле принято называть «кассамами».

Ни авиации, ни эффективных средств ПВО, ни бронетанковых подразделений у хамасовцев не было. Не случайно соотношение сил и средств конфликтующих сторон обозреватели нередко обозначали как «миллион к одному» в пользу Израиля.

Израильские ВВС имели полное господство в воздухе.

 

Естественно, эти особенности учитывало военное руководство ХАМАС. Поэтому свою армию оно готовило по особой программе, основываясь на собственной логике. Логика эта очевидна – партизанские действия с применением ракет, реактивных снарядов, противопехотных и противотанковых мин; высокая выживаемость; надежная маскировка; захват пленных и заложников для последующего обмена; использование гражданской инфраструктуры и «живых щитов» в целях защиты от превосходящих сил противника; использование подземных коммуникаций, искусственных туннелей и укрытий для тактического маневра и внезапного удара в тыл врага; дезинформация; широкое привлечение СМИ для демонстрации «зверств» сионистов и их пособников; заключение временного перемирия на выгодных условиях, желательно с привлечением третьей стороны.

Регулярная Армия обороны Израиля насчитывает более 200 тыс. человек. В Сухопутных войсках служит 150 тыс. человек, в ВВС и ПВО – 35 тыс., на флоте – 6,5 тыс. На вооружении имеется: более 100 пусковых установок оперативно-тактических и баллистических ракет, 3836 танков, 8100 БТР и БМП, 448 реактивных систем залпового огня, 855 самоходных установок, 520 буксируемых артиллерийских систем, 1300 орудий зенитной артиллерии, 613 боевых самолетов, 173 боевых и 150 транспортно-десантных вертолетов. На границе с сектором Газа сосредоточены 131-я и 440-я бронетанковые дивизии, на границе с Египтом – 143-я и 252-я бронетанковые дивизии. Все они организационно входят в Южный военный округ.

В начале 2007 г. израильская компания RAFAEL начала разрабатывать новую противоракетную систему «Железный купол», на которую была ассигновано более $300 млн. Большие надежды не оправдались. В ходе полевых испытаний выяснилось, что она может действовать лишь в радиусе от 4 км, а расстояние от границы с Газой до израильского Сдерота – 1800 м. Сложная компьютерная система просто не успевает среагировать на полет «кассама».

Эта же компания в 2007 г. начала создавать вокруг сектора Газа роботизированную систему «увидел – поразил» (See – Shoot), предназначенную для предотвращения проникновений террористов, контрабандистов, перевозящих оружие, и прочих преступных элементов на израильскую территорию. Система состоит из серии дистанционно-управляемых огневых средств, которые могут получать данные целеуказания от наземных средств разведки, беспилотных летательных аппаратов и управляемых авиасредств. Ее применение минимизирует необходимость задействования сухопутных подразделений при обнаружении террористов и сокращает время реакции на «ответ». До этого информация об обнаруженных нарушителях передавалась сначала на командные пункты, а только затем команды управления поступали авиации или армейским боевым группам.

Первая (воздушная) фаза операции «Литой свинец» началась утром 27 декабря. В 15.40 стало известно, что по Газе нанесено два массированных авиационных удара. В первой «волне» участвовало около 60 самолетов (в основном F-16) и вертолетов, во второй – 20. Было сброшено примерно 150 тонн бомб и ракет. Поражено 117 целей, среди них: командные центры, тренировочные лагеря, арсеналы боевиков и исламистской полиции, позиции ракетных комплексов, 40 туннелей в Филадельфийском коридоре. Специальные бомбы для поражения неукрепленных песчано-солончаковых туннелей взрывались, по израильским данным, на глубине 10-20 м под землей, уничтожая все живое и неживое. В основном же авиация использовала управляемые легкие авиабомбы GBU-39, способные пробить до метра армированного бетона. Поскольку израильская разведка сработала хорошо, бомбежки отличались высокой точностью.

Самоходные артустановки ведут огонь по позициям боевиков ХАМАС.

 

Вначале планировалось координировать операцию из двух командных пунктов: из Тель-Авива, где находился начальник Генерального штаба Габи Ашкенази, и из оперативного штаба в Беэр-Шеве, работой которого руководил командующий Южным военным округом генерал Йоав Галант. Однако с началом боевых действий центр руководства переместился в командный пункт верховного командования («Муцав пикуд эльон») в бункере Генштаба. Тем самым была запущена специальная система боевого управления и контроля, предполагающая особый порядок штабной работы, процедуры передачи информации, донесений, «разборок полетов», приказов, координации действий, обратной связи.

Помня о проигрыше информационной войны в Ливане, Министерство иностранных дел сформировало штаб для «разъяснения целей антитеррористической операции» под руководством бывшего посла Израиля в ООН Дана Гиллермана. Усилия штаба направлялись в основном на внешнюю аудиторию – Израиль рассчитывал на поддержку и понимание международным сообществом целей и задач «Литого свинца».

Официально было объявлено, что целью операции является обеспечение безопасности юга страны и нанесение удара по инфраструктуре, опираясь на которую ХАМАС продолжает нападения на Израиль. Тель-Авив стремится положить конец обстрелам и предотвратить дальнейшее усиление ХАМАС, включая прекращение незаконного ввоза оружия и боеприпасов в сектор Газа. Израиль никоим образом не намерен восстанавливать постоянный контроль над сектором. Израиль ведет военные действия не против палестинского народа, а против ХАМАС.

Вплоть до 3 января Израиль использовал только авиацию и артиллерию, если не считать активную деятельность агентов и специальных групп, засланных накануне в Газу и работавших там «на постоянной основе». Они корректировали огонь, отслеживали перемещение руководителей ХАМАС и других экстремистских организаций, минировали и взрывали особо важные объекты в густонаселенных районах и отдельных зданиях, выполняли другие задачи в интересах ЦАХАЛ. Израильские ВМС 2 января полностью блокировали Газу с моря (на удалении до 20 миль), а в ночь на 3 января высадили морской десант в районе Филадельфийского коридора.

28 декабря был уничтожен главный комплекс правительственных зданий ХАМАС в городе Газа. Здесь размещались министерства хамасовского правительства, командование вооруженными силами ХАМАС и главная тюрьма. Среди уничтоженных израильскими ВВС целей была и специальная лаборатории «военной промышленности» ХАМАС, которая размещалась в здании Исламского университета.

Затем были разбомблены: предприятие по производству взрывчатки, полностью уничтожены пять зданий, принадлежавших хамасовскому правительству и его военным подразделениям, атакованы несколько семиэтажных официальных зданий, в том числе – здание Министерства внутренних дел и секретариат ХАМАС, спортивный стадион, где готовились боевики, в том числе и смертники. С 31 декабря Израиль стал ограничиваться относительно «минорными авианалетами». Уже было поражено более 600 целей, «банк данных» заканчивался несмотря на активную работу разведки, как заблаговременной, так и в «прямом эфире». Согласно оценкам аналитиков израильской военной разведки, в ходе массированных авианалетов ВВС уничтожили до 60% ракетного потенциала ХАМАС.

28 декабря Совет безопасности ООН принял заявление, которое хотя и не содержало осуждение Израиля за авиаудары, но призывало к немедленному прекращению огня в секторе Газа. Кроме того, заявление содержало призыв ко все странам помочь палестинскому анклаву справиться с «серьезными гуманитарными и экономическими проблемами», а также принять все необходимые меры, в том числе открыть пограничные переходы, чтобы обеспечить жителей Газы продуктами питания, топливом и медикаментами. Естественно, огонь прекращен не был, но гуманитарная помощь уже на следующий день стала поступать от Египта и Израиля.

Израильская бронетехника готовится войти в сектор Газа.

 

В общей сложности, на 3 января Израиль потерял четырех гражданских лиц в результате хамасовских обстрелов, 68 человек были ранены. Палестинцы потеряли 414 человек убитыми и 2070 ранеными. Большинство погибших – члены радикальных исламских движений (согласно палестинским источникам, в секторе Газа были убиты 432 палестинца, 2200 получили ранения).

С первых дней «Литого свинца» в Израиле было создано несколько аналитических групп для объективного, «скрупулезного и научно обоснованного» анализа реальных боевых действий и выработки предложений и рекомендаций военно-политическому руководству страны в масштабе реального времени.

Приведем лишь некоторые «фрагменты» анализа обстановки, которые в немалой степени сыграли свою роль в принятии решения на проведение ЦАХАЛ воздушно-наземной операции (выделены курсивом).

Доля мирных граждан, погибших в ходе «воздушной войны», не превысила 12%, что намного меньше, чем в любой из крупных военных операций последних лет, включая бомбардировки Косово или войну в Афганистане. Цифры ракетных запусков и соответственно потерь с израильской стороны ниже расчетных. Внезапный массированный налет и дальнейшие точечные удары нарушили систему управления ХАМАС, из строя выведена часть командного состава, технических специалистов и организаторов. Не оправдался прогноз, что по мере активизации воздушных налетов усилятся атаки исламистов на приграничные израильские армейские подразделения, начнется зенитное и противокорабельное противоборство, возобновятся теракты на территории Израиля, главным образом путем проникновения из Иудеи и Самарии смертников и заминированных машин, возобновится вакханалия с заложниками. Если бы это произошло, то Израиль должен был бы незамедлительно перейти к наземной фазе операции для занятия приграничных районов, как в Газе, так и на Западном берегу. Но для Израиля наземная фаза по-прежнему является нежелательной из-за возможных потерь и их пропагандистского эффекта, и к ней (наземной операции) следует перейти только в случае необходимости, если станет окончательно известно, что исламисты не намерены идти на перемирие. Пока стягивание сил к границе широко освещается в региональных и мировых СМИ для создания психологического давления на оппонентов.

Серьезного международного давления с целью прекратить огонь пока тоже нет, его можно ожидать не раньше окончания рождественских каникул, либо в случае «особо удачного» попадания и большого числа жертв среди мирного населения Газы.И далее: необходимо и впредь четко и последовательно выполнять указание: «железный кулак – ХАМАС, и бархатную перчатку – мирному населению». Это значит: применение только высокоточного оружия, разрешение на постоянный поток гуманитарных грузов в сектор Газа и предупреждение мирных жителей, как через листовки, так и телефонными звонками о нанесении «через несколько минут» удара по тому или иному объекту. Продолжение войны в таком «ритме» теоретически может привести к тому, что ХАМАС даже в режиме экономии истощит запасы, и обстрелы ослабнут. Но это в теории, рассчитывать на это в реальной операции неразумно.

Солдаты ЦАХАЛ ведут зачистку городских кварталов.

 

В военном смысле на данном этапе по логике «развертывающейся операции» следует сломать наметившееся затягивание. Сроки все еще соответствуют расчетным, но операция предполагает усиление давления. В воздухе усиление малоперспективно из-за опустошения «банка целей», ликвидация высшего звена затруднительна и чисто технически, и в свете цели операции – перемирия, хотя и не исключено абсолютно. Простое «наращивание» числа трупов на руку ХАМАС: будут нарастать международные требования к Израилю прекратить огонь.

Победные «парады» ХАМАС пройдут в любом случае, даже без растиражированных фотографий подбитых израильских танков. Их принцип: «Остались живы – значит победили!» Поэтому правительство не должно интересовать то, будет ли это воспринято победой там, а должно интересовать лишь, будет ли это воспринято поражением тут. Улучшение погодных условий после нескольких дождливых дней поможет авиационной поддержке наземных частей как огнем, так и, в первую очередь, развединформацией в реальном масштабе времени с беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и других средств.

Как и ожидалось, ХАМАС частично восстановил боеспособность и увеличил интенсивность и радиус ракетных обстрелов, отказался от израильских условий о заключении перемирия. Израильтяне приступили к реализации ранее разработанного плана очередного этапа «Литого свинца».

В части и подразделения регулярной армии, находящихся у границ с Газой, было отмобилизовано 9 тыс. резервистов и солдат-срочников – все они были укомплектованы по штату военного времени. Был введен режим чрезвычайного положение на юге страны (до 31 марта 2009 г.). Министерство обороны получило особое право управленческой, административной и хозяйственной деятельности в этом районе. Оно также становилось координатором и контролером действий всех государственных министерств и ведомств. Последние указания от КП верховного командования получили командиры бригад «Голани» и «Гивати» Южного военного округа. Первой бригаде предписывалось наступать в южной части Газы с целью блокирования Филадельфийского коридора и расположенных здесь лагерей палестинских беженцев, второй – в северной части сектора с блокирование города Газы и ближайших палестинских лагерей с выходом к Средиземному морю и дальнейшей координацией действий с группировкой ВМС. Фактически, обе бригады с приданными спецподразделениями и при поддержке ВВС должны были зачистить территорию противника, окончательно уничтожить его военную инфраструктуру. Особая роль в наступлении отводилась танковым ротам и артиллерийским батареям. Газа объявлялась «закрытой военной зоной», было наложено табу на присутствие там журналистов, правозащитников и иных лиц, непосредственно не участвующих в боевых действиях. Управление тыла МО предупредило жителей всех населенных пунктов, находящихся на удалении до 30 км от сектора Газа, о необходимости соблюдать осторожность. Жителей городов и поселков, расположенных на удалении менее 20 км от Газы, просили в случае воздушной тревоги не выходить из домов, по возможности спускаться в бомбоубежища. «Сейчас следует прекратить любые разговоры о перемирии и продолжать операцию в Газе до достижения всех целей, поставленных перед военными», – заявил премьер-министр Ольмерт на оперативном совещании с политическим и военным руководством страны.

Начальник израильского Генштаба Габи Ашкенази проводит рекогносцировку района боевых действий.

3 января 2009 г. в 18.00 начался первый этап наземной фазы операции. Ее цель, по заявлению Минобороны, оставалась прежней – «давление на ХАМАС и принуждение его к перемирию». При этом в наступающие войска было разослано специальное указание, в котором предписывалось «уничтожить как можно больше террористов и по мере возможности захватывать их в плен».

Тактической внезапности при массированном вводе войск достичь невозможно, отметил представитель ЦАХАЛ, поэтому этого и не стали добиваться. Были осуществлены авиационные и артиллерийские удары по дорогам, мостам, элементам системы обороны ХАМАС. Кроме того, целью артподготовки и точечных ударов с воздуха было «усиление бегства мирного населения» из уже потенциальных зон боевых действий.

К началу следующего дня пехотные подразделения при поддержке танков и артиллерии заняли приграничные районы, в первую очередь в северной части сектора. На других участках фронта проводились отвлекающие маневры и спецоперации. В течение 4 часов сектор был «разрезан» на три части с целью изоляции районов боевых действий и воспрещения переброски резервов противником. Вход в густонаселенные центры пока не осуществлялся. Непосредственной задачей являлось нанесение урона живой силе и боевым возможностям хамасовцев с одновременным вытеснением их стартовых позиций из приграничных районов запуска ракет.

Серьезного сопротивления противник не оказал. Было убито около 50 боевиков. Разведка сообщила, что хамасовцы ожидают входа армейских подразделений Израиля в густонаселенные районы, чтобы использовать преимущества заранее подготовленной обороны. К 20.50 4 января город Газа был окружен со всех сторон, начались бои на окраинах. Параллельно по тыловым объектам противника наносились авиационные удары. В 21.10 представитель МО сообщил, что с начала операции (27 декабря) ВВС атаковали более 1000 целей. В это же время стало известно, что ЦАХАЛ потерял одного человека убитым, ранения получили 53 военнослужащих. Было объявлено об окончании первого этапа наземной фазы операции.

Вечером 5 января израильский танк по ошибке выпустил снаряд по дому на окраине Джебалии, где разместился передовой командный пункт комбрига Ави Пеледа. В результате попадания – 3 убитых, 24 раненых. Они тут же были эвакуированы специальным вертолетом под сильным артиллерийским прикрытием. В дальнейшем «дружественный огонь» стал причиной гибели еще нескольких солдат и офицеров ЦАХАЛ, что вызвало резкое негодование со стороны израильской общественности и оппозиционных политических партий. Они потребовали тщательного разбирательства и привлечения к уголовной ответственности непосредственных виновников «трагедии». В армейском руководстве подчеркнули, что при большой концентрации войск на такой маленькой территории, как сектор Газа, подобных инцидентов избежать трудно, но ЦАХАЛ делает все, чтобы свести их к минимуму.

Пехотные, бронетанковые и инженерные силы ЦАХАЛ, поддерживаемые вертолетами, использовали тактику «огненного вала», чтобы не дать боевикам вступить в непосредственный контакт с израильскими солдатами. Поэтому в ходе продвижения войск не было атак израильской бронетехники противотанковыми средствами, чего больше всего опасалось израильское командование. Соответственно, и потери были почти нулевыми.

ПЕХОТНЫЕ, БРОНЕТАНКОВЫЕ И ИНЖЕНЕРНЫЕ СИЛЫ ЦАХАЛ, ПОДДЕРЖИВАЕМЫЕ ВЕРТОЛЕТАМИ, ИСПОЛЬЗОВАЛИ ТАКТИКУ «ОГНЕННОГО ВАЛА», ЧТОБЫ НЕ ДАТЬ БОЕВИКАМ ВСТУПИТЬ В НЕПОСРЕДСТВЕННЫЙ КОНТАКТ С ИЗРАИЛЬСКИМИ СОЛДАТАМИ

Действия ЦАХАЛ с применением тактики «огненного вала» дали основание говорить о том, что впервые израильская армия «сняла перчатки» и вела бой без оглядки на мировое общественное мнение. Частичную правоту такого предположения подтвердили не только военные, но и политики, которые признали, что ЦАХАЛ, после тщательного изучения юристами всех аспектов международного права в соответствующей области, вернулся к «естественному порядку приоритетов». То есть на первом месте среди целей армии должна быть защита граждан своей страны, на втором – защита своих солдат от врага и только потом – условие делать это при минимальном ущербе для «не вовлеченных в боевые действия лиц». Ранее же на втором месте среди приоритетов израильских военных стояло стремление не допустить многочисленных жертв среди «мирных палестинцев» с ущербом для безопасности солдат ЦАХАЛ. Поэтому и война в Газе была «почти настоящей» (сегодня город Газа в отдельных местах выглядит как Грозный или иракская Фалуджа после взятия их соответственно российскими и американскими войсками).

Сами руководители ХАМАС, по данным израильской военной разведки, скрывались в бункерах, главный командный пункт их боевых формирований находился под больницей «Шифа» в Газе (напомним, что во время второй ливанской войны лидер «Хезболлы» шейх Насралла скрывался в бункере под иранским посольством в Бейруте). В бой вступали лишь те, кто действительно искал смерти – и находил ее.

Скоро сказалось, что присутствие сухопутных сил ЦАХАЛ в секторе, окружение населенных пунктов, вдобавок к постоянному контролю с воздуха, лишь затрудняло, но не лишало боевиков возможности запуска ракет, особенно с замаскированных стартовых позиций и из подземных укрытий.

6 января началось прочесывание местности и зачистка населенных пунктов. «Так как большинство членов ХАМАС скрываются в основном в густонаселенных городских кварталах, мы вынуждены проводить операции в этих районах», – объяснил журналистам цель второго этапа наземной операции представитель ЦАХАЛ Авитал Лейбович. Накануне израильской разведке стал известен план дальнейшего «сопротивления» исламистов. Суть его такова: а) бойцы ХАМАС занимают до 5 тыс. жилых домов, сменяют военную форму на гражданскую одежду и не выходят на улицу с оружием в руках; б) противник заманивается в городские кварталы, ему позволяется занять боевые позиции; в) днем Израиль бомбит дома Газы, от чего страдает мирное население и, как следствие, нарастает мировой протест; г) каждую ночь из жилых кварталов выходят отряды истребителей танков с РПГ и боевики-смертники; д) израильтяне несут тяжелые потери среди военнослужащих и вынужденно отступают; е) после пересечения противником границ сектора Газа ХАМАС объявляет о своей победе и в дальнейшем, совместно с «братьями» с Западного берега и при поддержке союзников готовит наступление на Иерусалим и Тель-Авив.

Было официально объявлено о дополнительном призыве в ряды ЦАХАЛ резервистов. В основном они обеспечивали тыл наступающих подразделений регулярной армии. Уже к концу 7 января город Газа перешел практически полностью в руки израильтян. Было обнаружено и уничтожено большое количество складов вооружения, мастерских, бункеров, туннелей, огневых, ракетных и наблюдательных позиций. В течение дня хамасовцы потеряли более 150 чел. убитыми. Более 100 «подозреваемых» палестинцев было арестовано и переправлено в Израиль для «дальнейших допросов и получения разведданных». Боевики делали упор на применение минометов, снайперов, смертников, попытки захвата пленных путем внезапных нападений через туннели. Однако реальной силы они уже не представляли.

Что делать дальше? В правительстве Израиля по этому поводу наметился раскол. Ципи Ливни и Эхуд Барак настаивали на скорейшем завершении операции, тогда как сторонником ее продолжения являлся Эхуд Ольмерт. Вопрос о продолжении операции и ее «качественных параметрах» был вынесен на заседание правительства. В ходе острых дискуссий кабинет в целом поддержал премьера. При этом было отмечено, что прекращение огня может быть либо односторонним, либо в виде принятия одной из обсуждаемых инициатив, в первую очередь египетско-американской. Обе стороны объявляют себя победителями и по возможности начинают переговоры по дальнейшим отношениям.

Рассматривался и другой вариант, вариант «решительных действий». Его сторонники исходили из того, что перемирие – ограниченная цель, в отличие от решительной –  полный разгром и свержение власти ХАМАС. Тем более, что местонахождение руководителей ХАМАС было известно израильской разведке, а специальное подразделение лишь ждало соответствующей команды. Если бы это ставилось целью, то она, таким образом, была бы достигнута, но если цель – перемирие, то действовать следует в несколько ином направлении. Сошлись на том, что необходимо и далее «усиливать давление, не перепрыгнув цель». «Только Израиль решит, когда завершить наступление в секторе Газа», – заявила 11 января в интервью армейскому радио Ципи Ливни. По ее словам, военные действия против ХАМАС стали актом устрашения в отношении всех военизированных группировок, угрожающих безопасности граждан Израиля.

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПРОТИВ ХАМАС СТАЛИ АКТОМ УСТРАШЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ВСЕХ ВОЕНИЗИРОВАННЫХ ГРУППИРОВОК, УГРОЖАЮЩИХ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН ИЗРАИЛЯ

В ночь на 12 января израильские ВВС продолжали массированные бомбардировки Газы, однако, по свидетельствам очевидцев, их интенсивность сократилась. Вместо уже ставших «обычными» 60 вылетов ВВС совершили «только» 12. Большая часть сил армейской авиации была задействована на иные цели – разбрасывались листовки с таким содержанием: израильская армия собирается начать «новый этап борьбы с террором». Ежедневно в первой половине дня будет объявляться трех-четырех часовой «гуманитарный перерыв» в боевых действиях для доставки жителям Газы продуктов питания, медикаментов и горючего. В это же время Израиль будет принимать раненых палестинцев, в том числе и боевиков, для их переправки в израильские лечебные учреждения.

Однако стрелки на военном циферблате задерживались из-за циферблата политического. Цели свергнуть ХАМАС по-прежнему не было. Переговоры египетских представителей с ХАМАС буксовали: не удавалось преодолеть разногласия между руководством ХАМАС в Газе и руководством ХАМАС в Сирии. Дамаск не бомбили, можно было себе позволить быть бескомпромиссным и прислушиваться к угрозам Ирана прекратить поддержку в случае перемирия. Поэтому военное давление на ХАМАС продолжалось «аккуратно, но сильно».

Израильские потери по-прежнему были значительно ниже расчетных. Но дилемма оставалась: пара «удачных» попаданий исламистов может изменить картину, и тогда необходимость выбора «расширение или свертывание» станет гораздо более острой. Выборы еще никто не переносил, и повторение сюжета «армия топчется, ракеты падают, люди гибнут, конца не видно» правительству перед выборами не выгодно.

Это – внутри, а «снаружи» приближалась инаугурация Барака Обамы. Если к этому времени не закончить самостоятельно, операция может завершиться по решению Белого дома: что успели, то успели, теперь  – стоп!

Интенсивность обстрелов израильской территории заметно снизилась (с 80 ракет и снарядов – в начале операции, до 18 – к 17 января). Объяснялось это занятием многих районов пуска подразделениями израильской армии, ударами по складам, действиями авиации, а также желанием ХАМАС экономить ракеты ввиду по-прежнему неясного финала событий. Согласно заявлениям палестинских организаций, ХАМАС практически не участвовал в последние дни в ракетных обстрелах Израиля – запуски «кассамов» и «градов» осуществляли боевики из «Исламского джихада», «Комитетов народного сопротивления», НФОП, ДФОП и «Батальонов мучеников Аль-Аксы». Город Газа, другие населенные пункты были практически полностью в руках израильской армии. На подразделения тыла ЦАХАЛ возлагалась обязанность оказания всесторонней помощи мирному палестинскому населению. «Это не война, а шоу» – злорадствовали в этой связи оппозиционные израильские газеты. Такого же мнения придерживался и Б. Нетаньяху.

17 января в 23.00, после того, как ВВС Израиля уничтожили оставшиеся 100 туннелей на границе с Египтом, кабинет министров большинством голосов принял предложение о прекращении огня в одностороннем порядке начиная с 2.00 следующего дня. Премьер-министр Израиля заявил, что цели операции достигнуты «полностью и более». В случае прекращения боевых действий со стороны ХАМАС, войска будут выведены из сектора Газа «в подходящий момент». Была сделана оговорка, что израильское руководство дает «шанс перемирию в течение трех дней, в течение которых армия будет минимально реагировать на палестинские обстрелы». Если после этого обстрелы не прекратятся, то боевые действия со стороны Армии обороны Израиля будут возобновлены, что не исключает полную оккупацию Газы с последующей передачей власти Аббасу или, в случае его отказа, вновь сформированному «светскому» правительству Газы. Израиль предложил сразу же после прекращения огня начать переговоры с Египтом по конкретным вопросам прекращения контрабанды оружия, в частности, размещения американских и немецких воинских контингентов и оборудования для обнаружения и уничтожения туннелей; возобновить консультации по вопросам открытия КПП и передачи Гилада Шалита.

Потери ЦАХАЛ в ходе операции «Литой свинец» были минимальными.

 

18 января в 15.12 заместитель председателя политбюро ХАМАС в Дамаске Муса Абу-Марзук заявил о прекращении огня от имени всех палестинских организаций. Согласно его заявлению, израильские войска могут «отступать» из Газы в течение недели, и Израиль должен открыть пропускные пункты для гуманитарной помощи. Вслед за этим Исмаил Хания объявил о «великой победе» палестинцев.

…Итоги выборов в израильский парламент уже известны. Правящая партия центристов «Кадима» во главе с Ливни получила 28 мест в Кнессете, оппозиционная правая «Ликуд» Биньямина Нетаньяху – 27, крайне правая партия выходцев из бывшего СССР «Наш дом Израиль» – 15 мест. Левоцентристская «Авода» под руководством министра обороны Эхуда Барака – лишь 13 мест. На формирование нового правительства отводится 42 дня. Всего в парламенте 120 мест, для формирования правительства необходимо не менее 61 мандата, поэтому решающим фактором станет способность политиков сформировать правящую коалицию.

Созданная Ариэлем Шароном в ноябре 2005 г. «Кадима» занимает центристские позиции, считает необходимым полный или частичный вывод еврейских поселений с арабских территорий. «Кадима» придерживается в деле достижения мирного урегулирования политического решения вопросов при создании независимого палестинского государства, но без ущерба безопасности Израиля.

Лидер «Ликуда» Б. Нетаньяху предпочитает говорить об «экономическом» решении палестинского вопроса, которое предполагает финансовые и другие соглашения между израильтянами и палестинцами, а не передел земель. Нетаньяху предупреждал, что исход выборов во многом предопределит рисунок политической карты Ближнего Востока.

Официальный представитель ХАМАС Фавзи Бархум 11 февраля заявил, что израильтяне «проголосовали за тех, кто озвучивал самые экстремистские высказывания».

Сразу же после выборов при посредничестве Египта была достигнута договоренность о перемирии между Израилем и ХАМАС сроком на 18 месяцев. По предложению Каира, соглашение будет реализовываться поэтапно. На первом этапе стороны подтвердят прекращение огня и подпишут условия сделки по обмену Гилада Шалита на палестинских боевиков. Далее откроются КПП на границе Израиля с Газой, и Газы с Египтом. Еще позже сделают очередную попытку примирения «заклятые друзья» ФАТХ и ХАМАС.

Наступит ли мир после «свинцовой» бури, сказать трудно. Но решать вопрос необходимо. Многие эксперты сходятся на том, что начинать надо с «чистого листа» – аннулировать все прежние резолюции ООН, «дорожные карты» и прочие документы по ближневосточному урегулированию, и принять новые при обязательном их выполнении конфликтующими сторонами. Гарантами этого должны стать Россия и «обновленные» США.

 

15 июня 2007 г. радикальная палестинская группировка ХАМАС, победившая на парламентских выборах в январе 2006 г., захватила сектор Газа и объявила о построении на территории этого анклава палестинского исламского государства. Отныне власть законно избранного президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса распространялась только на Западный берег реки Иордан. Исламисты отвергли все ранее достигнутые договоренности кабинетов Арафата-Аббаса с израильтянами и объявили о начале «священного джихада» против незаконного «сионистского образования».

 

19 июня 2008 г. вступило в силу шестимесячное перемирие между ХАМАС и Израилем, которое предполагало прекращение ракетно-минометных обстрелов израильской территории со стороны Газы и снятие блокады сектора со стороны Израиля. Полного перемирия не получилось – исламисты продолжали обстреливать южные районы Израиля с населением в один миллион человек. По данным израильского Информационного центра изучения терроризма при Центре специальных исследований, в 2008 г. на территории Израиля разорвалось 1750 ракет и 1528 мин, выпущенных из сектора Газа. Иногда ежедневно по несколько раз жителям Сдерота, Ашкелона, Беэр-Шевы, Эшколя, Ашдода и других населенных пунктов приходилось прятаться в бомбоубежищах. Четыре человека погибли, разрушено более 50 зданий.

 

В ответ Израиль закрывал контрольно-пропускные пункты, периодически отключал воду и электричество от Газы и совершал воздушные налеты на ракетные позиции боевиков и пути контрабандной доставки оружия и боеприпасов. Было арестовано более 11 тыс. членов ХАМАС и его сторонников. Особо опасные террористы «мочились» точечными ударами авиации. Израильтяне продолжали строительство поселений на Западном берегу, что, наряду с сооружением «разделительной стены», выглядело не совсем логично. Израильская гражданская и военная инфраструктура перекрывала палестинцам доступ к 40% территории, в то время как оставшиеся под контролем палестинской администрации земли делились на анклавы, перемещение между которыми ограничивали созданные Армией обороны Израиля (ЦАХАЛ) 520 блокпостов и контрольно-пропускных пунктов.

 

 

Валерий Александрович ЯРЕМЕНКО – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны РФ

Фотохроника: Израиль. Операция "Литой свинец" (27.12.2008 - 20.01.2009)