Главная / Главная тема / Главная тема

Главная тема

Страсти не стихают
Мнения специалистов по поводу закупки французского корабля

Международная выставка судостроения и судоходства «Нева 2009», состоявшаяся в конце сентября в Санкт-Петербурге, как и обычно, имела преимущественно гражданскую направленность. Но незадолго до ее открытия в средствах массовой информации пронеслась весть, будто в дни работы этого форума в северную столицу прибудет для «дефиле» французский десантный вертолетоносец Mistral. Слух, впрочем, оказался беспочвенным.

Юрий МАКАРОВ

Александр МОЗГОВОЙ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – МОСКВА

Никаких иностранных военных кораблей ни в гавани, ни на Неве не появилось. Однако на самой выставке свою гражданскую продукцию представляли многие предприятия, занятые разработкой и производством военно-морской техники или техники двойного назначения. Поэтому мы обратились к их руководителям с вопросом: может ли сама Россия сконструировать и построить такой корабль, как Mistral, и нужен ли он ВМФ РФ?

КОНЕЧНО, СМОЖЕМ

Владимир Спиридопуло.

– Конечно, мы можем сконструировать и построить такой корабль, – сказал нам генеральный директор ОАО «Северное ПКБ» Владимир Спиридопуло. – Причем российская промышленность сделает это наиболее оптимально применительно к требованиям российского ВМФ. Ведь корабли типа Mistral проектировались и строятся для нужд французских экспедиционных сил и под технику французских Вооруженных Сил. Они предназначены для размещения и базирования вертолетов, автобронетехники и десантно-высадочных средств, созданных по натовским стандартам, которые существенно отличаются от российских. То есть в случае постройки таких кораблей во Франции придется довольно радикально переделывать проект. А это означает дополнительные финансовые расходы, и немалые. В противном случае России придется покупать не только сам десантный вертолетоносец, но и французские вертолеты, десантно-высадочные средства и бронетехнику, что еще более неприемлемо, поскольку породит массу проблем и потребует огромных затрат, которые для России окажутся просто неподъемными.

– А нужны ли вообще такие корабли российскому флоту?

– Не дело проектанта определять, нужен данный класс корабля Военно-морскому флоту или нет. Если нам закажут такой проект, мы готовы его выполнить. Ничего сверхъестественного и особо выдающегося в кораблях типа Mistral нет.

– Но если корабль все-таки будет строиться во Франции, на это потребуется как минимум порядка 20 млрд. рублей, которые будут фактически изъяты у российского судостроения. Что вы скажите по этому поводу.

– Как человек, радеющий за Россию, ее Военно-морской флот и судостроение, я, разумеется, против.

СПРАВИМСЯ С ЗАКАЗОМ

– Безусловно, ведущие российские судостроительные предприятия, я имею в виду «Балтийский завод», Севмаш и «Адмиралтейские верфи», способны справляться с такими заказами, как Mistral, – считает генеральный директор ОАО «Адмиралтейские верфи» Владимир Александров. – Мы блестяще владеем технологиями сварки корпусов. Мы не потеряли опыта монтажа и всего, что связано с главной энергетической установкой, а также общекорабельных систем. Да, есть вопросы к разработчикам технических боевых средств, но и они решаемы.

Владимир Александров отвечает на вопросы корреспондента журнала «Национальная оборона».

Впрочем, я считаю, что покупка военной техники за рубежом имеет свои положительные стороны, но требует серьезного и всестороннего обсуждения. Должны анализироваться вопросы сопряжения зарубежных и отечественных систем, поставок запасных частей. Ведь необходимы колоссальные средства на поддержание и ремонт подобных кораблей. Нужно ли нам это? Сегодня российская судостроительная промышленность и Санкт-Петербурга, в частности, может строить корабли аналогичные французскому Mistral.

– При государе-императоре было принято проводить открытые тендеры по наиболее крупным кораблестроительным проектам и среди заводов на их реализацию. Стоит ли устраивать их сейчас?

– Да, существовала такая практика. Но в современных условиях, на мой взгляд, она не совсем оправдана с точки зрения экономики. Если государству действительно нужен тот или иной боевой корабль, то его, несомненно, надо проектировать и строить.

– Недавно появились сообщения, что Россия собирается закупать в Германии воздухонезависимые энергетические установки (ВНЭУ) для неатомных подводных лодок. Что вы, как один из энтузиастов внедрения такого рода двигателей, можете сказать по этому поводу?

– К сожалению, в последнее время появилась тенденция чернить отечественное подводное кораблестроение. Так, в ряде СМИ появились публикации со ссылкой на неназванных высокопоставленных руководителей о том, что, мол, в России утрачена школа проектирования подводных лодок. Это абсолютно неправильное заключение. На днях мы с генеральным директором – генеральным конструктором ЦКБ МТ «Рубин» Владимиром Анатольевичем Здорновым направили в ряд инстанций письмо с опровержением подобных утверждений. Однако, действительно, у нас есть определенные трудности, являющиеся следствием той провальной ситуации в отечественном судостроении, которая случилась в 90-е годы. Это относится и к ВНЭУ. Создание анаэробных установок для подводных лодок – это плод взаимоотношений заказчика, проектанта и изготовителя. Сегодня для всех очевидно, что ВМФ и промышленность не готовы к эксплуатации и обслуживанию такого рода установок. Есть вопросы, связанные с финансированием программы создания ВНЭУ. Остро ощущается потребность и в энтузиастах этого направления корабельной энергетики. В последние годы поостыл интерес к этой тематике в научно-исследовательских и учебных организациях. Вот почему необходим импульс по интенсификации работ по данному направлению.

Но это только одна сторона медали. Другая связана с соотношением стоимости и эффективности лодок с ВНЭУ. Пока они в боевых условиях не демонстрируют явных преимуществ перед обычными дизель-электрическими лодками. А стоят значительно дороже. Если нам удастся реализовать все задуманное на подводной лодке «Лада», а мы обязаны это сделать, то появится новое видение направлений развития неатомного подводного кораблестроения. И оно позволит через 5-10 лет создать принципиально новые воздухонезависимые установки или альтернативные им двигатели.

– Например, вспомогательные ядерные?

– Заметьте, не я это сказал. Но, действительно, появятся энергетические установки, которые значительно превзойдут существующие.

ЛУЧШЕ МОДЕРНИЗИРОВАТЬ СВОИ ВЕРФИ

Дмитрий Островский.

– Мне довелось побывать и на французском вертолетоносце Mistral, и на голландском ДВКД Johan de Witt, – говорит советник председателя совета директоров ОАО «Объединенная промышленная корпорация» (ОПК) Дмитрий Островский, до недавних пор возглавлявший испытания и приемку кораблей Военно-морского флота РФ. – Это – очень добротные корабли, полностью соответствующие своему назначению. Кроме того, у нас как-то забывают, что Mistral не просто вертолетоносец, а корабль управления, оснащенный уникальными средствами получения, обработки и передачи данных во время десантных операций и ведения боя на море. Ничего подобного у нас нет. И в этом, на мой взгляд, «изюминка» французского корабля. Однако, похоже, французы не очень торопятся делиться с нами этими технологиями.

Что же касается постройки кораблей такого класса на российских верфях, то она осуществима, например, на «Балтийском заводе». Правда, не за 22 месяца, как обещают французы, а чуть подолее. А на «Северной верфи» после ее реконструкции будет возможна постройка военных кораблей и гражданских судов водоизмещением свыше 100000 т. И если откровенно, то я бы счел предпочтительным потратить деньги не на постройку Mistral во Франции, а на модернизацию российских верфей.

СКОРО БУДЕМ ПОКУПАТЬ КАТЕРА

– Почему Военно-морской флот хочет покупать корабли за рубежом? Потому что не получает их в нужные сроки и нужном количестве от отечественной промышленности, – размышляет член совета директоров ОАО «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК) Олег Шуляковский. – Корабли, поступившие в состав ВМФ в постсоветское время, можно пересчитать по пальцам. Да и те за исключением двух были заложены еще в советское время. Организация гособоронзаказа в нашей стране такова, что никто ни за что не отвечает. Часто объем гособоронзаказа много меньше, чем стоимость содержания самого предприятия (зарплата, налоги, плата за энергию и т.д.). Поэтому и результат такой, какой есть и виноватого не найдешь.

Олег Шуляковский.

– Значит, скоро и сторожевые катера мы будем заказывать за рубежом?

– А почему нет. Ведь мы покупаем за границей автомобили представительского класса, которые обходятся примерно столько же, что и катера.

Никакой особой сложности корабли типа Mistral для отечественной судостроительной промышленности не представляют. Я бывал на кораблях такого класса во время посещения верфи Avondale в Новом Орлеане. «Адмиралтейские верфи» и «Балтийский завод» с такой задачей справились бы. Строили бы их спокойно. Но вот сколько времени? Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Французам мы будем платить в срок и исправно. Иначе нарвемся на штрафные санкции. Такая же, кстати, ясная схема ответственности сторон действует у нас при исполнении экспортных заказов. Она принципиально отличается от «внутренней».

Строго говоря, советская система гособоронзаказа мало чем отличалась от нынешней американской или немецкой. Если в США его определяет, утверждает и контролирует конгресс и администрация, то у нас это были ЦК КПСС и Совмин. Мы же сейчас пытаемся изобрести велосипед, который никуда привести не может. В результате закономерно появляется вопрос о закупке Mistral, а у общественности законный вопрос: «А на фига он нам нужен?»

Вот почему требуется упорядочить, взять в кулак гособоронзаказ. Когда появится железная ответственность и завода-строителя, и заказчика за результат, тогда дело сдвинется с мертвой точки.

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ – ДОМА

Кроме уникальной системы боевого управления Mistral отличает энергетическая установка, обеспечивающая электродвижение корабля посредством винто-рулевых движителей типа «Азипод». Оказывается, подобные технологии осваиваются и в России. В Санкт-Петербурге действует научно-производственный центр, входящий в «РЭП холдинг», который так и называется «Электродвижение судов». Вот что рассказал заместитель генерального директора этого предприятия Герман Басин:

Герман Басин.

– С ЦНИИ судовой электротехники и технологии, Центром судостроения «Звездочка» и головным филиалом этого объединения НПО «Винт» мы подписали соглашение о совместной разработке силового оборудования и оборудования пропульсивного комплекса типа «Азипод». То есть будем вместе создавать винто-рулевые колонки с системой электродвижения. Не исключаем, что для начала займемся лицензионным производством таких комплексов. С концерном АВВ ведем переговоры о создании совместного предприятия или передаче нам лицензий на производство соответствующего оборудования.

Мы ведем переговоры и с представителями российских судостроительных конструкторских бюро. К сожалению, у них не всегда есть четкое понимание относительно внедрения систем электродвижения. Отсутствует испытательная база по «обкатке» таких агрегатов. Но мы готовы приспособить для этих целей и свою на входящем в «РЭП холдинг» заводе «Электропульт». Там уже можно испытывать агрегаты мощностью до 32 МВт, а в перспективе – до 60 МВт.

Конечно, для успешного и быстрейшего внедрения в судостроение передовых технологий электродвижения нужны и средства, и единая государственная программа. Мы к такой работе готовы.

ТЯГОСТНЫЙ СОН С НЕЯСНЫМ КОНЦОМ

Представитель ВМФ, с которым нам удалось поговорить на выставке о вертолетоносце Mistral, просил не называть его звания и имени. Но его мнение, мы считаем, тоже необходимо привести:

– История с Mistral напоминает тягостный и неприятный сон, от которого никак нельзя отделаться. Не понятно, зачем этот корабль нужен флоту? Высаживать десант на Хоккайдо для отторжения этого острова от Японии? Но японский флот в несколько раз превосходит Тихоокеанский российский. Или, может быть, «Русский Мистраль» требуется для захвата Шпицбергена? Тоже абсурдно.

Надо думать о другом. Через два-три года истечет срок службы ракетных катеров типа «Молния», малых ракетных кораблей типа «Овод» и малых противолодочных кораблей типа «Альбатрос». Практически всех. Они и сейчас все латанные-перелатанные, еле держатся. Но после их списания российский флот останется вообще без кораблей охраны водного района, то есть контролировать и защищать даже ближнюю морскую зону будет нечем. Для Балтийского и Черноморского флотов это означает вообще конец. Корветы типа «Стерегущий» строятся крайне медленно и не позволят восполнить утрату кораблей старых проектов.

BPC Mistral.

 

Не лучше обстоит дело с кораблями 1-го ранга. От эсминцев проекта 956 командование флота фактически уже отказалось. Да, у этих кораблей не очень удачная и капризная энергетическая установка. Но они имеют мощное вооружение и отличные мореходные и маневренные качества. Им только нужны грамотные экипажи и хорошее обслуживание в базах. Китайцы с этим справляются. Мы – нет! Нескольким имеющимся большим противолодочным кораблям проекта 1155 осталось служить от силы лет пять. И даже им на межпоходовые ремонты выделяют средства с задержкой и не в полном объеме. Может случиться, что Россия уже в ближайшее время не сможет посылать корабли для патрулирования Аденского залива.

И чем корабли управления Mistral будут управлять, когда флот доведен до ручки?