Главная / Главная тема / Главная тема

Главная тема

Удар по Ирану: возможные сценарии и их последствия
Тема возможного удара США и/или Израиля по Ирану – одна из самых старых в нынешней мировой политике

После захвата Вооруженными Силами США Ирака на протяжении примерно трех лет всерьез рассматривался вариант повторения иракского сценария в Иране, т.е. полной оккупации его территории американскими войсками. Впрочем, этот вариант умер еще при Буше. Но вот о возможности авиационно-ракетного удара по иранским ядерным объектам говорится до сих пор.

Александр ХРАМЧИХИН

Чтобы понять, будет ли этот удар, а если да, то что из него получится, сначала надо сказать, что представляют собой Вооруженные Силы Исламской Республики Иран (ИРИ).

Военная система Ирана уникальна, в ней сосуществуют армия, сохранившаяся с шахских времен, и Корпус стражей исламской революции (КСИР), созданный после революции 1979 г., причем и армия, и КСИР имеют свои сухопутные войска, ВВС и ВМС. КСИР выполняет функции «второй армии» и, одновременно, внутренних войск исламского режима. Неким аналогом такой системы можно считать сосуществование вермахта и войск СС в нацистской Германии. Фактически частью КСИР является народное ополчение «Басидж» потенциальной численностью (после мобилизации) несколько миллионов человек. Кроме того, в КСИР входит структура, выполняющая стратегические разведывательно-диверсионные функции – силы спецназначения «Кодс». Как армия, так и КСИР подчиняются духовному лидеру Ирана (сейчас это аятолла Хаменеи), а избранный президент – лишь один из 11 членов Высшего совета национальной безопасности.

В случае войны с Ираном Соединенные Штаты используют свой главный козырь – преимущество в высокотехнологичных вооружениях.

Центральным органом управления Вооруженными Силами является Генштаб. Существует Главное политико-идеологическое управление и такие же управления видов ВС. Действует аппарат исламских наблюдателей, без санкции которых никакие решения командиров не действительны (то есть это полный аналог большевистских комиссаров в Красной армии времен Гражданской войны).

В настоящее время ВС Ирана с точки зрения оснащения боевой техникой являются одними из самых эклектичных в мире. Они имеют оружие: американское, английское и французское, уцелевшее с шахских времен; китайское и северокорейское, поставлявшееся во время войны с Ираком 1980-88 гг. и после нее; советское и российское, реэкспортированное из Сирии, Ливии и КНДР во время войны или купленное в СССР и России после ее окончания. Большая часть вооружения и техники устарела, причем в отношении западных образцов существует еще и проблема отсутствия запчастей. Поскольку точно не известны потери ВС Ирана во время войны с Ираком и нынешнее техническое состояние боевой техники, ее количество оценивается весьма приблизительно.

Сухопутные войска насчитывают около 700 тыс. чел. (примерно поровну армии и КСИР) и включают 12 дивизий (4 пехотные, 2 механизированные, 4 бронетанковые, 1 воздушно-десантная, 1 специального назначения) и 2 бригады (ракетная и транспортная) армии, около 20 дивизий (10 пехотных, 2 бронетанковые, 5 механизированных, 2 спецназа) и более 20 бригад КСИР. Дивизии КСИР в 1,5-2 раза меньше армейских, при этом каждое подразделение или соединение в военное время развертывается за счет мобилизации резервистов в единицу на 1-2 уровня выше.

На вооружении состоят (напомню, что это приблизительная оценка) 1,7 тыс. танков, около 700 БМП, более 600 БТР, до 2,4 тыс. артиллерийских орудий (в т.ч. более 300 САУ), до 5 тыс. минометов, по 900 РСЗО и ПТРК, более 2 тыс. зенитных орудий, более 200 вертолетов.

Наиболее боеспособными танками являются 480 Т-72, поставленных в 90-е годы из России, а также около 200 английских «Чифтенов», «переживших» войну с Ираком. Частично соответствуют современным требованиям 413 российских БМП-2, 180 американских САУ М-109, 15 китайских 155-миллиметровых буксируемых орудий Туре 88, 100 РСЗО БМ-21 «Град» и 700 китайских 107-мм Туре-63, более 100 ЗСУ «Шилка». Основным ударным вертолетом остается американская АН-1 «Кобра» (от 25 до 50 по различным данным), имеются 25 многоцелевых вертолетов Ми-8 и Ми-17, остаются в строю до 20 американских транспортных вертолетов СН-47С «Чинук».

ВВС включают 3 оперативных командования («Север», «Центр», «Юг») и 4 района ПВО. Наиболее серьезной силой являются 30 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 35 истребителей МиГ-29 (часть из них перелетела из Ирака после начала «Бури в пустыне», а затем была реквизирована Тегераном, часть закуплена в России), а также 44 американских истребителя F-14, импортированных еще при шахе. Интересно, что после снятия этих машин с вооружения палубной авиации США, Иран остался единственной в мире страной, имеющей в составе ВВС самолеты данного типа.

Стратегический бомбардировщик B-52H.

 

Кроме того, имеются от 120 до 200 старых американских F-4, F-5 и китайских J-7 (ухудшенный вариант МиГ-21), а также около 90 советских Су-20/22, Су-25, МиГ-23 и французских «Мираж-F1», которые перелетели в 1991 г. из Ирака. Из этого замечательного разнообразия, скорее всего, не более 100 машин сохранили боеспособность, но и они современным требованиям не отвечают (за исключением, может быть, Су-25, но их число не превышает 13 ед.).

На вооружении ВВС состоит около 100 транспортных самолетов, в т.ч. 12 Ил-76.

ПВО включает 30 английских ЗРК «Рапира» и 15 «Тайгеркэт», 45 советских С-75 и 10 С-200, 150 американских «Усовершенствованный Хок» (везде речь идет о количестве ПУ), а также 29 российских «Торов». ЗРС С-200 до сих пор остается рекордсменом по дальности и высоте поражения, однако она устарела и имеет крайне ограниченные возможности работы по низколетящим и высокоманевренным целям. Новейшие ЗРК «Тор» имеют небольшую дальность стрельбы (12 км), к тому же 29 единиц – просто слишком мало. С-75 очень сильно устарела и совершенно не соответствует современным требованиям, американские и английские ЗРК также устарели и, к тому же, не имеют запчастей.

Ситуация кардинально изменилась, если бы Тегеран приобрел в России ЗРС С-300, но данная сделка, как известно, уже не будет осуществлена. Правда, похоже, что у ИРИ появилась копия «трехсотки» из КНР – HQ-9. Каковы реальные боевые возможности «китайской С-300» и сколько ее получил (или получит) Иран – неизвестно, но жизнь потенциальным противникам она осложнит (США – лишь количественно, а Израилю – качественно, на ее подавление понадобится слишком много сил и средств). В частности, HQ-9 может стрелять по самолетам ДРЛО с помощью ЗУР с пассивной радиолокационной ГСН. Кроме того, непосредственно в состав дивизионов HQ-9 включены ТЗМ.

B-52H может нести самое разнообразное вооружение на внешних узлах подвески.

В ВВС КСИР имеются только учебные и вспомогательные самолеты (более 100 машин), зато в них входят все баллистические ракеты советского, корейского, китайского и местного производства (по 2 бригады оперативно-тактических и тактических ракет), точное количество которых неизвестно.

В составе ВМС – 3 ПЛ пр. 877 (приобретены в России в начале 90-х годов), 3 фрегата типа «Алванд» британской постройки (начала 70-х гг.) и один их иранский «клон» «Джамаран», 2 старых (начала 60-х) американских корвета, 10 ракетных катеров французской постройки (закуплены при шахе, недавно перевооружены китайскими ПКР С-801 и С-802), более 100 сторожевых катеров, около 30 десантных кораблей и катеров, в т.ч. 14 – на воздушной подушке. Имеется 2 бригады морской пехоты.

ВМС КСИР включают 3 или 4 сверхмалых ПЛ, 10 ракетных катеров типа «Хуанфен» китайской постройки (аналог советских РК пр. 205) и столько же малых РК, построенных в самом Иране по китайскому проекту, несколько сотен сторожевых катеров, несколько десантных кораблей, 6 дивизионов береговых ПКР С-802, одну бригаду морской пехоты.

В условиях тесного и мелководного Персидского залива достаточно эффективными могут быть малошумные ПЛ пр. 877, а также сверхмалые ПЛ, который Иран создает с помощью КНДР. Высокий потенциал подобного оружия в прибрежных водах северокорейские военные моряки наглядно продемонстрировали совсем недавно – по-видимому, именно СМПЛ потопила южнокорейский корвет «Чхон Ан». Фрегаты и корветы ВМС Ирана серьезной боевой силы не представляют, а вот многочисленные катера могут создать проблемы противнику. ИРИ в больших количествах строит малоразмерные скоростные катера, а также производит малогабаритную ПКР «Наср-1» (копия китайской С-704 для малых РК). Из-за высокой скорости и малых размеров эти катера почти неуязвимы, при этом вооружены либо ПКР, либо РСЗО.

Имеются сведения о том, что в начале 90-х годов Иран купил на Украине 8 ПКР «Москит», которые использует в качестве береговых. Эти ракеты до сего дня остаются почти «абсолютным оружием» войны на море. Высочайшая скорость «Москита» (около 3000 км/ч), во-первых, делает его практически не сбиваемым, во-вторых, в совокупности с большой массой ракеты (около 4 т), создает дополнительный поражающий фактор – огромную кинетическую энергию (корабль среднего водоизмещения «Москит» разрубит пополам, даже не имея боевой части). 3-4 таких ПКР могут потопить эсминец или крейсер, а 8 ракет может оказаться достаточно для потопления или, по крайней мере, полного вывода из строя авианосца.

Иран активно пытается разрабатывать собственную боевую технику, о чем официальные лица в Тегеране регулярно делают громкие заявления. Почти все эти заявления являются блефом, иранский ВПК занимается лишь «вариациями на тему» имеющихся в его распоряжении иностранных образцов. Например, «новейший» истребитель «Саега» создан на базе американского F-5, появившегося в США в начале 60-х годов, при этом данный «шедевр авиастроения», похоже, так и не дошел до стадии серийного производства. Введенный в строй ВМС Ирана в феврале с.г. корабль «Джамаран» громко назван «ракетным эсминцем». На самом деле он имеет водоизмещение 1420 т, вооружен 76-мм пушкой итальянского производства и двумя спаренными установками китайских ПКР С-802. Корабль создан на основе вышеупомянутых фрегатов типа «Алванд». Настоящие эсминцы имеют водоизмещение не менее 5 тыс. т и на порядок более мощное вооружение. Выпускающийся сейчас в Иране танк «Зульфикар» является копией Т-72, причем отнюдь не улучшенной. В целом, Тегеран повторяет китайский способ копирования иностранных образцов и создания собственных путем синтеза российско-советских и западных технологий. Только у Китая научный и технологический уровень гораздо выше, чем у Ирана.

Конечно, наибольший интерес вызывает вопрос о перспективах иранской ракетно-ядерной программы, ведь именно она может стать причиной войны. Проблема, однако, в том, что почти вся информация о ней – это смесь западных и израильских спекуляций и иранского блефа. Выловить из этой смеси правду крайне сложно. Надо только понимать, что как западные и израильские спекуляции, так и иранский блеф работают в одну сторону – чрезвычайного завышения реальных возможностей Тегерана, которые сами по себе весьма невелики.

Главное достоинство B-2 – способность оставаться невидимым для радаров противника.

Более или менее известно, что Иран развивает линию столь «полюбившейся» азиатским странам советской ракеты Р-17, более известной под ее западным названием «Скад». Из нее «выросла» иранская «Шахаб-3» с дальностью полета 1,3-1,5 тыс. км. Кроме того, Тегеран приобрел в КНР ракеты «Дунфэн-11» (400 км) и «Дунфэн-15» (900 км). По-видимому, Иран пытается конструировать тактические ракеты на базе зенитных ракет устаревших советских ЗРС С-75 и С-200 (по современным самолетам они все равно не попадут, а по наземным целям – вполне могут). Сообщается о разработках ракеты «Седжиль» с дальностью полета до 2 тыс. км.

Имеется также множество неуправляемых ракет («Зелзал», «Назит», «Шахин»), дальность их полета составляет от 40 до 150 км. Точность всех ракет (даже управляемых) крайне низкая.

Заявления представителей командования ВС Ирана по поводу успехов в деле создания новых ракет носят порой совершенно анекдотический характер – типа сообщения об изготовлении ракеты, которую невозможно обнаружить ни в каком диапазоне электромагнитного спектра, включая видимый. До прямой лжи доходят и израильтяне (хорошим примером являются их недавние заявления о том, что Сирия передала «Скады» «Хезболле», что с технической точки зрения совершенно невозможно). Как уже было сказано выше, и персы, и евреи врут в одну сторону. О реальных технических возможностях Ирана говорит факт из другой области – эта страна, один из мировых лидеров в области добычи нефти, не способна своими силами вести буровые работы и строить НПЗ для производства бензина и других нефтепродуктов. Создание же ракет большой дальности – вещь несравненно более сложная, чем добыча нефти и строительство НПЗ. Не говоря уж о создании ядерных боеголовок к ним. Ведь ЯБЧ должна быть достаточно легкой и компактной (чтобы поместилась на ракете), устойчивой к перегрузкам и нагреванию (чтобы не разрушилась при движении через атмосферу). Кроме того, ракеты и БЧ должны производиться, по крайней мере, не в 1-2 экземплярах, а, как минимум, в десятках.

Соответственно, вероятность создания Ираном ракет большой дальности и, тем более, ядерных БЧ к ним своими силами – крайне мала. Ключевой вопрос здесь – какую иностранную техническую помощь получает Иран (от Китая и КНДР). Ответа на этот вопрос нет. В любом случае, даже если друзья с востока помогут Тегерану, ему самому придется налаживать массовое производство ракет и БЧ. А перед этим в обязательном порядке потребуется серия испытаний.

 

По-видимому, именно факт проведения соответствующих испытаний и станет причиной для удара по ИРИ. Многократные испытания ракет большой дальности очень сильно повысят вероятность такого удара. А если в Иране вдруг пройдут ядерные испытания, все сомнения развеются. В первую очередь – у Израиля, который сегодня считает Иран главной угрозой своему существованию. Полную поддержку Тель-Авив, как ни странно это прозвучит, получит от большинства арабских стран (Саудовской Аравии и других монархий Персидского залива, Египта, Иордании), для которых Тегеран – тоже главный противник.

Что касается США, то если удара захотят Израиль и арабы, в Вашингтоне могут решить, что если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить. Впрочем, ядерные испытания в ИРИ Соединенные Штаты и сами по себе вряд ли потерпят.

При этом проведение войсками США полномасштабной сухопутной операции против Ирана абсолютно исключено, поскольку она обернется для американцев огромными потерями. Население ИРИ – 66 млн. чел. (для сравнения – в Ираке 29 млн.), территория – 1,65 млн. кв. км (Ирака – 437 тыс. кв. км), иранская армия при всех ее недостатках не разгромлена в предыдущих войнах, как иракская в 2003 г. В Иране нет такой огромной «пятой колонны», каковой в Ираке были курды, полностью контролировавшие север страны и встретившие войска США с распростертыми объятиями. В Иране сопротивление американскому вторжению будет на порядок сильнее, чем в Ираке. Кроме того, для создания адекватной наземной и авиационной группировки для такого вторжения американцам понадобится несколько месяцев (нынешних сил в Ираке и Афганистане недостаточно не то что для наступления, но даже для обороны), это будет замечено всем миром и заведомо вызовет в Иране полную мобилизацию. Ну, а Израиль такого вторжения провести не может по чисто географическим причинам. Поэтому обсуждаться может только вариант авиационно-ракетного удара. И здесь нужно понять, каковы возможности в этом плане США и Израиля.

Многоцелевые атомные подводные лодки типа «Лос-Анджелес» несут боевое дежурство у побережья Ирана в готовности к немедленному удару.

 

США смогут решить задачу уничтожения объектов иранского ядерного комплекса и других объектов ВПК и Вооруженных Сил с помощью массированных ударов крылатыми ракетами морского и воздушного базирования, данный способ ведения войны американцами давно и хорошо отработан.

Проблема в другом: все ли объекты, подлежащие уничтожению, удалось выявить? Ведь даже число объектов, о существовании которых известно, весьма велико (от 30 до 40). И вполне вероятно, что немалая часть военных и промышленных объектов Ирана спрятана под землей, в т.ч. в горных пещерах и тоннелях. Их очень сложно обнаружить и поразить. Впрочем, для уничтожения таких объектов в США активно разрабатываются сверхтяжелые авиабомбы массой более 13 т, пробивающие бетон или горные породы толщиной более 30 м. Нести такие бомбы способны стратегические бомбардировщики В-2 и В-52. «Невидимки» В-2 смогут вполне свободно проникать в воздушное пространство Ирана в любой ситуации, а вот для обеспечения действий В-52 американцам придется полностью подавить всю иранскую ПВО, включая старые ЗРС и истребительную авиацию. Тогда уже одними «Томагавками» не обойдешься, придется задействовать пилотируемую авиацию. Но в любом случае, принципиальных проблем у США не будет: иранские ЗРК задавят массой «Томагавков», МиГ-29 у Ирана слишком мало, да и уровень подготовки иранских пилотов несопоставим с американскими. Скорее всего, американцам удастся обойтись без потерь в самолетах и, соответственно, в людях. ВМС США также успешно справятся с иранскими подлодками и катерами, вряд ли у персов получится серьезно повредить хотя бы один американский корабль (если только какой-нибудь United States Ship не подвернется под «Москит», запущенный с берега). Так что самое главное для американцев – выявить все цели, остальное – буквально «дело техники».

Пуск КРМБ из-под воды.

С другой стороны, надо иметь в виду, что в случае нанесения по Ирану удара, мишенями для ответного иранского возмездия становятся американские войска в Ираке и Афганистане, которые не готовы к ведению классической войны против огромной регулярной армии, пусть и вооруженной устаревшей техникой. Американцы ведут там противопартизанские операции, поэтому у них мало танков (в Афганистане вообще нет ни одного) и противотанковых средств, совсем плохо с ПВО. А, например, новейшее изобретение американской военной мысли – бригады «Страйкер», составляющие сегодня основу американских группировок в Ираке и Афганистане – совершенно не способны вести бой с такой архаичной, но зато многочисленной армией, как иранская. Самая мощная по вооружению машина этой бригады – БМТВ М1128 со 105-мм пушкой – имеет весьма призрачные шансы в бою даже против древнего Т-55, не говоря уж о Т-72. Более того, она может проиграть даже БМП-2. Дело в том, что броня этой машины выдерживает попадание всего лишь пули КПВТ. Дело в том, что машины «Страйкер», состоящие на вооружении бригады «Страйкер» – это обычные БТРы, хотя на часть из них установлены пушки и ПТРК. И против не менее древних «Фантомов» и «Кобр» (американского производства!) «Страйкерам» тоже не устоять, просто потому, что ПВО у них нет. Воевать эта бригада может либо против партизанских формирований (которые не имеют ни бронетехники, ни артиллерии, ни авиации), либо под мощнейшим авиационным прикрытием, которого в данный момент у США ни в Ираке, ни в Афганистане нет (точнее – оно совершенно недостаточное).

К тому же иранцев гарантированно поддержит значительная часть иракских шиитов (они составляют 60% населения Ирака), которые сейчас вполне лояльны к американскому присутствию в этой стране, поскольку благодаря введенной американцами прямой демократии получили значительную долю власти. В итоге иракский кошмар 2004-2007 гг. вернется к американцам, причем, возможно, даже в больших масштабах. Из-за этого на первом этапе войска США могут понести в бою с иранцами и иракскими шиитами весьма значительные потери. Потом, конечно, американцы «возьмут свое», в первую очередь – за счет превосходства в воздухе. Но большие потери, срыв стабилизации в Ираке, дальнейшее ухудшение положения в Афганистане – совершенно не в интересах Вашингтона.

Кроме того, Иран попытается полностью перекрыть импорт нефти через Ормузский прорыв, его подлодки и катера могут использоваться не столько против американского флота, сколько против танкеров, тогда эффект может оказаться гораздо значительнее. Кроме того, иранцы завалят пролив (и значительную часть Персидского залива) минами. Все это приведет к стремительному росту цен на нефть.

Как было сказано выше, самый простой вариант для американцев – массированный удар КРМБ и КРВБ (несколько сот штук) с ПЛА, крейсеров, эсминцев и В-52. Для этого даже не понадобится никакого особенного заблаговременного развертывания сил, ведь американские корабли постоянно «пасутся» в Индийском океане и Средиземном море, В-52 регулярно посещают Диего-Гарсию и базы в Великобритании. Поэтому удар может оказаться совершенно неожиданным для Ирана. В нем также могут принять участие и В-2 либо с Диего-Гарсии, либо непосредственно с территории США, это также давно отработано. Целями удара станут основные ядерные объекты, ракетные заводы и, возможно, некоторые другие предприятия ВПК, а также, не исключено, отдельные военные и административные объекты.

Тем не менее, при таком варианте практически все ВС Ирана уцелеют и сохранят способность для ответного удара, к которому, как было сказано выше, американцы в Ираке и Афганистане сейчас не готовы. Т.е., решив одну проблему (при условии, что все цели будут выявлены!), США получат другую.

Крылатая ракета «Томагавк» блок IV.

 

Поэтому можно ожидать иного варианта. В Персидском заливе кроме одного «дежурного» авианосца должен появиться второй, еще один – в восточной части Средиземного моря, четвертый – где-нибудь к югу от Индостана. Особой настороженности Ирана это вызвать не должно, а если и вызовет, ничего предпринимать Тегеран не будет.

В этом случае главной целью «Томагавков» в первом ударе станет наземная ПВО Ирана, а также основные центры управления ВС (армии и КСИР) и государства. Палубная и находящаяся в Ираке и Афганистане наземная авиация нанесут удары по иранским аэродромам, выбивая самолеты ВВС ИРИ и обеспечивая себе полное превосходство в воздухе.

Сразу после этого из Европы, Восточной Азии и самих США на аэродромы Ирака, Афганистана и стран Персидского залива (для которых, как было сказано, Иран – главный враг) начнется переброска авиационных экспедиционных формирований (АЭФ), т.е. самолетов тактической авиации. Их целью будет разгром иранских ВС (т.е. полное выбивание техники), а стратегическая авиация займется решением главной задачи – уничтожением объектов ядерного комплекса и всего ВПК Ирана. АЭФ будут развертываться на ближневосточном ТВД в течение нескольких дней. До этого иранцев можно будет сдерживать имеющимися силами, тем более, персы будут находиться в шоке от удара.

Подготовка КРМБ к пуску из торпедного аппарата АПЛ.

Затем на протяжении нескольких недель американская авиация (до 100 стратегических бомбардировщиков, 300-500 самолетов тактической и до 200 самолетов палубной авиации) и флот с помощью КРМБ будут заниматься полным обнулением военного и промышленного потенциала ИРИ, а также разрушением важных объектов его инфраструктуры. Действуя из Ирака, Афганистана, Бахрейна, из акватории Персидского залива и Средиземного моря, они достанут до любой точки территории Ирана.

Потери США в худшем для них (причем маловероятном) случае не превысят нескольких самолетов. До наземных боев дело почти наверняка не дойдет, авиация выбьет иранскую технику до того, как она войдет в боевое соприкосновение с американскими частями. Или, по крайней мере, иранцы будут ослаблены настолько, что и урезанные американские сухопутные войска и морская пехота справятся с ними без особого труда.

Разумеется, расход американцами боеприпасов будет запредельным в физическом и стоимостном выражении, но, объективно говоря, если боеприпас дожил до утилизации – значит, он был произведен зря. Его производство оправдано в том случае, если он уничтожил цель. Операция обойдется бюджету США в несколько десятков миллиардов долларов (в основном это будет цена боеприпасов и топлива), но американцам к этому не привыкать. Гораздо более неприятным экономическим эффектом станет стремительный рост цен на нефть. Однако это можно пережить, ведь в итоге Иран будет уничтожен.

Но дело в том, что самыми неприятными могут оказаться политические последствия – восстание шиитов, причем не только в Ираке. Шииты составляют, например, до 20% населения Саудовской Аравии, причем проживают в самых нефтеносных северо-восточных районах. И подвергаются жесткой религиозной дискриминации со стороны ваххабитских властей королевства. Шииты составляют 75% населения Бахрейна, где сегодня находятся важнейшие американские военные объекты в регионе Персидского залива. Шииты составляют более 40% населения Ливана, причем там их главной «руководящей и направляющей силой» является «Хезболла».

Более того, власти Ирана, скорее всего, призовут к восстанию против «продавшихся американцам и евреям» арабских режимов вообще всех мусульман, как шиитов, так и суннитов. И это может возыметь эффект. В этом случае для США политический, экономический и военный ущерб может оказаться гораздо больше, чем выгода от разгрома ВС и ВПК Ирана.

При этом, правда, можно напомнить о том, что во время ирано-иракской войны Тегеран очень старался перетянуть иракских шиитов на свою сторону, но подавляющее их большинство сохранило полную лояльность своей стране (Ираку) и нации (арабской). И сегодня Тегеран не менее активно пытается поставить под свой контроль шиитские партии Ирака, но получается это лишь частично. Более того, иранское влияние в Ираке сегодня скорее падает, чем растет. Конечно, удар по Ирану вызовет всплеск возмущения в исламском мире. Но он может быстро сойти на нет, если Иран будет разгромлен в короткий срок. Слабых и проигравших на Востоке не любят. Более того, в случае военного разгрома иранский режим может начаться рушиться изнутри. Прошлогодние события показали, что оппозиция в этой стране очень сильна, причем в первую очередь – среди наиболее активных и образованных слоев населения. Да и недовольных национальных меньшинств (курдов, арабов, азербайджанцев и др.) в ИРИ хватает.

Тем не менее, именно боязнь политических и экономических (нефтяных) последствий мешают Вашингтону поддаться соблазну и убрать одного из своих главных потенциальных противников.

У Израиля другие проблемы. Он не боится наземных боев с иранской армией хотя бы из-за отсутствия общей границы (да и выиграл бы он их гораздо увереннее, чем американцы). Его не волнует гнев исламских стран, поскольку «попавший под дождь не боится намокнуть». К тому же, как уже говорилось, очень многие арабские лидеры только и мечтают о том, чтобы Иран был разгромлен руками «сионистов». Рост цен на нефть он переживет, это в любом случае лучше, чем находиться под угрозой прямого физического уничтожения. Которая возникнет, если Иран получит ядерное оружие и средства его доставки. Существованию США ракетно-ядерный потенциал ИРИ, если таковой даже и появится, не сможет угрожать никогда, а Израилю будет угрожать очень сильно, учитывая микроскопические размеры этой страны. Всего 3-4 ядерных взрыва положат конец ее истории.

Проблемы Израиля носят военно-географический характер. ЦАХАЛ не имеет авианосцев, стратегических бомбардировщиков (носителей крылатых ракет и «супербомб»), атомных подлодок, крейсеров и эсминцев с КРМБ на борту. Нет у израильтян также широкой сети военных баз по всему миру. Есть только около 400 истребителей F-15 и F-16 различных модификаций (87 и 309 соответственно), 8 заправщиков (3 «Боинг-707» и 5 КС-130) и высочайший уровень подготовки пилотов.

При реализации варианта самостоятельного нанесения удара по иранским объектам, ВВС Израиля ждут неминуемые потери.

 

Впрочем, и тут надо сделать оговорку. В 1948-82 гг. Израиль воевал почти постоянно, уровень подготовки его военнослужащих, в т.ч. боевых летчиков, был, пожалуй, самым высоким в мире. Однако вот уже 28 лет страна живет без большой войны. В ВВС теперь просто не осталось пилотов с реальным боевым опытом. Атаки против боевиков ХАМАС и «Хезболлы» не в счет из-за минимального расстояния от своих аэродромов до позиций противника и полного отсутствия у него какой-либо ПВО. А атака на Иран, если таковая случится, станет самой сложной операцией за всю историю израильских ВВС.

Главной проблемой для израильтян станет очень значительное расстояние до целей. Большинство их находится на пределе боевого радиуса F-15 (1100-1850 км) и за пределами такового у F-16 (400-1300 км). И даже если ограничиться уничтожением лишь нескольких ключевых объектов (в первую очередь – заводов по производству урана), у Израиля может оказаться недостаточно сил для этого. Сравнение с атакой 8 самолетов (по 4 F-15 и F-16) ВВС Израиля на недостроенный ядерный центр под Багдадом 7 июня 1981 г. некорректно – там расстояние до цели составляло всего 900 км, при этом цель была одна.

Чтобы увеличить боевой радиус, можно повесить на самолеты ПТБ. Но они ведь занимают место оружия. Соответственно, чем дальше придется лететь, тем больше нужно самолетов, чтобы взять одну и ту же суммарную боевую нагрузку.

Далее. «Томагавков» у Израиля нет, поэтому тем же F-15 и F-16 (или только F-15) придется подавлять наземную ПВО Ирана своими силами. Соответственно, под самолеты придется вешать контейнеры для постановки помех, противорадиолокационные ракеты и обычные ракеты «воздух-земля» для уничтожения РЛС и ЗРК. Все это, как и ПТБ, отнимает место у полезной боевой нагрузки, предназначенной для уничтожения ядерных объектов. Причем если у Ирана есть ЗРС HQ-9, то их подавление становится дополнительной сложнейшей задачей и потребует массы сил и средств.

Кроме того, ИРИ может поднять в воздух над своими западными регионами не менее 100 истребителей. По качеству и самих самолетов, и их пилотов они сильно отстают от израильтян. Это, однако, не означает, что их не придется сбивать силами все тех же F-15 и F-16. Ракеты «воздух-воздух», предназначенные для решения этой задачи, также займут «достойное место» на узлах подвески под крыльями израильских самолетов.

Что после этого останется на бомбы и ракеты для уничтожения основных целей – сложно сказать. Тем более, что стратегических бомбардировщиков у Израиля, опять же, нет, поэтому наиболее тяжелые бомбы он в принципе не может применять.

Наконец, надо заметить, что над территорией Ирана израильским самолетам неизбежно придется уходить на малые высоты, что еще более снижает их боевой радиус (чем меньше высота полета, тем больше плотность и, соответственно, сопротивление воздуха, а следовательно – расход топлива).

Таким образом, для ВВС Израиля задача представляется исключительно сложной, если вообще возможной. Очевидно, что для ее решения придется задействовать все имеющиеся F-15. А истребители F-16, как уже было сказано, до Ирана могут вообще не дотянуть. Если только не пойти на нетривиальный шаг: поменять F-15 и F-16 ролями, используя первый как ударный самолет, а второй – как истребитель (обычно принято наоборот), ведь в конфигурации истребителя боевой радиус выше, чем в ударной (из-за меньшей боевой нагрузки). Тем не менее, может получиться так, что группы подавления ПВО противника (включая его истребительную авиацию) составят почти 100% израильской авиационной группировки, а уничтожать основные цели станет некому и нечем.

Правда, у Израиля есть еще баллистические ракеты типа «Иерихон», которые имеют дальность полета не меньшую, чем боевой радиус F-15, а некоторые модификации – и выше. Сколько таких ракет имеет Израиль – неизвестно, неизвестны и их точные ТТХ, в частности – масса БЧ и КВО. Видимо, эти ракеты могут быть использованы для частичного подавления наземной ПВО Ирана и для уничтожения некоторых из основных целей.

Кроме того, Израиль имеет 3 ПЛ типа «Долфин», являющиеся по многим параметрам сильнейшими в мире в своем классе. По-видимому, они могут нести КРМБ «Томагавк», хотя нет никаких сведений о том, что США передавали Израилю такие ракеты. В любом случае, если они и переданы, их суммарное число на всех лодках заведомо не превысит 20. Кроме того, надо заметить, что израильским подлодкам для нанесения ракетного удара по Ирану надо оказаться в Индийском океане. Т.е. либо идти вокруг Африки, что очень долго и далеко, либо через Суэцкий канал, на что надо получать разрешение Египта. Впрочем, тот его, скорее всего, даст. Более того, есть сведения, что проходы израильских боевых кораблей, включая ПЛ, через Суэцкий канал уже имели место на практике.

В целом, «Иерихоны» и «Томагавки» (последние – если они вообще есть) могли бы облегчить жизнь израильским пилотам, но явно не сумели бы полностью и даже наполовину их заменить. В связи с этим надо иметь в виду еще такой аспект. В ходе проведения столь сложной и масштабной операции ВВС Израиля будет почти невозможно обойтись без потерь. А ведь даже один-два израильских летчика в иранском плену, показанных по ТВ – это политическая катастрофа для Тель-Авива, причем независимо от результатов удара.

Израильтянам могли бы очень помочь самолеты-заправщики, которые позволили бы боевым машинам обойтись без тяжелых и громоздких ПТБ, занимающих, к тому же, место оружия. Однако, имеющихся у Израиля 8 заправщиков, из которых 5 – относительно небольшие КС-130, слишком мало, чтобы обеспечить проведение столь сложной и масштабной операции. Они смогут передать суммарно не более 400 т топлива, что, как минимум, раза в 3-4 ниже необходимого количества.

При этом еще возникает принципиальный вопрос уже политического характера: над чьей территорией израильские самолеты будут производить дозаправку? И вообще, над чьей территорией они полетят в сторону Ирана, с которым общей границы Израиль не имеет? И над чьей территорией будут возвращаться обратно?

Для того, чтобы нанести удар по Ирану, израильские истребители должны будут пролететь над Иорданией (можно над Сирией, но она если и не начнет сбивать израильские самолеты, то уж точно оповестит о них Иран), а потом либо над Ираком, либо над Саудовской Аравией. Причем, если на пути к цели израильские самолеты могут как бы остаться незамеченными (ведь всем известно исключительно высокое мастерство израильских пилотов), то на пути обратно так уже точно не получится. В итоге, если ни американцы (в Ираке), ни иорданцы, ни саудовцы не попытаются сбивать израильские самолеты (хотя бы на обратном пути, когда они, кстати, уже будут безоружны), они автоматически становятся в глазах Тегерана «соучастниками израильской агрессии».

Кстати, американцы могли бы легко решить для израильтян проблему нехватки воздушных танкеров. У США их столько, что они каждый израильский истребитель могли бы обеспечить индивидуальным заправщиком. Естественно, они бы производили заправку над Ираком, возможно даже по 2 раза – на пути туда и обратно. Формально заправщик – не боевой самолет. Однако в данном случае соучастие США было бы абсолютно очевидным. Как, впрочем, и просто при «непротивлении злу насилием», т.е. беспрепятственном пропуске израильских самолетов не только туда, но и обратно. Естественно, сказанное относится и к Саудовской Аравии, которая, кстати, официально даже не имеет дипотношений с «сионистским образованием».

В случае начала боевых действий Иран может перекрыть Ормузский пролив путем массированных минных постановок (на снимке – Персидский залив, вид из космоса).

Надо еще иметь в виду, что ответить самому Израилю Иран почти не может. Видимо, он имеет всего несколько десятков БРСД, способных долететь до еврейского государства. Надежность и точность этих ракет, как говорилось выше, очень невысока, при этом какая-то их часть почти наверняка будет уничтожена в ходе израильского удара. Остальные добьет довольно мощная израильская ПРО (ЗРК «Пэтриот» и «Эрроу»). А если даже упадут на Израиль 2-3 БРСД с обычными БЧ, вряд ли они нанесут ему хоть сколько-нибудь заметный ущерб. Соответственно, главной целью иранского ответа будут «соучастники». О том, каким этот ответ может быть, говорилось выше. Можно еще добавить к рассмотренным вариантам, что если «соучастником» станет Саудовская Аравия, Иран может нанести массированный авиационно-ракетный удар по ее нефтяным объектам, которые в основном расположены как раз на северо-востоке страны, т.е. максимально близко к Ирану. Тогда даже сложно предположить, сколько станет стоить баррель нефти. Пожалуй, максимальные $147 середины 2008 г. покажутся ценой весьма скромной.

Таким образом, США при любом варианте оказываются втянутыми в войну, поскольку им придется либо защищаться самим, либо спасать Саудовскую Аравию и Бахрейн.

Получается, что если многие арабские лидеры втайне мечтают разгромить Иран руками «сионистов», то сами «сионисты» вполне могут попробовать разгромить его руками США. Даже вопреки желанию последних. Ничто не мешает израильтянам отправить самолеты на Иран, а на обратном пути просто посадить их на американских авиабазах в Ираке (это, кстати, позволит резко увеличить боевую нагрузку, поскольку потребует гораздо меньше топлива). Конечно, за такую наглую «подставу» Вашингтон Тель-Авиву спасибо не скажет, скандал между союзниками выйдет грандиозный, самый громкий в истории их отношений. Но громить Иран американцам все равно придется, просто не будет другого выхода.

Естественно, развитие событий в огромной степени зависит от поведения самого Ирана. Каково оно будет – сказать крайне сложно. Наличие ядерного оружия перевело бы ИРИ на совершенно новый уровень в мировой политике и чрезвычайно повысило бы вес Тегерана в исламском мире. Кроме того, наличие ядерного арсенала – серьезная гарантия от агрессии извне. С другой стороны, не надо считать лидеров Ирана параноиками, они вполне прагматичные люди. И прекрасно понимают, что создать этот самый арсенал им не дадут.

Впрочем, как уже было сказано, без посторонней помощи Иран никакой арсенал в любом случае не создаст. А поскольку теперь против него введены санкции, за которые проголосовал и Китай, вопрос, на первый взгляд, представляется вообще закрытым. Правда, есть еще КНДР, которая и сама находится под санкциями. Поэтому продолжение сотрудничества с Ираном для нее проблемой не станет. Более того, Северная Корея вполне может на своей территории провести и ракетные, и ядерные испытания за сам Иран. И тогда Тегеран сможет поставить своих соседей перед свершившимся фактом. Правда, это в любом случае дело не ближайшего будущего. Кроме того, без полноценной ПВО значение ракетно-ядерного арсенала значительно снижается. Поэтому без С-300 или HQ-9 Ирану обойтись будет очень сложно. Однако здесь, вероятно, «не подведет» Китай, ведь ЗРС под санкции не подпадают, это чисто оборонительное вооружение.

В целом, ситуация складывается очень своеобразная. Проблема возможного удара по Ирану скоро «отпразднует» 10-летний юбилей, но удара все нет. Поэтому верится в него с трудом. Но не менее сложно поверить и в то, что вопрос сам собой «рассосется». Слишком много интересов и амбиций здесь затронуто. И никто не готов уступать.

Александр Анатольевич ХРАМЧИХИН – заместитель директора Института политического и военного анализа