Главная / Главная тема / Главная тема

Главная тема

X-37B: старт Вашингтона к размещению оружия в космосе
Администрация США взяла решительный курс на оснащение космоса оружием

22 апреля 2010 г. в 7 часов 52 минут по местному времени с 41-го стартового комплекса космодрома на мысе Канаверал силами 45-го крыла космического командования ВВС США осуществлен запуск ракеты-носителя «Атлас-V» c «орбитальным экспериментальным аппаратом» или Orbital Test Vehicle-1 (OTV-1) – беспилотным космическим роботом многоразового использования, получившим кодовое наименование X-37B.

Владимир КОЗИН

Запуск получил отдельное кодовое обозначение USA-212. Аппарат был выведен на низкую околоземную орбиту. Командование ВВС США отказалось огласить информацию о том, сколько времени он будет находиться в космическом пространстве, но признало, что максимальная продолжительность его пребывания за один полет может составить до 270 суток. Ожидается, что по завершении этого испытательного полета аппарат приземлится либо на военно-воздушной базе Ванденберг, либо на военно-воздушной базе Эдвардс, которая избрана в качестве запасного аэродрома.

В ходе экспериментального полета будет отрабатываться система наведения и навигации, техника маневрирования на орбите, сход с нее и посадка на аэродром, стойкость термозащиты, а также проверка надежности узлов и перспективных технологий, идущих, как отмечал заместитель государственного секретаря ВВС США по космическим программам Гэри Пэйтон, «на одно поколение дальше, чем пилотируемые «Шаттлы».

ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Х-37В внешне напоминает уменьшенный орбитальный модуль американского пилотируемого космического корабля многоразового использования «Шаттл», составляя примерно 1/2 часть от его размера. Масса беспилотного аппарата составляет 4,99 тонн, длина – около 8,9 метра, размах крыльев – 4,5 метра, максимальная высота от земли – 2,9 метра. Он оснащен двигателем АR-2/3 производства корпорации «Пратт энд Уитни», работающим на перекиси водорода и ракетного топлива JP-8, созданного на основе керосина. Источником электроэнергии являются солнечные батареи на основе арсенида галлия и ионно-литиевые аккумуляторы. Максимальная орбитальная скорость составляет 28,2 тыс. км/час.

Для Х-37В разработан повышенный уровень термозащиты, специальная авионика и система автономного наведения, а также вместительный грузовой отсек, в котором, как заявил за два дня до запуска аппарата упоминавшийся Гэри Пэйтон, могут быть размещены «два спутника весом до несколько центнеров каждый».

Х-37В на военно-воздушной базе Эдвардс.

 

Программа создания новой космической платформы формально появилась в 1999 г. в недрах американского космического агентства НАСА, которое заказало ее разработку и создание у подразделения корпорации «Боинг», именуемого как «Интегрированные оборонительные системы». Изначально невоенный «мини-челнок» предназначался как транспортно-спасательное средство для пилотируемых «Шаттлов». Первый вариант Х-37В был построен на заводе «Фантом» корпорации «Боинг» в Сил Бич (Калифорния) под кодовым наименованием Х-40. Однако к проекту проявили повышенный интерес военные, и 13 сентября 2004 г. эта программа, получившая гриф «совершенно секретно» и статус «самостоятельная», была передана пентагоновскому Департаменту по передовым оборонным разработкам (DARPA) под кодовым названием Х-37А. Затем ее стало реализовывать секретное подразделение ВВС США «Управление высокоскоростных потенциалов» в его нынешней кодировке X-37B.

Первый полет нового военного «челнока» в атмосфере без вывода на околоземную орбиту состоялся на военно-воздушной базе ВВС США Эдвардс 7 апреля 2006 г. Но его постигла неудача: он сошел с взлетно-посадочной полосы и получил незначительные повреждения. После этого аппарат был доставлен на завод №42 ВВС США в Палмдэйле (Калифорния), где прошел ремонт и некоторую доработку, а также совершил пять пробных полетов в атмосфере с отработкой техники взлета и посадки.

В общей сложности на разработку и создание нового экспериментального военного «челнока» за последние десять лет была израсходована внушительная сумма – $496 млн. Дальнейшие расходы на проект не оглашаются, но известно, что они будут покрываться из секретных бюджетных ассигнований ВВС США. Начато создание второго аппарата указанной серии OTV-2, который будет испытан в 2011 г. Решение о дальнейшем производстве аппаратов серии Х-37В будет принято по итогам испытаний указанных двух орбитальных платформ.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ

X-37B стал первым автоматическим транспортным космическим аппаратом многоразового использования, выведенным Соединенными Штатами на околоземную орбиту с сугубо военными целями.

По признанию руководства космического командования ВВС США, проект будет решать «долговременные цели в космическом пространстве» и станет «новой спутниковой системой». О перспективном военном характере X-37B сообщил и заместитель командира 45-го крыла космического командования ВВС США полковник Андрэ Ловет, отвечавший за его запуск.

Среди конкретных задач, поставленных перед новой военно-космической платформой, названы: доставка сенсоров и различных подсистем в космос и из космоса на Землю, размещение с ее помощью других космических аппаратов различного назначения. Не исключено, что Х-37В будет предназначен для доставки на орбиту и ударных космических вооружений. 24 апреля 2010 г. газета «Крисчен Сайенс Монитор» со ссылкой на неназванных американских экспертов писала, что, по их мнению, запуск Х-37В означает «начало вывода оружия в космическое пространство и прелюдию к созданию высокоточных потенциалов в глобальном масштабе». Более предметно по поводу функциональных особенностей военного «мини-шаттла» выразилась профессор факультета исследований в области национальной безопасности Академии ВМС США в Ньюпорте Джоан Джонсон-Фризи, которая охарактеризовала работы по данному аппарату как имеющие сугубо военное предназначение, а его главную функцию – как «отслеживание потенциальных космических объектов и выведение из строя группировок спутников». Ясно, что не своих спутников, а спутников вероятного противника.

В частности, российские военные не исключают возможности использования военного «челнока» для скрытного вывода с его помощью специализированных космических аппаратов, доставки в околоземное пространство и возвращения на Землю дорогостоящей аппаратуры многоразового применения, технического обслуживания долговременных орбитальных платформ, в том числе и военного характера.

При этом большинство российских военных экспертов придерживается предположения, что X-37B станет одним из главных звеньев реализации бушевской стратегии «Молниеносного глобального удара», которую полностью поддержала нынешняя администрация Барака Обамы в обновленной 6 апреля 2010 г. ядерной доктрине, а также для развертывания ударных космических вооружений. Дело в том, что по замыслам нынешнего военно-политического руководства США, новые виды обычного оружия, размещенные в космосе, обладая гиперзвуковой скоростью, позволят наносить удары по любому объекту на поверхности Земли в пределах нескольких десятков минут. И в этом плане X-37B может быть использован для вывода в космос платформы с такими видами вооружений или служить в качестве средства их вывода на орбиту.

В связи с этим нельзя также не напомнить, что в феврале 2010 г. президент Барак Обама представил новую космическую стратегию США – «Космические операции». Комментируя эту стратегию, заместитель главы Пентагона Уильям Линн сказал, что одним из ее ключевых элементов будет создание спутников нового типа для защиты от угрозы нападения в космосе. По свидетельству начальника Управления высокоскоростных потенциалов ВВС США Дэвида Хамилтона, программа Х-37В способна «революционизировать методы деятельности американских ВВС в космическом пространстве путем ведения операций в космосе с использованием подобных платформ, напоминающих небольшие самолеты».

ВАШИНГТОН – ТВЕРДЫЙ СТОРОННИК «ВЭПОНИЗАЦИИ» КОСМОСА

Похоже, что нынешняя администрация США действительно взяла решительный курс на «вэпонизацию космоса» (weaponization of space), иными словами, на оснащение его оружием, ударными космическими вооружениями. Вполне возможно, что на начальном этапе такие аппараты будут использованы как военные «космические грузовики». Но в перспективе они могут выполнять и более сложные военные задачи – размещать ударные космические вооружения, сначала противоспутниковые системы, а затем и вооружения более широкого спектра действия, которые смогут поражать различные цели на Земле. Нет сомнений, что программа Х-37В является одним из семи видов таких вооружений, о размещении которых в космосе в рамках программы «Стратегическая оборонная инициатива» мечтал бывший президент Рональд Рейган, известный сторонник ведения «звездных войн».

К сожалению, администрация Барака Обамы, которая пока лишь на словах провозгласила цель движения к «безъядерному миру», является решительным сторонником размещения вооружений в космическом пространстве, где пока используются только небоевые (неударные) аппараты военного назначения – спутники навигации, связи, наблюдения и т.д. многих государств мира, но нет оружия космического базирования. Но при этом следует иметь в виду, что военно-политическая характеристика космического пространства в настоящее время определяется тем, что современное международное космическое право не запрещает в нем размещение неядерных ударных боевых средств (оружия), а лишь вводит запрет на размещение в космосе только ядерного оружия.

 

Гиперзвуковое оружие

 

Администрация Барака Обамы продолжает программу своего предшественника по созданию высокоскоростных и высокоточных ударных систем. 26 мая 2010 г. с борта тяжелого стратегического бомбардировщика В-52Н США произвели успешный запуск новой гиперзвуковой крылатой ракеты Х-51А «Вэйврайдер», которая во время полета в пять раз превысила скорость звука (в перспективе этот показатель может увеличен до 8 раз). Первое испытание такой ракеты состоялось в декабре 2009 г.

 

По американским данным, обновленная ракета может нести боевую нагрузку до 150 кг и доставлять ее в любую точку Земного шара в пределах одного часа. Является перспективным видом оружия, которое будет применяться в рамках провозглашенной американской стратегии «Молниеносного глобального удара». Х-51А предназначена для поражения точечных, высокозащищенных целей, в том числе инженерных сооружений глубокого залегания. В 2010 г. Пентагон планирует осуществить еще три экспериментальных запуска такой ракеты, которую планируется принять на вооружение в 2015 г.

 

 

В отличие от России, которая выступает за предотвращение размещения оружия в космосе и обеспечение безопасности космической деятельности международно-правовыми средствами, что является одним из приоритетов ее внешней политики, все без исключения американские администрации, начиная со старта космической эры (1957 г.), по-прежнему придерживаются и придерживались диаметрально противоположной точки зрения, то есть выступали и выступают за вывод на околоземные орбиты различных видов вооружений.

В 1979 г. Вашингтон прервал и больше не возобновлял ни с СССР, ни с Россией переговоры об ограничении в космосе противоспутниковых систем, которые были начаты годом раньше. Примечательно, что уже тогда американская делегация отказалась обсуждать со своими советскими коллегами по переговорам терминологическое определение «враждебный акт» в отношении спутников. В 80-е годы США отказались обсуждать тему введения запрета на вывод оружия в космос на переговорах по ядерным и космическим вооружениям, которые вели с СССР, а в конечном итоге вообще заблокировали двусторонний обмен мнениями о запрете вывода оружия в космос.

Так, Белый дом отклонил российское предложение о начале выработки всеобъемлющей международной договоренности о неразмещении в космосе оружия любого вида, о неприменении силы или угрозы силой в отношении космических объектов, а также о введении моратория на размещение в космосе боевых средств до достижения отмеченной договоренности. С таким предложением российская сторона выступила на 56-й сессии Генеральной ассамблеи ООН 24 сентября 2001 г.

Вашингтон негативно отреагировал на российско-китайский проект «Возможные элементы будущей международно-правовой договоренности о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов», который был представлен 27 июня 2002 г. на конференции по разоружению в соавторстве с Белоруссией, Вьетнамом, Зимбабве, Индонезией и Сирией. Проект подобного договора был передан космическим державам и другим государствам на ознакомление в июне 2007 г.

12 февраля 2008 г. министр иностранных дел Российской Федерации С.В. Лавров объявил на женевской конференции по разоружению об официальном внесении на рассмотрение международного сообщества российско-китайского полномасштабного проекта договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, содержавшего преамбулу и 14 статей.

Но США отказались поддержать и указанный проект. Они высказали по нему целый ряд юридически несостоятельных и политически некорректных замечаний, не предложив ничего лучше взамен. Так они часто делают, когда хотят не улучшить какой-то проект, а «торпедировать» его. И, видимо, не случайно. Дело в том, что в проекте международного договора о предотвращении размещении оружия в космическом пространстве записано, что термин «оружие» в данном контексте означает «любое устройство, размещенное в космическом пространстве, основанное на любом физическом принципе, специально созданное или переоборудованное для уничтожения, повреждения или нарушения нормального функционирования объектов в космическом пространстве, на Земле или в ее воздушном пространстве, а также для уничтожения населения, компонентов биосферы, важных для существования человека, или для нанесения им ущерба» (cтатья I). А в соответствии со статьей II проекта договора, государства-участники обязуются не выводить на орбиту вокруг Земли «любые объекты с любыми видами оружия, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом…». Такие формулировки до сих пор не устраивают нынешнюю администрацию США. О чем это говорит?

Также американской стороной был оставлено без внимания и предложение России о заблаговременном предоставлении информации о предстоящих запусках и предназначении запускаемых космических объектов, с которым российская сторона выступила в октябре 2002 г.

Вашингтон отказался поддержать заявление России, сделанное 5 октября 2004 г., о том, что она не будет первой размещать в космическом пространстве оружие любого вида, а также призывает государства, обладающие космическим потенциалом, последовать ее примеру.

Белый дом негативно отреагировал на выдвинутые Россией в 2005-2009 гг. на сессиях Генеральной ассамблеи ООН проекты резолюции «Меры по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности». За документ стабильно голосовало подавляющее большинство государств-членов ООН, и лишь одни США выступали «против».

В ходе своей предвыборной кампании кандидат на пост президента США Барак Обама в сентябре 2008 г. обещал предпринять дипломатические шаги, направленные на обеспечение «выживаемости» искусственных спутников Земли и пилотируемых космических аппаратов, а также на предотвращение «вооруженного конфликта в космосе». Но свои идеи он ограничил предложением о разработке только «кодекса поведения» в космосе, который обеспечил бы в нем «регулируемое движение» спутников и «не подвергал бы спутники риску». Он также обещал начать переговоры с неназванными сторонами по выработке соглашения о запрете испытаний противоспутникового оружия, но не оговорил при этом никаких сроков, даже примерных, начала таких дискуссий.

К сожалению, став президентом, Барак Обама провозгласил курс на доминирование США в космосе и линию на размещение в нем ударных боевых средств. Об этом свидетельствует одобренная им стратегия «Космические операции», представленная министром обороны Робертом Гейтсом 1 февраля 2010 г., которая является составной частью его обновленной ядерной (наступательной) доктрины и адаптированной стратегии о развертывании и использовании качественно модернизированной эшелонированной глобальной системы ПРО стратегического назначения (для прикрытия удара стратегических наступательных ядерных вооружений).

По имеющейся информации, Пентагон намерен продолжать в будущем испытания противоспутниковых систем и ударных космических вооружений более широкого спектра, используя международно-правовой вакуум в этой сфере.

Старт ракеты-носителя «Атлас-V» с Х-37В.

Запуск Х-37В можно признать первым практическим сигналом Вашингтона о готовности неуклонно следовать в данном направлении. Это – старт к ударно-боевой милитаризации им космического пространства.

Таким образом, Соединенные Штаты, которые в послевоенные годы постоянно навязывали миру принципиально новые виды наиболее разрушительных видов вооружений и пытаются в настоящее время защитить свои наступательные ракетно-ядерные средства многослойной, качественно новой глобальной системой ПРО, похоже, встали еще на один сомнительный путь – создание и вывод в космос ударных космических вооружений, призванных решать две параллельные задачи: как оборонительного, так и наступательного характера.

У РОССИИ ИНОЙ ПОДХОД

В свое время Советский Союз считал, а сейчас и Россия считает, что космос может использоваться в интересах национальной безопасности – для контроля за соблюдением международных разоруженческих договоров и соглашений (посредством космических систем наблюдения), для раннего предупреждения о ракетном нападении (с помощью систем обнаружения стартов и полетов межконтинентальных баллистических ракет), управления вооруженными силами и обеспечения их повседневной и боевой деятельности (через системы связи, навигации, метеорологического, геодезического, картографического обеспечения и другие). Но принципиальный момент нашей позиции, излагавшейся давно и многократно, – космическая деятельность ни в коем случае не должна быть ориентирована на размещение оружия в космосе, на военное противостояние в нем и превращение космического пространства в потенциальный театр военных действий. Москва считала и считает, что космос не должен стать площадкой для развертывания в нем оружия типа «космос-космос» (противоспутниковых систем) и «космос-земля» (ударных систем космического базирования, которые можно будет использовать против целей на Земле).

Важной составной частью работы по проблеме предотвращения размещения оружия в космосе была и остается дополнительная сфера: разработка мер транспарентности и укрепления доверия в космической деятельности. Осознание международным сообществом важности внедрения подобных мер в качестве первого шага к решению задачи предотвращения размещения оружия в космосе впервые вылилось в консенсусную резолюцию Генеральной ассамблеи ООН на ее 64-й сессии в 2009 г. 68 государств выступили ее соавторами. По мнению российской стороны, консолидация усилий всех заинтересованных государств будет способствовать созданию всеобъемлющей архитектуры мер транспарентности и укрепления доверия в космической деятельности как в разоруженческом аспекте, так и вне его. Но отмеченные меры не должны подменять усилий, направленных на неразмещение оружия в космосе.

Подавляющее число государств позитивно отреагировало на ключевые положения проекта договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве. Ближайшая задача, видимо, должна заключаться в том, чтобы развернуть его всестороннее обсуждение и прокладывать тем самым путь к будущим переговорам. Россия активно поддержала учреждение на конференции по разоружению в Женеве официальной дискуссионной рабочей площадки, где прозвучал призыв к другим государствам, обладающим космическим потенциалом, последовать этому примеру – первому практическому шагу на пути к всеобъемлющему и универсальному запрещению размещения оружия в космосе.

Полагая, что космическое пространство играет все возрастающую роль в будущем развитии человечества, Российская Федерация по-прежнему считает, что предотвращение размещения оружия в космическом пространстве должно продолжать оставаться одним из приоритетных направлений усилий мирового сообщества в области укрепления стратегической стабильности и международной безопасности. По этой причине Москва крайне заинтересована в том, чтобы, с одной стороны, выведенные на орбиту пилотируемые и непилотируемые космические аппараты гражданского и небоевого (неударного) военного назначения функционировали бесперебойно, в полной безопасности и в нормальном режиме, а с другой стороны, чтобы космос не превращался в арену военного соперничества и противоборства, не взламывал глобальную стратегическую стабильность, и без того подвергающуюся испытаниям в результате масштабной модернизации глобальной американо-натовской системы ПРО, активно проводящейся с сентября 2009 г. после прихода в Белый дом Барака Обамы.

Выступая за сохранение космоса в качестве пространства, в котором не размещалось бы оружие любого рода и чтобы оно не стало бы новой сферой гонки специфических, еще невиданных ранее вооружений, наша страна готова внести вклад в дело недопущения размещения оружия в космосе при одновременном развитии мер транспарентности и укрепления доверия в этой важной сфере деятельности человечества. Все это содействовало бы сохранности орбитальной собственности, в чем, несомненно, заинтересованы все государства, использующие космос в целях исследования и в интересах национального развития.

Уже в ближайшее десятилетие космос станет театром военных действий.

 

Легче не допустить появления ударных вооружений в космосе, чем потом разгребать там новые оружейные «завалы», которых, по вине сторонников военного превосходства и бесконечного накапливания вооружений, с избытком создано на нашей планете.

В этой связи к нынешней администрации США можно выразить одно, по крайней мере, простое пожелание: не только не развертывать глобальную стратегическую систему ПРО, но и не становиться на опасный и деструктивный путь размещения ударных боевых потенциалов в космическом пространстве. К мировому сообществу же вполне уместным будет иной призыв: еще раз обратить внимание на серьезную проблему ударно-боевой милитаризации космического пространства и в самое ближайшее время попытаться принять конкретные политико-дипломатические меры, направленные на недопущение этого явления.

В случае же продолжения реализации планов США по размещению оружия в космосе России следовало бы принять адекватные меры противодействия, поскольку как их стратегические и тактические наступательные ядерные вооружения и новейшие системы ПРО, так и их оружие «звездных войн» будет направлено в первую очередь против нашей страны. А в предварительном плане – надо бы недвусмысленно дать понять Вашингтону, что эта проблема является слишком важной, чтобы не замечать ее или не делать для себя надлежащих ответных политико-дипломатических и военно-технических выводов.

Владимир Петрович КОЗИН – государственный советник Российской Федерации 2 класса, кандидат исторических наук. В 2000 г. опубликовал авторский проект международного договора об иммунитете спутников гражданского и небоевого военного назначения, в котором содержится список потенциальных враждебных против них актов, которые подлежали бы безусловному запрету (в статье «Старт к немилитаризации космоса: Россия могла бы предложить новой американской администрации проект договора об иммунитете спутников». Опубликована в «Дипкурьере» №18, приложение к «Независимой газете», 23 ноября 2000 г.).