Главная / Главная тема / Главная тема

Главная тема

Тринадцатая статья
Новый договор о СНВ и сотрудничество России и США в области стратегических наступательных вооружений с третьими государствами

Новый Договор о СНВ ограничивает сотрудничество РФ и США в области стратегических наступательных вооружений (СНВ) с третьими государствами.

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

Так, в статье ХIII определено: «…стороны не передают третьим сторонам стратегические наступательные вооружения, подпадающие под действие настоящего Договора. Стороны проводят консультации в рамках двусторонней консультативной комиссии для разрешения любых неясных моментов, которые могут возникнуть в этом отношении. Настоящее положение не распространяется на какую бы то ни было существующую на момент подписания настоящего Договора практику сотрудничества, включая обязательства в области стратегических наступательных вооружений между одной из сторон и третьим государством».

Следует признать, что российская сторона, не оценив ущербности, согласовала эту формулировку, которая творчески была переписана из статьи XVI «старого» Договора о СНВ: «…стороны соглашаются, что настоящее положение не распространяется на какую бы то ни было существующую на момент подписания настоящего Договора практику сотрудничества, включая обязательства в области стратегических наступательных вооружений между одной из сторон и третьим государством». В результате, статья ХIII по своему содержанию в значительной степени оказалась односторонней, поскольку обеспечивает продолжение сотрудничества в области СНВ Соединенных Штатов Америки со своим союзником по блоку НАТО – Великобританией, а в перспективе создает возможности для развертывания такого сотрудничества с Францией. При этом оба указанных государства и не думают подключаться к переговорному процессу. Необходимо отметить, что термины «стратегические наступательные вооружения», «сотрудничество» и «третье государство» в главе I Протокола к новому Договору о СНВ не определены. Основные направления, состав и содержание мероприятий, рамки сотрудничества сторон с третьим государством в области СНВ в рамках договорных обязательств не раскрыты. Неясно, о каком сотрудничестве и третьем государстве идет речь, сколько их может быть?

В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть существующую и перспективную практику сотрудничества РФ и США в области СНВ с так называемыми третьими государствами, провести критический анализ статьи ХIII и оценить ее влияние на обеспечение интересов национальной безопасности РФ.

ПГРК «Тополь», «Тополь-М» и «Ярс» используют шасси производства Минского завода колесных тягачей.

 

ПРАКТИКА СОТРУДНИЧЕСТВА РФ С ТРЕТЬИМИ ГОСУДАРСТВАМИ

Россия осуществляет сотрудничество в области СНВ с Беларусью, Украиной и Казахстаном.

Сотрудничество с Беларусью. В интересах поддержания боевой готовности и развития группировки подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь», «Тополь-М» и «Ярс» Республика Беларусь (МЗКТ – Минский завод колесных тягачей) производит многоосные специальные шасси, осуществляет авторский и гарантийный надзор за их эксплуатацией в войсках, оказывает помощь в проведении различных видов технического обслуживания. Разработанные под руководством главного конструктора академика Бориса Львовича Шапошника агрегаты не имеют аналогов в мире и являются достижением в области тяжелого автомобилестроения. По оценкам стратегических ракетчиков, эти машины обладают уникальными тягово-динамическими характеристиками, а белорусские специалисты отличаются высоким уровнем ответственности и технической подготовки. Учитывая, что основу перспективной группировки РВСН составят ПГРК «Тополь-М» и «Ярс», сохранение и наращивание сотрудничества РФ и Республики Беларусь в этой области СНВ представляет собой важнейшую государственную задачу. К чести белорусских партнеров и лично президента Белоруссии Александра Григорьевича Лукашенко, это сотрудничество никогда не было предметом торга в ответ на периодические «газовые и молочные претензии» некоторых структур РФ. Вместе с тем, российская сторона должна бы серьезно задуматься, наблюдая интенсивное военно-техническое сотрудничество Республики Беларусь и Китая в части, касающейся передачи технологий и поставок многоосных шасси для народнохозяйственных нужд КНР, которые модернизируются в базовые шасси для мобильных ракетных комплексов. Так, в авторитетном издании «Джейн» (№48, 2008 г. стр. 27-29) отмечается: «Военно-политическое руководство Китая разрабатывает подвижный грунтовый ракетный комплекс с МБР «Дунфэн-31, -31А», а в перспективе – с МБР «Дунфэн-41» с применением конструкторско-технологических решений, реализованных при создании ПГРК «Пионер» на основе многоосных шасси типа МАЗ-547, грузоподъемностью около 50 тонн с дизельным двигателем V58-7-MS мощностью 533 кВт и габаритами 16,5х3,0х3,1 м». По информации американских специалистов, опытный образец самоходной пусковой установки проходит транспортные и ресурсные испытания в сложных условиях горной местности одной из провинций Китая, результаты которых неизвестны, что вызывает серьезную озабоченность военно-политического руководства США (см. также журнал «Национальная оборона», №12, 2009 г.). При этом повлиять на белорусско-китайское сотрудничество в интересах РФ через формулировки нового Договора о СНВ не представляется возможным, поскольку КНР не является участником договорного процесса. Кроме того, несмотря на призывы военно-политического руководства России, китайская сторона и не думает присоединяться и к Договору о РСМД.

Сотрудничество с Украиной. Характеризуется явной зависимостью России от Украины при реализации программ продления сроков эксплуатации ракетных комплексов (РК) с тяжелыми ракетами. Эти работы ведутся на основе специального межправительственного соглашения. Однако в перспективе возможно вступление Украины в блок НАТО и Евросоюз. По оценкам специалистов в области СЯС, нельзя исключать следующих действий руководства Украины по сотрудничеству с РФ в области СНВ: Киев выйдет из соглашения или потребует огромные средства за проведение работ по авторскому и гарантийному надзору, а также продлению эксплуатационного ресурса РК; под давлением США заявит отказ от проведения этих работ или выдаст отрицательное заключение о возможности продления сроков эксплуатации; передаст США или другим странам (Китаю) конструкторско-технологическую, эксплуатационную и боевую документацию и допустят их на ПО «Южмаш»; переориентируют работу предприятий на производство вооружения и техники по стандартам НАТО; выдвинет различные кабальные условия и т.д. Кстати, подобные действия руководство Украины может предпринять и без вступления в НАТО. В связи с этим органы военного управления и оборонно-промышленный комплекс РФ должны иметь заблаговременно подготовленные варианты действий по сохранению группировки РК этого типа. Отметим, что ссылки российских чиновников на преданность общему делу специалистов (советских времен) из КБ «Южное» и ПО «Южмаш» представляются несерьезными. В то же время, можно прогнозировать дальнейшее развитие российско-украинского сотрудничества по подготовке и проведению коммерческих пусков ракетоносителей по программе «Днепр» с целью вывода на околоземную орбиту космических аппаратов зарубежных стран. Высказывает намерение подключиться к этому проекту и руководство Казахстана.

БРПЛ «Трайдент-2» для британских ПЛАРБ фактически арендуются у США, американские специалисты осуществляют авторский и гарантийный надзор за эксплуатацией ракет, проводят техническое обслуживание и обучение персонала.

 

Наряду с этим просматривается возобновление сотрудничества в области СНВ между Украиной и США. Напомним, что существуют еще американо-украинское соглашение от 25 октября 1993 г. и программа Нанна-Лугара о предоставлении помощи Киеву в ликвидации стратегического ядерного оружия. С участием американских специалистов успешно уничтожены ракетные комплексы и инфраструктура 19-й и 46-й ракетных дивизий, дислоцированных в Хмельницком и Первомайске, а также тяжелые стратегические бомбардировщики в Узине и Прилуках. При этом американцы достаточно глубоко изучили ракетные комплексы с МБР РС-18, находящиеся на боевом дежурстве в РВСН. В настоящее время Украина ведет переговоры с Соединенными Штатами о предоставлении дополнительной финансовой помощи для утилизации остатков твердого топлива ракет РС-22 (около 5 тыс. тонн) на Павлоградском химическом заводе. По оценке украинских экспертов необходимо $56,7 млн., при этом США планируют выделить около $6,4 млн.

Сотрудничество с Казахстаном. Существует зависимость РФ, которая заключается в подготовке и проведении учебно-боевых и испытательных пусков МБР РС-18 и РС-20, а также коммерческих пусков ракет по программе «Днепр» со стартовых площадок 5-го ГИК (Байконур) с выполнением различных надуманных экологических требований со стороны Казахстана и решением проблем, связанных с арендой космодрома. Вместе с тем, по оценкам специалистов, отмечается возрастающее сотрудничество Казахстана и США. Так, в 2008 г. на безвозмездной основе Соединенные Штаты поставили Казахстану вооружений и военной техники различной номенклатуры на $15 млн. В 2008 г. проведено около 145 совместных мероприятий, связанных с проведением оперативной подготовки, различных войсковых учений, обменом военными делегациями, разработкой для Казахстана концептуальных документов и т.д. Вполне вероятно, что американцы могут быть допущены в те районы Казахстана, где проходят баллистические трассы Байконур – боевое поле «Кура» (Камчатка) и Капустин Яр – полигон Сары-Шаган. В этом случае о разведзащищенности баллистической трассы и скрытности испытаний новых видов боевого оснащения, комплексов средств преодоления ПРО и пусков противоракет можно забыть.

ПРАКТИКА СОТРУДНИЧЕСТВА США С ТРЕТЬИМИ ГОСУДАРСТВАМИ

Военно-политическое руководство США в рамках «старого» Договора о СНВ в течение 15 лет, при молчаливом согласии российской стороны, осуществляло сотрудничество в области СНВ с Великобританией. Обратимся к истории вопроса и приведем выдержки из документа, который является приложением к «старому» Договору о СНВ. Документ представляет собой заявление американской стороны (1991 г.), в котором отмечается, что «США не имеют существующей практики сотрудничества, включающей передачи СНВ, подпадающей по ограничения Договора о СНВ, кроме как с Соединенным Королевством. В настоящее время практика сотрудничества включает согласие на продажу США систем оружия «Трайдент-2» Соединенному Королевству». Как видно из заявления, сотрудничество этих государств в области СНВ ограничивалось только продажей (выделено автором) Соединенными Штатами БРПЛ «Трайдент-2». При этом контрольно-инспекционные и уведомленческие процедуры по продаже ракет и различные меры верификации Договора о СНВ в интересах российской стороны не были предусмотрены. Стратегический характер носит и ответное заявление СССР, которое также является приложением к «старому» Договору о СНВ: «Советская сторона отмечает заявление американской стороны о том, что существующая практика сотрудничества между США и Соединенным Королевством в области СНВ состоит в предоставлении Соединенными Штатами Соединенному Королевству ракет «Трайдент-2». Если Соединенные Штаты изменят свою существующую практику сотрудничества с Соединенным Королевством по СНВ таким образом, что были бы обойдены условия и цели Договора о СНВ и был бы изменен стратегический баланс, СССР считал бы поставленными под угрозу свои высшие интересы. В таком случае в соответствии со статьей XVII Договора СССР считал бы, что имеет право выйти из Договора».

Боезапас британских и американских ракет хранится совместно.

Результаты работы российских инспекторов на военно-морской базе Кингс-Бей (шт. Джорджия) показали, что США постоянно нарушали свои договорные обязательства, поскольку реальное сотрудничество американской и британской сторон заключается не только в продажах ракет. Так, БРПЛ «Трайдент-2» для британских ПЛАРБ фактически арендуются у США, американские специалисты осуществляют авторский и гарантийный надзор за эксплуатацией ракет, проводят техническое обслуживание и обучение персонала. Боезапас британских и американских ракет хранится совместно. Контрольно-боевые и испытательные пуски британских БРПЛ «Трайдент-2» осуществляются с участием американских специалистов с Восточного ракетного полигона США (см. также журнал «Национальная оборона, №2, 2006 г.). При этом российской стороне уведомления и телеметрическая информация по результатам контрольно-боевых и испытательных пусков ракет не передаются. Американцы дают примитивные объяснения, что ракеты являются собственностью Великобритании, которая не является участником Договора. На практике это означает обход американской стороной Договора о СНВ и неконтролируемое совершенствование тактико-технических характеристик своих БРПЛ «Трайдент-2», с целью испытания новых видов боевого оснащения, увеличения количества боеголовок сверх заявленного (8 ед.). Тем более что ракета прошла испытания с 12 боевыми блоками. Почему российская сторона даже не пыталась заявить о своих намерениях по выходу из Договора о СНВ? Почему в новый Договор о СНВ не включено уточненное заявление российской стороны?

Следует признать: вышеперечисленные нарушения статьи XVI не рассматривались на сессиях двусторонней Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям (СКСИ), что создало благоприятные условия американской стороне для наращивания сотрудничества с Великобританией в рамках уже нового Договора о СНВ. Так, британское правительство разработало Белую книгу «Оценка состояния и перспектив развития стратегических ядерных сил Великобритании на долгосрочный период, 2008 г.». В документе отмечается, что СЯС Великобритании предназначены для сдерживания агрессора от нанесения ущерба британским интересам и усиления эффективности воздействия союзных ядерных сил, что укрепит безопасность страны и ее союзников по НАТО. Как известно, СЯС Великобритании представлены 1-й эскадрой подводных лодок, в составе которой имеется четыре ПЛАРБ типа «Вэнгард», оснащенных БРПЛ «Трайдент-2» (16 ПУ БРПЛ с РГЧ ИН, способных нести до 8 боеголовок мощностью (0,1-0,15 Мт), дальность стрельбы 9000 км). Реальное количество загруженных ракет – 12 единиц, боеголовок на ракетах ПЛАРБ, ведущих боевое патрулирование, составляет не более 4 единиц. Всего в боевом составе 464 ядерных боезаряда. Таким образом, британские СЯС обладают значительными возможностями по оперативному наращиванию количества ракет и боеголовок. В Белой книге отмечается также: «Правительство решило участвовать в американской программе продления срока эксплуатации ракет «Трайдент-2», что позволит сохранить эти ракеты на вооружении британских ядерных сил до начала 2040-х годов. Будет продолжено сотрудничество с США по обслуживанию этих БРПЛ на американской ВМБ Кингс-Бей. США гарантируют, что любые ракетные системы, разрабатываемые на замену «Трайдент-2», будут совместимы с системой боевого управления пуском новых британских ПЛАРБ или могут быть дооборудованы для этого». В документе указано, что решение по замене или модернизации боеголовок должен принять британский парламент. Часть исследований по этой проблеме будет проводиться совместно с американскими специалистами на основе англо-американского соглашения «О сотрудничестве в области использования атомной энергии для обеспечения взаимной обороны» 1958 г. Отметим, что это соглашение на переговорных процессах и в тексте нового Договора о СНВ даже не упоминается. Поскольку Лондон не думает подключаться к договорному процессу, можно предположить, что сотрудничество США и Великобритании в области СНВ будет развиваться.

Вполне реальным является развертывание сотрудничества в области СНВ между Соединенными Штатами и Францией. Тем более завершается вступление этой страны в военную организацию блока НАТО. При этом основу стратегических ядерных сил Франции составляет 3-я эскадра ПЛАРБ с четырьмя атомными подводными лодками, оснащенными БРПЛ М-45 (16 ПУ БРПЛ с РГЧ ИН, способных нести до 6 боеголовок мощностью (0,1 – 0,15 Мт), дальность стрельбы до 6000 км). Всего в боевом составе морской компоненты СЯС находится 360 ядерных боезаряда. Развитие стратегических ядерных вооружений Франции связано с продолжением программы строительства ПЛАРБ нового поколения и оснащения их БРПЛ с новой разделяющейся головной частью. К 2015 г. Париж планирует иметь четыре ПЛАРБ типа «Триумфан». Перспективными планами предусматривается с 2010 г. начать перевооружение на новую БРПЛ М-51 (шесть боеголовок мощностью по 0,1-0,15 Мт, дальность стрельбы до 8000 км). В соответствии с положениями французской военной доктрины боевое применение стратегических ядерных сил будет осуществляться самостоятельно. Известны заявления военно-политического руководства Франции о независимости ядерной политики. Однако, по оценкам военных специалистов, в перспективе не исключается и их совместное боевое применение с СНС США и Великобритании (см. журнал «Национальная оборона» №4, 2006 г.).

В связи с этим, фрагмент статьи ХIII нового Договора о СНВ («..на момент подписания настоящего Договора практику сотрудничества, включая обязательства, в области стратегических наступательных вооружений между одной из сторон и третьим государством») является для российской стороны исключительно важным, поскольку может препятствовать сотрудничеству США в области СНВ с Францией или очередным третьим государством.

Основу стратегических ядерных сил Франции составляет 3-я эскадра ПЛАРБ с четырьмя атомными подводными лодками, оснащенными БРПЛ М-45.

 

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Российская Федерация пунктуально и ответственно выполняет свои договорные обязательства в части касающейся сотрудничества в области СНВ с третьими государствами (Беларусь, Украина и Казахстан).

Заявление советской стороны от 1991 г. с согласием на продажу Соединенными Штатами ракет «Трайдент-2» для их оснащения британских ПЛАРБ оказалось формальным и его выполнение не контролировалось. Соединенные Штаты Америки в течение 15 лет нарушали требования статьи XVI Договора о СНВ и собственного заявления от 1991 г. в части касающейся сотрудничества в области СНВ с Великобританией. Так, первая ПЛАРБ типа «Вэнгард» с БРПЛ «Трайдент-2» была введена в боевой состав британских ВМС в 1994 г., т.е. уже после подписания Договора о СНВ 31 июля 1991 г. Кроме продаж ракет, американцами выполняются следующие мероприятия: подготовка британских специалистов; оказание помощи в изучении и освоении эксплуатационно-технической и боевой документации; стыковка систем БРПЛ «Трайдент-2» с британскими головными частями и ПЛАРБ; участие американских специалистов в приведении в готовность ракет на ПЛАРБ, их техническое обслуживание, проведение автономных и комплексных испытаний, устранение неисправностей; участие в подготовке и проведении учебно-боевых и испытательных пусков британских БРПЛ.

По информации зарубежных экспертов, боевой состав и возможности британских СЯС учитываются при целераспределении ракет по объектам поражения вероятных противников и разработке в США оперативного плана OPLAN ХХХХ. Решение на их боевое применение принимает лично премьер-министр Великобритании, который, если позволяет обстановка, согласовывает его с президентом США и Советом НАТО.

В связи с этим, просматриваются явные просчеты российской стороны, допущенные при разработке и согласовании нового Договора о СНВ: это несовершенство понятийно-терминологического аппарата и неоднозначное толкование терминов «третье государство», «сотрудничество», «стратегические наступательные вооружения» и др.; содержание главы ХIII не подкреплено заявлениями сторон о продолжающейся практики продажи Соединенными Штатами БРПЛ «Трайдент-2; в Протоколе к новому Договору о СНВ для российской стороны не предусмотрены контрольно-инспекционные и уведомленческие процедуры и порядок их применения с учетом содержания британских БРПЛ «Трайдент-2» на военно-морской базе Кингс-Бей и проведением пусков британских БРПЛ с Восточного ракетного полигона США и др.

Таким образом, новый Договор о СНВ в части касающейся сотрудничества США в области СНВ с Великобританией создает значительные стратегические преимущества американской стороне. Соединенные Штаты могут спокойно сокращать носители, пусковые установки и ядерные боезаряды до уровней, установленных статьей I Договора о СНВ. При этом военно-политическое руководство Великобритании, а в перспективе и Франции будут поддерживать и развивать свои СЯС как дополнительный ядерный потенциал в интересах США (464 и 360 ядерных боезаряда соответственно).

В связи с изложенным представляется целесообразным ущербность статьи ХIII рассмотреть в ходе ратификации Договора о СНВ в Госдуме и Совете Федерации. При этом руководствоваться положениями статьи 30 «Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 г.»: «Угрозами военной безопасности РФ являются: политика ряда ведущих зарубежных стран, направленная на достижение преобладающего превосходства в военной сфере, прежде всего в стратегических ядерных силах…». Предлагается в кратчайшие сроки инициировать консультации в рамках двусторонней консультативной комиссии для разрешения значительного количества неясных моментов, связанных с реализацией статьи ХIII. Рассмотреть возможность и предложить главам государств продлить срок действия заявлений российской и американской сторон в части касающейся сотрудничества США и Великобритании в области СНВ.

Мидыхат Петрович ВИЛЬДАНОВ – генерал-майор в отставке, профессор АВН, кандидат военных наук, Заслуженный военный специалист Российской Федерации