Главная / Вооруженные Силы / Вооруженные Силы

Вооруженные Силы

В готовности к ракетно-ядерному удару
Свое первое интервью в качестве командующего РВСН генерал-лейтенант Андрей ШВАЙЧЕНКО дал журналу «Национальная оборона»

Вадим КОВАЛЬ

 

В соответствии с планом подготовки РВСН, в период с 30 сентября по 4 октября под руководством командующего Ракетными войсками стратегического назначения генерал-лейтенанта Андрея Швайченко проведено командно-штабное учение с Владимирским ракетным объединением, которым командует генерал-майор Владимир Анциферов.

 

Темой данного мероприятия стало: «Управление ракетной армией в ходе непосредственной подготовки и ведения боевых действий в крупномасштабной войне с применением обычных средств поражения и ядерного оружия».

 

На первом этапе учения органам управления была дана практика отработки мероприятий приведения в высшую степень боевой готовности в реальном масштабе времени и предоставлена возможность проработать новые подходы в боевой готовности, проверить на практике директивно определенные сроки приведения в боевую готовность, оценить эффективность сложившейся системы управления этим процессом.

 

В целом, приведение управлений армии и ракетных дивизий, проверенных воинских частей в боевую готовность осуществлено в установленные планами сроки.

 

На втором этапе были проработаны вопросы оперативной оценки и ликвидации последствий массированных ракетно-авиационных ударов условного противника по объектам армии, сохранении боеспособности и готовности ракетных полков к гарантированному нанесению ракетно-ядерного удара. Главной задачей второго этапа являлся набор максимальной готовности к нанесению массированного ракетно-ядерного удара и пуску ракет. В ходе практических действий по управлению нанесением ракетно-ядерного удара командующий армией и группа боевого управления (ГБУ) показали высокий уровень организации работы и профессионализма.

 

В ходе проводимых мероприятий командующий Владимирской армией, штаб соединения и воинские части соединения успешно справились с поставленными задачами, показали хорошие знания и уверенные практические навыки в вопросах подготовки и ведения боевых действий, обеспечили требуемую слаженность в работе ГБУ командного пункта ракетной армии и выполнение боевой задачи по управлению пусками ракет (условно) при ракетно-ядерном ударе в установленные планом боевых действий сроки.

 

 

Интервью

Вадим КОВАЛЬ

— Андрей Анатольевич, на 2009 год планировалось несколько пусков МБР РС-20 с выведением полезной нагрузки в космос, в том числе с пусковой базы «Ясный». Остались ли в силе эти планы?

— В соответствии с планом в 2009 году Ракетными войсками стратегического назначения проведено два пуска ракет:

– 10 апреля с космодрома «Плесецк» проведен успешный пуск ракеты РС-12М.

– 29 июля с космодрома «Байконур» проведен успешный пуск ракеты РС-20Б с попутным выведением на околоземную орбиту шести космических аппаратов.

До конца 2009 года Ракетными войсками стратегического назначения планируется проведение еще пяти пусков ракет: один пуск ракеты РС-20В из позиционного района ракетного соединения с целью продления срока эксплуатации аналогичных ракет до 23 лет, два испытательных пуска экспериментальных ракет РС-12М с полигона «Капустин Яр» и два пуска ракет РС-20Б с космодрома «Байконур» по программе «Днепр» с выведением на околоземную орбиту космических аппаратов.

— В августе в ВВС США начало функционировать Командование глобального удара, в ведении которого находятся стратегические бомбардировщики и МБР – носители стратегического ядерного оружия. Американские «партнеры» не исключают оснащение этих средств и обычными боеприпасами. Готовы ли РВСН технически в случае необходимости пойти на аналогичный шаг?

— Сама по себе такая возможность технически исполнима. Однако официальных заявлений на этот счет американская сторона не делала.

Но, в любом случае, принятие такого решения одной из сторон способно серьезно подорвать не столько сам международный режим контроля над стратегическими ядерными вооружениями, сколько международную безопасность в целом. Ведь существующие средства обнаружения и предупреждения о ракетном нападении не позволяют различить, чем оснащена стартовавшая в том или ином районе Земного шара баллистическая ракета: ядерным или же обычным боезарядом. Соответственно, степень возникшей угрозы государством, в чью сторону запущена ракета, будет определяться, что называется, исходя из «худшего» варианта. В таком коротком временном промежутке результат выбора адекватного ответа другой стороной будет вполне предсказуем, что может поставить человечество на грань ядерной катастрофы.

Поэтому внедрение любого технического решения в области стратегических вооружений должно опираться на всесторонний анализ последствий такого шага, в том числе – и для международной безопасности в целом.

 

Андрей Анатольевич ШВАЙЧЕНКО родился 18 июня 1953 г. в Харькове. Окончил в 1975 г. Харьковское высшее военное командное училище, в 1987 г. Военную академию имени Ф.Э. Дзержинского, в 1999 г. Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Последовательно прошел в войсках все командно-штабные должности до командира ракетной дивизии, а позже – начальника штаба 4-го Государственного центрального межвидового полигона.

 

В 2001-2002 гг. – первый заместитель начальника штаба РВСН, в 2002-2006 гг. – командующий Омским ракетным объединением. С июня 2006 г. - начальник штаба – первый заместитель командующего РВСН.

 

Указом президента Российской Федерации от 3 августа 2009 г. назначен командующим Ракетными войсками стратегического назначения.

 

Награжден орденами «За военные заслуги», «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, 6 медалями. Имеет почетное звание «Заслуженный военный специалист Российской Федерации».

 

Кандидат военных наук.

Женат. Воспитывает сына и дочь.

 

 

— Насколько целесообразно продолжение развертывания существующих ПГРК в условиях, когда в космосе развернуты разведывательные спутники с радарами с синтетической апертурой?

— В условиях сокращения, в соответствии с международными договоренностями, количественного состава боевых ракетных комплексов значимость каждой пусковой установки в составе группировки РВСН возрастает. Эффективность такой группировки в возможном ответном ударе в значительной мере определяется живучестью входящих в нее ракетных комплексов.

Основы живучести ракетных комплексов закладываются при их разработке. Это так называемая конструктивная защита вооружения и военной техники. Кроме того, дополнительные меры по наращиванию защищенности ракетных комплексов реализуются в ходе их развертывания.

Живучесть стационарных ракетных комплексов повышается за счет специальных инженерных сооружений и средств защиты от ударных средств противника.

Флаг РВСН.

Для мобильных ракетных комплексов, не имеющих высокой инженерной защиты от воздействия ударных средств противника, основным направлением повышения живучести является повышение скрытности их местоположения, то есть создание для противника неопределенности в местоположении пусковых установок в районах боевого патрулирования.

Не вызывает сомнения тот факт, что современный научно-технический прогресс повлиял на развитие космических и авиационных средств обнаружения различных типов объектов. Указанные средства развиваются и дальше: расширяются человеческие знания о природе, выявляются новые закономерности в распространении электромагнитных волн и взаимодействии их с различными веществами и средами.

Однако следует заметить, что природная среда ограничивает возможности по использованию тех или иных известных принципов получения данных об объектах на поверхности Земли. Задача еще более усложнится, если применению технических средств разведки будет организовано целенаправленное противодействие.

Несмотря на повышение возможностей видовой и радиолокационной космической разведки иностранных государств, существуют мероприятия, которые позволяют поддерживать на требуемом уровне скрытость мобильных ракетных комплексов. Не раскрывая их существа, что было бы опрометчиво, укажу лишь на направленность ряда таких мероприятий. К ним относятся:

– осуществление маневренных действий ракетными комплексами между моментами наблюдений средств разведки;

– использование естественных маскирующих свойств местности;

– применение искусственных маскировочных покрытий, исключающих возможность распознавания под ними ракетной техники.

Подтверждением эффективности данных мероприятий может служить сравнительно недавний военный конфликт в зоне Персидского залива. Ни одна из иракских пусковых установок устаревшего мобильного ракетного комплекса «Скад» не была обнаружена, даже при сужении области поиска по результатам оперативно выявленного факта пуска ракеты из конкретного района. И это в условиях открытой местности с достаточно ограниченными возможностями естественной маскировки, для которой к тому же характерна незначительная облачность в течение года.

Применительно к условиям России данная задача по обнаружению мобильных пусковых установок будет сложнее на порядок. Этому способствуют особенности рельефа, растительности и метеоусловия в местах развертывания мобильных ракетных комплексов (лесистая местность, сплошная облачность, туманы и прочие условия плохой видимости в различных диапазонах видовой разведки).

Действенность имеющихся в нашем арсенале способов обеспечения скрытности мобильных ракетных комплексов для существующих характеристик видовой и радиолокационной разведки иностранных государств подтверждаются результатами нескольких исследовательских учений, проведенных в последние годы. Они показали, что на обозримую перспективу одновременное обеспечение всепогодности разведки, достижение высоких точностей определения координат обнаруженных объектов и получение достаточной информации для их классификации в режиме, близком к реальному времени, является еще неразрешимой задачей. Ее практическое решение на базе существующих знаний сопряжено с колоссальными затратами научных, технологических и технических ресурсов.

Вместе с тем, в целях упреждения перспективных возможностей у видовой и радиолокационной разведки иностранных государств, нами уже сейчас предпринимаются меры по дальнейшему совершенствованию средств и способов повышения скрытности перспективных ракетных комплексов. Разрабатываются и способы подавления средств видовой и радиолокационной разведки. По вполне понятным причинам раскрывать их я не имею права.

Все это позволяет в условиях развития средств космического слежения и высокоточного оружия иностранных государств поддерживать требуемый уровень живучести мобильных ракетных комплексов и, в конечном итоге, обеспечить неуязвимость мобильной группировки РВСН и возможность нанесения ею неотвратимого ответного удара по агрессору.

Генерал-лейтенант Андрей Швайченко во время проведения КШУ с Владимирским ракетным объединением.

 

— Какое количество ракетных комплексов РС-24 и «Тополь-М» поступит на вооружение РВСН в 2009 году? Планируется ли увеличить их поставки в войска в 2010 году?

— Перевооружение Ракетных войск стратегического назначения в настоящий момент связано с поступлением в войска ракетного комплекса 5-го поколения «Тополь-М» как стационарного шахтного, так и подвижного грунтового базирования. Эти комплексы оснащены унифицированной для двух видов базирования МБР РС-12М2.

С 1998 года по настоящее время в Татищевском ракетном соединении заступили на боевое дежурство пять ракетных полков, вооруженных этим ракетным комплексом с шахтными пусковыми установками. В 2009 году ведутся подготовительные работы в шестом ракетном полку, который планируется перевооружить и поставить на боевое дежурство в следующем – 2010 году.

На подвижный грунтовый ракетный комплекс «Тополь-М» проводится перевооружение ракетных полков в Тейковском ракетном соединении. В 2006 году там заступил на боевое дежурство первый ракетный полк. В прошлом году – второй. К концу 2009 года планируется довести его до штатного состава пусковых установок.

В 2009 году развернуты подготовительные работы по перевооружению ракетных полков на новый подвижный грунтовый ракетный комплекс с многозарядной межконтинентальной баллистической ракетой РС-24, который, следует отметить, не получил еще официального наименования. Оно будет присвоено после завершения соответствующей опытно-конструкторской работы и принятия его на вооружение. Этим ракетным комплексом будут оснащаться, прежде всего, ракетные полки с самоходными пусковыми установками по мере завершения эксплуатационного ресурса РК «Тополь». Поэтому сроки перевооружения зависят, в основном, от сроков эксплуатации находящихся на боевом дежурстве ракет. Могу лишь сказать, что развертывание РК с МБР РС-24 начнется в декабре этого года в Тейковском ракетном соединении.

Принятие на вооружение МБР РС-24 усилит боевые возможности ударной группировки РВСН. Вместе с уже принятой на вооружение моноблочной ракетой РС-12М2 «Тополь-М» шахтного и мобильного базирования они составят основу ударной группировки РВСН. При этом принятие на вооружение нового ракетного комплекса не будет исключать возможности дальнейшего перевооружения на «Тополь-М».

— В ближайшие годы ожидается списание большого числа старых ракет РС-12М, РС-18 и РС-20, которые выслужили установленные сроки службы. Удастся ли в этих условиях РВСН поддерживать необходимую группировку в соответствии с параметрами нового Договора СНВ? Что для этого делается?

— В качестве основных приоритетов развития РВСН на период до 2020 года определено:

– поддержание эксплуатационных характеристик ракетной группировки, продление сроков эксплуатации РК;

– перевооружение на новые ракетные комплексы стационарного и мобильного базирования;

– совершенствование системы боевого управления войсками и оружием.

Что же касается количественного состава перспективной ударной группировки РВСН, то он, безусловно, будет зависеть от тех договоренностей, которые будут прописаны в новом российско-американском договоре по СНВ.

Вместе с тем, учитывая достаточно продолжительный срок выполнения будущего договора (в течение 7 лет), мы сохраним рачительный подход к «выстраиванию» перспективной группировки РК. Как и сегодня, ни одна пусковая установка, ни один ракетный полк не будут выводиться из боевого состава до истечения максимально возможных сроков эксплуатации.

Упор в построении перспективной ударной группировки РВСН будет сделан на ее качественное преобразование с тем, чтобы к концу 2016 года ракетные комплексы с продленными сроками эксплуатации составили не более 20%, а новые ракетные комплексы – не менее 80% группировки. Произойдет качественное совершенствование систем боевого управления войсками и оружием.

Структурно Ракетные войска будут представлять из себя род войск постоянной готовности, способный гарантированно выполнить поставленные задачи.

В конечном итоге, Ракетные войска стратегического назначения будут иметь сбалансированную структуру, а на вооружении всегда будет находиться оптимальное количество ракет, предназначенных для решения разноплановых задач обеспечения ядерного сдерживания и безопасности России в XXI веке.

— В последнее время участились аварии, пожары на высокотехнологичных объектах. Высока степень террористических угроз. Как в этих условиях обеспечивается ядерная безопасность объектов РВСН?

— Неизбежность существования ядерного оружия, в первую очередь как фактора сдерживания, подтвержденная оценками ведущих специалистов и политиков мирового сообщества, заставляет искать эффективные средства и методы, исключающие несанкционированные действия и аварии с ядерным оружием, а также обеспечивающие защиту природы и человека от воздействия создаваемых этим оружием поражающих факторов.

Пуск тяжелой МБР.

Объективный подход к определению потенциальной опасности ядерного оружия на протяжении ряда лет позволил сконцентрировать усилия ученых, конструкторов, специалистов военно-промышленного комплекса и Министерства обороны на создании и функционировании надежной системы обеспечения безопасности ядерного оружия.

Сложившаяся система обеспечения безопасности эксплуатации ядерного оружия в составе ракетных комплексов охватывает все периоды, начиная с этапа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию комплексов и завершая снятием ракетных комплексов с боевого дежурства и проведением ликвидационных мероприятий.

Эта система направлена прежде всего на предупреждение аварий с ядерным оружием, обеспечение безопасности эксплуатирующего персонала и основана на принятии специальных схемно-конструктивных решений при разработке вооружения и реализации организационно-технических мер в процессе его эксплуатации.Специальные схемно-конструктивные решения реализуются в ядерных боеприпасах, ракетах, пусковых установках, средствах эксплуатации, других элементах ракетных комплексов и обеспечивают безопасность этих элементов даже в случае возникновения аварийных ситуаций (удар молнии, короткое замыкание в электрических цепях, пожар и др.).

Эффективность принятых схемно-конструктивных решений отрабатывается и проверяется в ходе полигонных и специальных испытаний, а также при проведении крупномасштабных экспериментов на модельных сборках с имитаторами ядерных боеприпасов. В ходе испытаний проводится моделирование наиболее вероятных и опасных аварийных ситуаций, которые могут возникать в процессе эксплуатации. Так, на Государственном полигоне Министерства обороны России был проведен ряд натурных экспериментов по оценке и подтверждению ядерной взрывобезопасности головных частей ракет комплекса «Тополь» при нерегламентированных воздействиях на них. Результаты экспериментов показали, что даже при самых тяжелых авариях, пожаре и взрыве, аварийный ядерный взрыв головной части исключен. Тем самым было подтверждено заключение разработчиков комплекса о его ядерной взрывобезопасности.

Большая работа РВСН совместно с предприятиями и организациями промышленности проводится по продлению сроков эксплуатации ракетных комплексов. При этом решения о продлении срока эксплуатации базируются на реализации важных технических идей, которые тщательно исследованы и подтверждены экспериментально. Многолетний опыт в решении этой сложной в техническом отношении проблемы подтверждает реальную возможность надежной и безопасной эксплуатации комплексов за пределами гарантийных сроков.

Что же касается антитеррористической деятельности РВСН, то за последние годы командованием воинских частей и соединений во взаимодействии с региональными органами МВД, ФСБ, МЧС России, администрациями краев и областей, местными органами исполнительной власти проведен большой объем работы по организации защиты находящегося на вооружении ядерного оружия, военнослужащих, служащих, членов семей военнослужащих и мест их компактного проживания. Причем, многие проведенные мероприятия носили четко направленный практический характер. В частности, проведен ряд совместных командно-штабных и тактических учений (тренировок) по предотвращению, локализации и ликвидации последствий террористических актов на ядерных и других объектах, приняты другие меры, призванные обеспечить выполнение этой важной задачи. Но всех нюансов, по вполне понятным причинам, я раскрывать не стану.