Главная / Главная тема / Главная тема

Главная тема

Все смогут жить с иранской бомбой. Кроме Израиля
Рано или поздно бомба у Ирана будет

После революции 1979 г. – единственной настоящей революции в странах третьего мира – в Иране сменилась вся государственная система. И вместо шаха Мохаммеда Резы Пехлеви, человека сугубо проамериканского, который не мог быть врагом Израиля, к власти пришли люди, которые считают себя представителями подлинного Ислама.

Георгий МИРСКИЙ

Люди, которые объявили отступниками и неверными почти все другие правительства ближневосточных мусульманских стран, начиная с Саддама Хусейна и кончая египетским президентом. Для исламского руководства Ирана Палестина и, в первую очередь, Иерусалим, как третий по святости город на Земле для мусульман, имеет совсем не то значение, что для шаха, а кардинально противоположное. И поэтому основатель исламского государства, вождь исламской революции аятолла Хомейни впервые заявил о том, что Израиль, захвативший Иерусалим, должен быть стерт с карты мира.

ЧУЖДЫЕ МОДЕЛИ ДЛЯ МУСУЛЬМАН

Корни антиизраильских и антизападных настроений в Иране очень глубокие. Для Хомейни и его последователей Запад является естественным врагом. И не потому, что он может совершить агрессию – послать войска, танки, самолеты. Иранцы уверены, что с этим они справятся, и что никому и никогда не удастся их оккупировать. Нынешний духовный лидер Ирана Хаменеи недавно сказал: «Мы не боимся американских солдат и самолетов. Мы боимся западных университетов».

Именно растленный, тлетворный Запад является настоящей угрозой для Тегерана. Лидеры Ирана полагают, что причина отставания мусульманского мира от Запада за последние столетия заключается в том, что исламские страны отошли от настоящего ислама и стали усваивать, имитировать чуждые модели государственного устройства – капитализм или социализм. Поэтому Хомейни проклинал и Америку, и СССР. Как по Шекспиру: «Чума на оба ваших дома»!

При этом надо иметь в виду, что приверженцы ислама, будь то сунниты или ваххабиты, не ведут с Западом цивилизационную или религиозную войну, то есть войну против христианства. Даже 19 боевиков, посланные Усамой бен Ладеном взорвать американские небоскребы, или люди, которые совершали взрывы в разных частях Земного шара, – все они были абсолютно убеждены в одном – Запад представляет собой опасность вовсе не потому, что он христианский. Христианство, как ислам и иудаизм, является авраамической религией. И, следовательно, мусульманские теоретики, идеологи, философы не могут бороться против христианства как такового. Конечно, они считают христиан неверными, так же как и иудеев. Но они никогда не призывали к тому, чтобы их уничтожить или всех обратить в Ислам. Во время давних мусульманских завоеваний покоренные народы могли принимать ислам, а могли и не принимать, оставаясь при своей вере, просто в этом случае им надо было заплатить дополнительный налог. Но сейчас мусульмане смотрят на Запад не как на христианское, а как на совершенно аморальное и безбожное общество.

Основатель ИРИ аятолла Хомейни первым заявил о том, что Израиль должен быть стерт с карты мира.

 

Один из главных идеологов исламизма является египтянин Саид Кутб. Несмотря на то, что он суннит, под каждым его словом подпишутся и шииты. В 1950-х годах он побывал в Америке, после чего описал ее в своей книге «Вехи на пути» как страну совершенно аморального, растленного общества, так как он увидел там женщин, которые играют роль в политической жизни, феминистские организации. Когда ему рассказали о добрачных и внебрачных половых связях, гомосексуалистах, он пришел в ужас. Окончательно его добил визит в американскую школу, где он увидел женщину, обучающую мальчиков, будущих мужчин. Он проклятое это безбожное и аморальное с его точки зрения государство и вывел свою философскую доктрину: если исламское сообщество хочет спастись, оно должно отвергнуть западное влияние, западную культуру, западную цивилизацию. Разумеется, за исключением современных технологий. Самые ортодоксальные исламисты пользуются интернетом и мобильными телефонами, не говоря уже о самом современном оружии.

Но в культурном плане Запад – враг. Сатана. Шайтан. Он не только агрессор, захватчик, оккупант, но и, что еще хуже, соблазнитель. Он соблазняет верующих. Америка, как Большой шайтан, навязывает исламскому миру свои растленные аморальные ценности. Если этому не противостоять, если с этим не бороться, то рано или поздно все, что представляет собой основу исламской веры, философии, будет размыто. И мусульмане превратятся во второсортную копию западных людей, для которых все будет дозволено, для которых женщина будет равна с мужчиной. Это недопустимо. И в неприятии всего этого – корни антиамериканской истерии.

ЦЕЛЬ – УНИЧТОЖЕНИЕ СИОНИЗМА

Война в Афганистане и Ираке были восприняты мусульманами как агрессия против них. Здесь, конечно, есть определенное противоречие. Второй после Усамы Бен Ладена человек в «Аль-Каиде», Айман аз-Завахири написал книгу «Рыцари со знаменем пророка», в которой он восхваляет всех людей, совершивших взрывы в Нью-Йорке и Вашингтоне, как ударивших Большого шайтана в самое сердце. То есть «Аль-Каида» признала ответственность за события 11 сентября 2001 г. Но тогда вполне логично, что американцы нанесли ответный удар по Афганистану, где нашла приют «Аль-Каида». Однако, весь исламский мир солидарен в том, что операция американцев в Афганистане была не возмездием, а актом агрессии.

Хотя, еще до американского вторжения в Афганистан, Усама Бен Ладен создал единым мусульманский фронт борьбы против евреев и крестоносцев. В листовках этой организации сказано, что каждый американец – это еврей, который отнял у мусульман Палестину и святой город Иерусалим. Поэтому долг каждого мусульманина – убивать американцев, врагов Ислама. Для мусульманина ужасное унижение, когда американец ступает там, где ходил пророк Мухаммед.

И в авангарде этого сопротивления мусульман Америке и Израилю, то есть империализму и сионизму, встал Иран, значительно усиливший свои позиции в арабском мире за последние годы. Для большинства мусульман из арабских стран конечная цель этой борьбы – поражение сионистского режима, освобождение Палестины, уход американских войск со священной земли. Сейчас все понимают, что воссоздание арабского халифата невозможно. Предел возможного – приход исламистов-суннитов к власти в нескольких ключевых арабских странах – Саудовской Аравии, Пакистане, Египте, Иордании.

Разумеется, у шиитского Ирана совсем иные планы. Там просто мечтают избавиться от всех нечестивых ставленников – египетского президента, саудовского короля, иорданского короля и многих других отступников.

ЗАЛОЖНИКИ ЯДЕРНОЙ БОМБЫ

Сейчас во всем мире говорят о том, что Тегеран хочет создать атомную бомбу. Но создать – не значит сбросить. Произвести бомбу – одно, применить ее – совершенно другое. Ядерный клуб существует уже много лет, но пока никто никого не разбомбил. Индия, Пакистан, Израиль никого не бомбят. Можно предположить, что и Иран будет придерживаться такой же линии.

Да и на кого Тегеран будет сбрасывать бомбу? На Европу? Нет никакого смысла. До Америки далеко. Израиль – это, безусловно, лакомая цель. Но там помимо 6 миллионов евреев живут 6 миллионов арабов, в основном мусульман. А Иран, как страна, претендующая на то, чтобы стать лидером всего исламского мира, не может позволить себе стать виновником массовой гибели мусульман. Кроме того, у Израиля очень сильная противоракетная оборона, созданная при помощи американцев, и если Тегеран и Тель-Авив обменяются ядерными ударами, победителями, почти наверняка, выйдут израильтяне. Так что бомба для Тегерана, скорее всего, политическое оружие. Поэтому Иран ставит своей целью создать не бомбу, а условия для создания атомной бомбы. Он хочет добиться состояния 5-минутной готовности к ее созданию. Им не нужно иметь эту бомбу в руках, им достаточно того, чтобы уран, который крутится сейчас в их центрифугах, был доведен до 90%. Этого будет достаточно для того, чтобы объявить себя ядерной державой. Если будет угроза безопасности, они смогут заявить миру: «Еще один шаг – и у нас будет бомба, хотя мы этого не хотим, хотя наша программа – мирная».

Старт баллистической ракеты «Шихаб-3».

После этого Иран станет господствующей державой на Ближнем Востоке. Иранцы просчитали реакцию мирового сообщества, они уверены, что для них ничего страшного не произойдет. Израиль создал атомную бомбу 50 лет назад, затем в ядерный клуб вступили Индия, Пакистан – и ничего не случилось. Ничего не случится и в тогда, когда Иран станет ядерной державой. В Тегеране исходят из этого. И рассчитывают на то, что они смогут говорить с мировым сообществом с позиции силы, они будут господствующей державой на Ближнем Востоке. Исламский мир будет воспринимать Иран как противовес империализму и сионизму, хотя сами по себе суннитские правительства в ужасе от такой перспективы.

Войдя в ядерный клуб, иранское руководство решит сразу несколько задач, в том числе и внутренних. Недавние выборы в Иране показали, что значительной части общества надоели религиозные фанатики у власти. Около трети населения не считают Махмуда Ахмадинежада легитимным президентом. Более того, в иранской верхушке появились разногласия. Режим дал трещину. Им необходимо восстановить доверие к себе. Для того, чтобы упрочить свои позиции, иранским властям нужно воплощение силы – ядерная бомба. Тогда они смогут сказать народу: Враги хотят взять нас за горло, но наша гордая великая нация никогда не встанет на колени!

И тогда многие, движимые патриотическими мотивами, поддержат Ахмадинежада.

В каком-то смысле иранское руководство стало заложником собственной ядерной программы, превращенной в своего рода национальную идею. Им не важно, будет ли бомба реально создана, или нет. Важно другое – ни в коем случае не уступать в этом вопросе. И если сейчас Тегеран пойдет на попятную и откажется от обогащения урана, обстановка внутри страны обострится. Иранское руководство обвинят в том, что Обама его купил, что оно поверило, что если у власти в США стоит темнокожий человек, что уже нет никакого американского империализма. Поэтому Тегеран не прекратит обогащение.

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Иранцы не боятся санкций, даже тех, что предложили Саркози и Гордон Браун – так называемых «калечащих санкций», которые в данном случае подразумевают эмбарго на вывоз нефти, или запрет на ввоз бензина. Иран рассчитывают, что если не Россия, то Китай уж точно наложит вето в ООН на решение о таких санкциях. И эти ожидания не беспочвенны: Китай недавно заключил с Ираном соглашение о поставках сжиженного газа на 20 лет и санкции против этой страны не поддержит.

Кроме того, Махмуд Ахмадинежад как-то сказал, что день, когда Совет Безопасности ООН введет против Ирана санкции, станет счастливейшим днем для иранского народа. Иранское руководство считает, что чем больше давление извне, тем больше возможностей сплотить народ, консолидировать нацию.

Недавно Дмитрий Медведев сказал, что обычно санкции не работают, но бывают ситуации, когда они необходимы. Весь мир воспринял это как доказательство того, что Россия меняет свою позицию по Ирану. Но через два президент РФ призвал обеспечить комфортные условия для Ирана, чтобы побудить его к сотрудничеству. Тут нет противоречия. Ведь, действительно, сначала можно применить мягкий подход. И несколько лет назад «шестерка» по иранской проблеме уже предлагала Ирану очень выгодные условия отказа от военной ядерной программы: построить несколько атомных электростанций, снять все ограничения на предоставление Ирану технологий и инвестиции, финансовые операции, прислать запчасти для иранской авиации, быстро принять Иран в ВТО и так далее. Иранцы все это отклонили. Я помню, как в Шанхае встретились Путин и Ахмадинежад. Путин улыбался и говорил, что у него есть все основания полагать, что Иран согласится на выдвинутые «шестеркой» предложения. Но Иран не согласился. А потом отказался от предложения Москвы осуществлять обогащение урана для иранских АЭС на российской территории, потому что в этом случае Россия не дала бы обогащать уран до оружейного уровня. И если сейчас Иран снова откажется от выгодной для него сделки, создающей все условия для развития мирной ядерной программы, это будет как лакмусовая бумажка. Станет ясно, что он встал на путь создания бомбы.

Однако в Тегеране верно рассчитали – мир вполне сможет жить с иранской бомбой. И Россия, и даже США вполне смогут смириться с ядерным Ираном. Все страны смогут. Кроме одной – Израиля. Израильтяне напуганы. Они спрашивают – где гарантия, что Иран будет использовать бомбу только как политический инструмент и не нанесет ядерный удар по нам? Ведь Израиль называют «страной одной бомбы», которой достаточно, чтобы его уничтожить. И как себя могут чувствовать израильтяне, если страна, руководитель которой призывает стереть Израиль с лица земли, начинает делать атомную бомбу? Народ будет давить на правительство, и нервы у него могут не выдержать, и оно может принять одностороннее решение о нанесении превентивного удара по Ирану, прекрасно понимая, что это не решение проблемы. Потому что даже если бы удалось вывести из строя все иранские ядерные объекты, что очень сомнительно, потому что многие из них запрятаны очень глубоко, это притормозило бы иранскую программу на несколько лет, но потом Иран, наплевав на санкции ООН и МАГАТЭ, вернулся к тому же самому.

В Израиле прекрасно понимают, что, в конечном счете, проблема не имеет решения. Рано или поздно бомба у Ирана будет. Но для политиков главное – не долгосрочные интересы, а краткосрочные: не показаться слабаками, не проиграть выборы. Именно поэтому Израиль может пойти на то, чтобы нанести по Ирану удар.

Это будет катастрофа. И не только потому, что Иран попытается прекратить судоходство по Персидскому заливу и поставки нефти. Это будет катастрофа для США, потому что против них поднимутся все мусульмане. В исламском мире сочтут, что за атакой Израиля на Иран стоят американцы. Даже шииты в Ираке, главные союзники США, повернутся против них. Против американцев начнутся теракты по всему миру.

Этого кошмара Вашингтон допустить не может. Вот в чем причина нынешней активизации Барака Обамы – он пытается предотвратить войну против Ирана, которую через год, два или три может начать Израиль. Значит нужно заставить Тегеран отказаться от ядерной программы. Мягкие санкции тут не сработают, а против жестких выступает Китай. Получается замкнутый круг. И как разорвать его, пока никто не знает.

Георгий Ильич МИРСКИЙ – главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН